Спешите делать добро

Люди и время глазами Леонида Екеля. Валерий Константинович Шелег

Когда я слышу горькое сетование на то, что жизнь прожита, а вспомнить нечего, мне жаль таких людей. Годы их жизни не были наполнены чувствами, а значит, для души остались пустыми. И солнце для них не сияло на небе, и звезды не мерцали в ночи, а лишь моросил серый дождь, смывая краски жизни...


В памяти Валерия Шелега живет все. И душа его полна воспоминаниями, как глубокий колодец родниковой водой... Ему было четыре года, когда не стало отца. Рядовой Константин Шелег получил в бою тяжелое ранение в ногу. Оперировали солдата в полевых условиях. Ногу отрезали пилой. И когда он пришел в себя и вместо ноги нащупал пустоту, его сознание обожгла мысль: «Кому я такой нужен?» Из госпиталя написал родным, что домой не вернется. Просил о письме не говорить жене. Кто ж такое будет таить? И полетело письмо от Надежды к мужу в госпиталь. В нем было немного слов, да и те размыты слезами. Но такие письма читаются не глазами, а сердцем.

Не инвалида семья встретила, а героя. Только вот после победы суждено было Константину Степановичу пожить на белом свете всего 5 лет. Горькая доля вдовы, матери троих детей, не сломила Надежду Онуфриевну. Весь смысл ее жизни, все ее помыслы и желания сводились к одному: поставить на ноги детей (пройдет немало лет, прежде чем Валерий спросит у мамы, почему она не вышла замуж. И услышит в ответ: «Боялась, чтобы вам не стало хуже»).

Жила их семья в бараке, построенном после войны пленными немцами, на минской улице Кузьмы Чорного. Мама работала уборщицей в Доме печати. В пять утра уже уходила из дому. За свой труд получала каких–то 50 рублей. Как можно питаться за такие деньги семье из четырех человек — уму непостижимо. А ведь детей надо было еще одеть–обуть...

Почти в каждой комнате в бараке была радиоточка. Радио не выключали ни на минуту. С гимном просыпались. Под гимн ложились спать. Валерий был дома один, когда леденящий душу голос Левитана сообщил, что перестало биться сердце Иосифа Виссарионовича Сталина. Валерий зарыдал. В тот день плакали многие. И толпой, и в одиночку. Казалось, огромная страна со всеми ее пределами погрузилась в затмение. И никому не ведомо, когда опять выглянет солнце...

Открывая замок жизни моего героя ключом своей собственной, как будто заглядываешь не в чужую, а в свою душу. И от того она как родная...

У каждой жизни есть архитекторы. Да, они бывают разные. Одним с ними повезет, а другим — не очень. Валерию Шелегу повезло по–настоящему. В минской средней школе № 49, где он учился, был сильнейший педколлектив. Высочайший профессионализм и сердце, способное детей любить и сострадать им, — вот чем отличались педагоги школы. Учительница русского языка и литературы приглашала ребят к себе домой на чай. Непринужденный разговор за чаем, выходивший далеко за рамки школьной программы, оставлял в душе такой след, что не стерли его ни годы, ни расстояния. Школьные учителя знали, что управлять детскими душами нельзя. Им можно давать только советы. И они умели это делать.

Валерий Шелег учился в пятом классе, когда к ним на урок физкультуры пришел тренер из ДСО «Красное знамя». Отобрал несколько ребят в детскую школу спортивной гимнастики. Валерий был в их числе. Все у парня складывалось наилучшим образом. Валерий получил первый разряд по спортивной гимнастике. Мог стать кандидатом в мастера спорта. Но случилась беда: сильно повредил руку. И пришлось со спортом распрощаться. Тренер по–отечески относился к Валерию. Да и он в нем души не чаял. Видя, как его воспитанник мучительно переживает случившееся, тренер был готов подставить и плечо, и душу свою... Он убедил Валерия поступать в Белорусский политехнический институт. По его словам, только там можно получить настоящую профессию. В приемную комиссию они направились вместе. По дороге определились с факультетом. Может быть, в выборе вуза и факультета сыграла свою роль случайность. Но все–таки это был выбор. И стал Валерий Шелег студентом машиностроительного факультета БПИ.

Абсолютно совершенные люди — миф, выдумка. В реальной жизни они не существуют, да и, пожалуй, надобности в них нет. Но нет и людей, совершенно лишенных достоинств. А вот дела людей совершенными могут быть...

Валерий Шелег еще в юности осознал, что характер — не данность от рождения, а наработки самовоспитания. А оно во многом зависит от того, сколько человек получает человечности. Да, чтобы стать личностью, необходимо меняться. Но чтобы оставаться ею, надо быть неизменным...

Валерия не обуревали сомнения в правильности выбора профессии. Машиностроение — это колоссальный кругозор. Это поток знаний, который вызывал у него желание не просто применить их на практике, а будил его творческую мысль. Зарождал в душе пока еще не совсем четкое и ясное видение своего предназначения.

К учебе Валерий относился с огромной ответственностью. Для него было чуть ли не катастрофой, когда по болезни пропускал занятия. Обладая прекрасной памятью, мог взглянуть на конспект и все запомнить слово в слово. А еще он имел необычайное чутье и склонность к изучению иностранных языков. В школе английский преподавала Тамара Ивановна Тумилевич. И делала она это талантливо. Во всяком случае, школьная база знаний иностранного языка отличалась такой основательностью (хорошо преподавали иностранный и в вузе), что Валерий Константинович мог свободно разговаривать на английском.

В 80–е годы Валерий Шелег десять месяцев стажировался в Словении. За это время он выучил язык и прочел свой 30–минутный доклад на словенском. Валерий дважды поразил своих коллег–ученых — и знанием их родного языка, и глубоким содержанием доклада.

У таланта много граней. А у каждой из них — свой отблеск. Порой настолько неожиданный, что так и хочется спросить у его обладателя: «Откуда у тебя это берется?»

У Валерия не было возможности заниматься музыкой. Однако музыка сама нашла парня и взяла его в оборот. Валерий освоил гитару. «Для себя», — объяснил он друзьям. Но вскоре научился играть настолько виртуозно (за что бы ни брался Валерий Шелег, он всегда стремился достичь совершенства), что ничем не уступал профессиональным музыкантам. В политехническом институте был свой вокально–инструментальный ансамбль «Три плюс два». У студентов он пользовался огромной популярностью. Руководитель ансамбля Юрий Тананыкин пригласил Валерия в свой ансамбль и ни разу не пожалел об этом.

Каждый концерт ВИА «Три плюс два» как страница музыкальной летописи ансамбля. А вот турне в конце 60–х по стройотрядам, работающим в Коми АССР, — ее золотая глава. Руководство «Печерстроя» выделило музыкантам специальный вагон, который стал для них и штабом, и домом. Их вагон цепляли к составу, и по тундре, по железной дороге они колесили от Ухты, Печоры и до Воркуты. И везде, где дислоцировались студенческие стройотряды, давали концерты. За два месяца — 53 выступления. Иногда концерты длились по 3 часа. От медных струн на пальцах образовались мозоли. Но когда они видели, как расцветали улыбками лица их сверстников, когда их обнимали и с благодарностью пожимали им руки, они понимали, что подарили людям радость. А что может быть лучше и прекраснее такого подарка!

Звонкоголосой песней отзвенели студенческие годы. И пришло время воплощать полученные знания в конкретные дела. Распределили Валерия Шелега в 1969 году в СКБ завода автоматических линий. Начинал он трудовую деятельность инженером–конструктором II категории. Все ладилось у молодого специалиста. Следуя правилу, чем бы ты ни занимался — делай это профессионально, он почувствовал свое место среди людей. Он доверял им. Проявлять доброту к людям для него такое же естественное состояние, как и дышать кислородом. И надо спешить делать добрые дела. Жизнь ведь такая короткая...

Не рассчитывал, не планировал Валерий Константинович встретиться с руководителем отделения Проблемной лаборатории порошковой металлургии БПИ Петром Александровичем Витязем. Но эта встреча произошла в 1972 году и изменила всю его жизнь. Без преувеличения можно сказать, что порошковая металлургия стала судьбой Валерия Шелега.

Итак, Проблемная лаборатория порошковой металлургии БПИ... За короткое время Валерий Константинович вырос до старшего научного сотрудника. А через пять лет возглавил в Институте порошковой металлургии научную лабораторию.

Уже первые научные работы Валерия Шелега, помимо новизны и оригинальности, содержали немало ценного для применения на практике. В 1978 году Валерий Константинович защитил кандидатскую диссертацию, а через 11 лет — докторскую. Пройдет еще два года, и ему будет присвоено ученое звание профессора по специальности «Порошковая металлургия и композиционные материалы». Он станет членом–корреспондентом Национальной академии наук Беларуси.

По своему характеру Валерий Константинович — созидатель. Живет он и действует так, как подсказывает совесть. Ни под кого не подстраиваясь, никому не угождая. Трудности встречает лицом к лицу и мужественно их преодолевает.

Людям с такими свойствами жить непросто. Но, может быть, и правда Валерий Константинович родился под счастливой звездой. И она ведет его по жизни. Во всяком случае, карьера не поворачивалась к нему спиной. Валерий Шелег был заместителем директора НИИ порошковой металлургии, возглавлял Институт сварки и защитных покрытий. Работал он первым заместителем генерального директора Белорусского государственного концерна порошковой металлургии. А с 2002 года — генеральным директором. Как раз в эти годы на Молодечненском заводе порошковой металлургии и было организовано промышленное производство тепловых труб с капиллярно–пористой порошковой структурой и теплоотводов на их основе. Создание нового типа высокоэффективных теплопередающих устройств вывело нашу страну в мировые лидеры по их промышленному освоению. Подобные изделия производятся только в Японии и США.

Валерий Константинович опубликовал 744 работы. Он — автор 22 монографий и 7 учебных пособий. А практические разработки защищены 279 авторскими свидетельствами и патентами. Под его руководством подготовлены 5 докторов и 10 кандидатов технических наук.

Валерий Шелег — лауреат Государственной премии БССР. Премий Совета Министров СССР, Национальной академии наук и Ленинского комсомола Белоруссии. Ему присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Республики Беларусь».

Но выше всех ученых титулов и всевозможных наград Валерий Константинович ценит самую простую и насущную любовь к студентам. Вот она и есть для него главное доброе дело. «Есть преподаватели, — скажет он, — которые студентов за людей не считают. Они жить не могут, если не добьются отчисления нескольких студентов. Какими бы знаниями они ни обладали, но коль нет у них способности любить и уважать студентов, нет сострадания к ним, значит, с такими преподавателями нам не по пути».

Вот уже 12 лет Валерий Константинович Шелег возглавляет кафедру «Технология машиностроения» БНТУ. К портрету ученого, практика, организатора и руководителя добавились очень важные штрихи: учителя и воспитателя.

А для меня лицо Валерия Константиновича — портрет доброты и любви к людям. Причем один к одному.

Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Натали, 55, Минск
«Есть преподаватели, — скажет он, — которые студентов за людей не считают. Они жить не могут, если не добьются отчисления нескольких студентов. Какими бы знаниями они ни обладали, но коль нет у них способности любить и уважать студентов, нет сострадания к ним, значит, с такими преподавателями нам не по пути». Ну уж, извините, дорогие, если вы о себе, то ладно, но ... Да, каждое множество имеет пустое подмножество. И что? Видимо, у автора этих слов, есть в окружении такие преподаватели (пустое подмножество), о которых он и говорит. Но зачем в центральной печати такой "камень" кидать в тех, кто несет груз ответственности за образование нашего подрастающего поколения и выполняет свой профессиональный долг со всей ответственностью. Печально, читать такое..
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?