Среди нас полмиллиона алкоголиков?

ПО ОЦЕНКАМ Всемирной организации здравоохранения, потребление более 8 литров чистого алкоголя в расчете на душу населения в год ведет к деградации нации. В Беларуси этот показатель за прошлый год составил 13,3 литра легального спиртного, а с учетом самогоноварения, которым в основном занимается деревня, — и все 14—15. Отсюда огромное число разводов из-за пьянства, дети-сироты при живых родителях, падение рождаемости, самоубийства на почве алкоголизма, ранняя смерть, изувеченное здоровье, исковерканные судьбы. Проблема пьянства грозит перерасти в национальную катастрофу. За прошлый год реализация спиртного выросла почти на 10 процентов. Неудивительно, что в стране полно алкоголиков. Количество пациентов, наблюдаемых наркологической службой Беларуси, за 2011 год увеличилось на 0,5 процента и составило 286310 человек (среди них больных алкоголизмом 178608 человек). А сколько людей не попало в поле зрения наркологов? Специалисты утверждают, что не менее полумиллиона белорусов имеют серьезные проблемы с употреблением спиртного. Так что пора основательно браться за решение проблемы пьянства.

Можно ли бороться с пьянством, увеличивая продажу спиртного...

ПО ОЦЕНКАМ Всемирной организации здравоохранения, потребление более 8 литров чистого алкоголя в расчете на душу населения в год ведет к деградации нации. В Беларуси этот показатель за прошлый год составил 13,3 литра легального спиртного, а с учетом самогоноварения, которым в основном занимается деревня, — и все 14—15. Отсюда огромное число разводов из-за пьянства, дети-сироты при живых родителях, падение рождаемости, самоубийства на почве алкоголизма, ранняя смерть, изувеченное здоровье, исковерканные судьбы. Проблема пьянства грозит перерасти в национальную катастрофу. За прошлый год реализация спиртного выросла почти на 10 процентов. Неудивительно, что в стране полно алкоголиков. Количество пациентов, наблюдаемых наркологической службой Беларуси, за 2011 год увеличилось на 0,5 процента и составило 286310 человек (среди них больных алкоголизмом 178608 человек). А сколько людей не попало в поле зрения наркологов? Специалисты утверждают, что не менее полумиллиона белорусов имеют серьезные проблемы с употреблением спиртного. Так что пора основательно браться за решение проблемы пьянства.

Пьют, потому что дешево?

Есть много ответов на вопрос, почему люди много пьют. Начнем с того, что им это предлагают. И делают все более изощренно. Для начала возьмем рекламу. Пиво по телевизору льется рекой. А ведь этот напиток не такой уж безобидный, как кажется на первый взгляд. Не случайно специалисты все чаще начинают говорить об увеличении числа людей, страдающих пивным алкоголизмом.

— На одну из призывных комиссий, — рассказывает главный нарколог Минздрава Сергей Осипчик, — явился молодой человек с ярко выраженными желтыми покровами кожи. При обследовании печень у него оказалась огромных размеров. Когда этого призывника расспросили об образе его жизни, то оказалось, что последние два года он ежедневно выпивал 4—5 литров пива.

Формально реклама крепких спиртных напитков запрещена. Но их производители находят обходные пути. Вот один из них. Заводы по производству алкоголя начинают выпускать минеральную воду под брендом, аналогичным водке. Неужели не понятно, что делается это лишь с одной целью: в рекламе на телеэкранах и в газетах напомнить людям о своем товарном знаке. Так может, учитывая ситуацию в стране со злоупотреблением спиртными напитками, запретить рекламу любых из них, даже слабоалкогольных?

Далее — цена. Я как-то подсчитал, сколько водки можно было купить со среднемесячной зарплаты в советское и в наше время. Оказалось, что сейчас — в три раза больше. С каждым годом «горькая» становится все доступнее.

Во всем мире признают самой успешной борьбу с пьянством в скандинавских странах. Во-первых, там спиртное очень дорогое. Во-вторых, продается оно не на каждом углу, как у нас.

— Я был в Швеции, — рассказывает главный нарколог Минздрава Сергей Осипчик. — Там в продовольственных магазинах можно купить лишь пиво с содержанием алкоголя до 3,5 процента. А все что покрепче — в специализированных торговых точках. Работают они лишь до 19 часов, в воскресенье — выходной. И такие магазинчики не в шаговой доступности. Нужно потратить немало времени, чтобы до них добраться. А у нас спиртное в каждом магазине, где занимает нередко до 20 процентов торговых площадей.

Во времена Горбачева было введено ограничение на продажу спиртного до 21 года. После распада СССР эту норму тихонько забыли, и сейчас у нас алкоголь продается с 18 лет. Между тем во многих странах 21-летний барьер сохраняется. Почему он нужен?

— До 21 года человек формируется как личность, — утверждает главный нарколог Минздрава Сергей Осипчик, — у него создаются многие нормы поведения. И за эти три дополнительных года у молодого человека смогут сформироваться интересы, не связанные с алкоголем. Поэтому Министерство здравоохранения уже не раз выступало с инициативой о запрете продажи спиртного лицам, не достигшим 21 года.

В прошлом году в некоторых районах страны стали запрещать продажу плодово-ягодных вин, которые в народе называют «чернила». Местные власти посчитали, что дешевизна такого вида алкоголя провоцирует пьянство. А что думают по этому поводу специалисты?

— Имеет значение не только невысокая цена этих вин, — утверждает заведующий наркологическим отделением для лечения и реабилитации лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ, РНПЦ психического здоровья Вячеслав Петров. — Их не случайно называют низкокачественными. Они ведь содержат не только фруктовый сок и этиловый спирт. Там есть много различных примесей. Поэтому, кроме алкогольного опьянения, они вызывают прямое токсическое поражение нервной системы, печени, головного мозга и других жизненно важных органов.

Не дурак? Пей водку!

Специалисты утверждают, что именно стрессы, которые подстерегают нас на каждом шагу, провоцируют чрезмерное употребление алкоголя. И люди ищут утешения в спиртном, но нередко находят погибель. Алкоголь является самым доступным успокоительным средством и действительно снимает стресс, но затем у многих наступает жестокая зависимость от него.

И вот здесь возникает закономерный вопрос: а есть ли альтернатива алкоголю? Да, говорят специалисты. На Западе продвинутые люди уже давно решают свои проблемы с помощью психологов, психотерапевтов, психоаналитиков. Те всегда подскажут пути выхода из личного кризиса и лекарства необходимые пропишут.

В Беларуси пока иной, еще советский, менталитет. И если человек обращается к психотерапевту, то на массовом уровне воспринимается, что он дурак. Поэтому лучше быть не дураком и посещать водочный отдел магазина. Так и поступил один мой знакомый после смерти жены. Целый год он заливал горе спиртным. Это закончилось потерей работы и наркологическим отделением больницы. А ухватись он за альтернативу, о которой говорилось выше, судьба сложилась бы по-иному.

Так может, настало время менять замшелый менталитет? Живем же в ХХI веке! И, вероятно, начинать надо со школы. Уже там объяснять, что придется сталкиваться в жизни со сложностями, неприятностями, стрессами. И на конкретных фактах показывать, к чему приводит тяга к алкоголю.

Чем измерить слезы жен и матерей?

Противники сокращения продаж алкоголя утверждают, что их снижение приведет к уменьшению поступлений в бюджет. По мнению специалистов, это заблуждение. От злоупотребления алкоголем страдает здоровье нации в целом. Треть  дорожно-транспортных происшествий, в том числе и с человеческими жертвами, происходит по вине нетрезвых водителей. Число разводов в семьях по причине пьянства и алкоголизма в 12 раз выше, чем по иным мотивам. Продолжительность жизни алкоголиков на 10—12 лет ниже, чем у других социальных групп. Это и неудивительно, ведь недуг поражает центральную и периферическую нервные системы, мозг, вызывает заболевания печени, сердца, желудочно-кишечного тракта. Четверть пациентов психиатрических клиник страдает расстройствами, вызванными злоупотреблением алкоголя.

Вот и выходит, что казна сегодня получила дополнительные акцизы от увеличения продажи алкоголя, а завтра еще больше потратила на лечение последствий пьянства. Более того, злоупотребляющие алкоголем оттягивают на свое лечение средства, которые можно было потратить на обычных больных.

К тому же убытки от злоупотребления алкоголем часто не поддаются учету.

— Кто сможет подсчитать, насколько спиртное сокращает среднюю продолжительность жизни белорусов? — задается вопросом Вячеслав Петров. — Какой мерой можно измерить количество слез, пролитых женами и матерями алкоголиков? А ведь это оборачивается нередко нервными заболеваниями.

Как следует относиться к такому понятию, как «культура пития»? Некоторые наркологи вообще не приемлют такого выражения. Другие считают, что белорусам это не подходит, так как мы на генном уровне не умеем пить.

Главный нарколог Министерства здравоохранения Сергей Осипчик по этому поводу высказался так:

— Культура пития — это очень скользкий и спорный термин. Плохо то, что большая часть алкоголя в нашей стране реализуется бутилированным. Люди много пьют дома или, что еще хуже, в подвалах и гаражах. Это значит, что употребление спиртного в незначительной степени связано с культурным времяпрепровождением. Поэтому можно отчасти согласиться с мнением тех специалистов, которые считают, что выпивка, скажем, в ресторанах способствует меньшей алкоголизации общества.

Добровольно или принудительно?

Нередко возникают дискуссии по поводу так называемого добровольно-принудительного кодирования. Злоупотребляющих алкоголем ставят перед альтернативой: кодирование либо увольнение с работы, лишение родительских прав или отправка в ЛТП. При этом нередко предприятия, особенно сельскохозяйственные, даже берут на себя затраты на эту процедуру.

Такой подход, например, практикуется в Оршанском районе, где сотрудники РОВД вместе с председателями сельских и поселковых Советов собирают злоупотребляющих алкоголем на сеансы известного психотерапевта Дмитрия Сайкова. Недавно там были одновременно закодированы 75 сельчан.

А за три года, в течение которых Сайков сотрудничает с правоохранительными органами Витебской области, по инициативе УВД этого региона более полутора тысяч человек прошли через кодирование. Дмитрий Сайков считает, что для решения проблемы алкоголизма необходимо использовать административный ресурс, поскольку общество должно заботиться о своих гражданах. «Уместно ли в таких случаях говорить о принуждении, если алкоголику дается шанс на спасение? — задает риторический вопрос психотерапевт. — Важно, что человек на какое-то время цепляется за трезвый образ жизни. Проходит месяц-два без алкоголя, и он начинает себя уважать, к нему растет доверие окружающих. Когда эти люди приходят к нам на контрольную явку через полгода, они искренне благодарны и нам, и милиции, которая их, может быть, где-то заставила закодироваться. В результате у человека появляется желание сохранить трезвость. Многие в случае срывов приезжают на повторное кодирование без какого-либо нажима со стороны милиции».

— Кодирование имеет право на жизнь, — утверждает заведующий наркологическим отделением для лечения и реабилитации лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ, РНПЦ психического здоровья Вячеслав Петров. — Некоторым категориям людей оно действительно нужно и помогает им. Но кодирование не всегда эффективно, потому что поставлено на поток. Представляет собой что-то вроде конвейера. А в этом случае нет индивидуального отношения к человеку, который нуждается в лечении. Ведь кодирование — это психотерапевтическая методика, основанная на внушении. А она должна быть направлена на конкретную личность, а не на безликую массу. Некоторые пациенты по несколько раз кодируются, а все равно продолжают пить. Как и при других методах лечения, здесь важна мотивированность самой личности на трезвую жизнь, а не то, что ее к этому принуждают.

Прошлое и настоящее

27 лет назад в СССР развернулась невиданная для того времени борьба с пьянством. Алкогольные напитки начали продавать с 14 часов, цены на них увеличили чуть ли ни в два раза. Административными методами сократили производство всех видов алкоголя. В магазинах появились очереди, затем спиртное стали продавать по талонам. Результатом той борьбы стало заметное уменьшение алкоголизации общества. Улучшилась обстановка в семьях. Меньше стало суицидов. Выросла продолжительность жизни. Правда, у той антиалкогольной кампании были и негативные последствия: рост самогоноварения, отравления техническими спиртосодержащими жидкостями и многое другое. Поэтому сейчас никто не призывает бороться с пьянством горбачевскими методами. Но взять на вооружение некоторые ограничительные меры той кампании было бы совсем не лишним.

В нашей стране принята Государственная программа национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма на 2011—2015 годы. Уже третья по счету. Одни положения предыдущих программ выполнены, другие — нет. Но давайте посмотрим правде в глаза. О каком преодолении пьянства и алкоголизма можно говорить, если потребление абсолютного алкоголя на душу населения за прошлый год выросло почти на 10 процентов, а крепких напитков — на 18? К 2015 году госпрограмма предусматривает снижение реализации алкоголя до 10,5 литра на человека. Но если не принять радикальных мер по борьбе с этим злом, последняя цифра так и останется благим пожеланием.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?