Специальный репортаж

Если мир - то прочный, если война - то условная За последние месяцы мы настолько привыкли к "камуфляжным" ТВ-картинкам, демонстрирующим нам во всех ракурсах силу и мощь антииракской коалиции, что незаслуженно подзабыли о людях в погонах с эмблемами белорусских Вооруженных Сил.
Если мир - то прочный, если война - то условная

За последние месяцы мы настолько привыкли к "камуфляжным" ТВ-картинкам, демонстрирующим нам во всех ракурсах силу и мощь антииракской коалиции,

что незаслуженно подзабыли о людях в погонах с эмблемами белорусских Вооруженных Сил. Между тем без особого шума, громких "пиар"-акций и заявлений наши военные продолжают ежедневно совершенствовать свою боевую подготовку. И побывав на днях на полигоне "Доманово", где проходили тактические учения с боевой стрельбой группировки войск ПВО Западного оперативного командования, а также на авиабазе в Березе, репортеры "СБ" в очередной раз удивились. Как известно, армия у нас профессиональная лишь отчасти, но все увиденное нами убеждало - таких "профи" (в том числе и рядовых-срочников) в других армиях мира еще поискать!

Дело техники и человеческий фактор

...Авианалет противника, пусть даже условный, - зрелище жутковатое. Откуда-то из-за леса появляются и медленно надвигаются на тебя красные точки. Они все ближе и ближе... Медленно выдвигаются из укрытий боевые машины зенитно-ракетной бригады. Офицеры на наблюдательной вышке поясняют: "Сейчас вы увидите в действии наш "стингер" - переносной зенитно-ракетный комплекс "Игла". А вон там - зенитно-ракетная установка ЗУ-23-2. Там - боевая машина "Стрела-10". Это знаменитый зенитный пушечный ракетный комплекс "Тунгуска"... Это - радиолокационная станция..." Остается только догадываться, что чувствуют зенитчики, затаившиеся в ожидании цели. На огромном полигоне - тишина. И вдруг: оглушительное шипение, красная лента, несущаяся ввысь, и вспышка! Цель поражена!

- Наши учения максимально моделируют условия тех военных конфликтов, которые происходят сейчас в мире, - рассказали руководитель учений заместитель командующего войсками Западного оперативного командования полковник Иван Гордейчик и начальник штаба ПВО Западного оперативного командования полковник Юрий Соболев. - Мы проводим реальные боевые пуски, отражающие авианалет противника в условиях радиоэлектронных помех. И хочется отметить добротную подготовку расчетов нашей группировки ПВО. Предварительная оценка: "хорошо".

Стрельбы на полигоне "Доманово" подвели итог полуторамесячного полевого выхода группировки войск ПВО. Все это время солдаты и офицеры жили в палатках среди леса. Спрашиваем у выстроившихся возле машин зенитчиков о здешнем житье-бытье. Ребята отвечают, что кормят хорошо, здоровы. Говорят, как научили? Показуха? Мы, репортеры, привыкли все перепроверять и устроили дегустацию блюд полевой кухни - что ж, без изысков (тушенка, перловка), но сытно. В рационе - салаты, яблочный сок. Да и лица у солдат явно не изможденные - парни все, как на подбор, рослые, крепкие. Камуфляж у многих - не хуже, чем у тех же британцев. Возле одной из боевых машин замечаем офицера в танковом шлеме и с... сотовым телефоном. Вообще, пиликанье "мобильников" на полигоне - дело обычное.

(Окончание на 2-й стр.)

Разбогател нынче солдат? Да нет, поясняют срочники, в зависимости от должности деньги получаем символические - от 9 до 13 тысяч рублей. Другое дело - родители помогают, пересылают по почте.

Глянцевая картинка, скажете? А как же "дедовщина", землячество, другие позорные явления в нашей армии? Об этом, мол, много говорят и пишут... Пытались разведать у солдат и мы: "дембеля" "духов" не обижают? Парни удивлялись: "Знаем по рассказам старших друзей, что раньше в армии все это было. Но какие могут быть "дедовщина" или землячество, если все мы здесь - земляки. Кто же будет над соседом издеваться? Да и времени на эти игрушки нет - много работаем, а в выходные - увольнения. И отпуска часто дают. Хотя... скорее бы домой!"

И все-таки не получилось "глянцевой картинки" - среди бодрых парней, оживленно обсуждающих прошедшие учения, мы увидели одного грустного - солдат-срочник уезжал на "санитарке" в санчасть. Служивый так хотел побыть на полигоне еще, но приказ есть приказ: с ангиной в лесу делать нечего. "Скрывал, что болен, несколько дней. Говорит, что стыдно во время учений болеть", - пояснили офицеры...

Количество взлетов должно равняться числу посадок

Странно смотрится пограничный столб за сотню километров от границы. Но такой, может быть, единственный в своем роде, есть в Березе, на летном поле 927-й истребительной авиационной базы. Каждый раз на воинском разводе здесь звучит гимн страны, вздымается Государственный флаг и подается команда: "На охрану воздушных рубежей государственной границы Республики Беларусь заступить!"

С командиром базы полковником Валерием Гольяновым идем к МиГам, стоящим неподалеку. Интересуюсь, каковы нормы времени, отпущенные на то, чтобы белорусский истребитель поднялся в воздух. "Не ниже, чем натовские", - уклончиво отвечает полковник, и становится понятно, что лишние вопросы здесь неуместны. Березовская авиабаза сегодня является западным форпостом не только ВВС и ПВО белорусской армии, но и оборонительного комплекса Российской Федерации, проходящего в непосредственной близости от восточной границы НАТО. Близость эта может стать еще более ощутимой, если, как планируется, натовцы разместят свои авиачасти на военном аэродроме вблизи польского городка Бяла-Подляска, что в 30 километрах от Бреста...

В такой ситуации значение березовского форпоста понятно даже домохозяйке. Поэтому вопрос о боевой готовности авиабазы весьма актуален. Впрочем, решается он сейчас неплохо - благодаря тому, что в прошлом году на государственном уровне был улажен вопрос обеспечения МиГов топливом. Раньше его катастрофически не хватало. Сегодня делается все, чтобы его было столько, сколько необходимо для налета пилотами установленной нормы часов. Молодым летчикам нужно летать больше, чтобы повышать свое мастерство. Таким асам, как полковник Игорь Житков, подполковник Игорь Полещук, и другим - меньше: чтобы его поддерживать.

Но асы один за другим уходят из военной авиации. Профессионалы летают до тех пор, пока позволяют возраст и здоровье. Приходит молодежь - выпускники Военной академии. К сожалению, по мнению руководства авиабазы, к полетам на боевых истребителях они не готовы. У белорусской школы высшего пилотажа нет технической базы для солидной подготовки курсантов. Молодых лейтенантов приходится практически учить летать заново. Пока что учителей на базе хватает. Но что будет завтра? И об этом нужно думать уже сегодня, пока "старики" еще остаются в строю...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?