Спаси меня, если сможешь

Как журналист "Р" училась спасать людей

А вы сможете сделать пострадавшему непрямой массаж сердца или перевязать кровоточащую рану? Летом медики традиционно фиксируют большее количество травм. Но готовы ли мы, обычные люди, в экстренной ситуации спасти человека и при этом не упасть в обморок при виде крови? Корреспондент «Р» посетила мастер-класс первой помощи при Белорусском обществе Красного Креста, а заодно обсудила психологические моменты спасения.

Впервые свои теоретические познания Оксане Дуденас пришлось применить, когда ее шестимесячная дочка откусила крохотный кусочек яблочка и подавилась.

Зацелованная Анна

Передо мной молодая женщина. Дыхания у нее нет. Пульс отсутствует. Ее только что вытащили из воды. Счет идет на секунды. Сердце колотится, сознание пытается судорожно вспомнить информацию: «Так, сколько нужно сделать вдохов, а сколько нажатий на грудную клетку и как правильно расположить ладони?»

Я нахожусь в кабинете, где проводят курсы первой помощи при Минской городской организации Белорусского общества Красного Креста (БОКК). В этой ситуации меня успокаивает лишь одна мысль: все это происходит понарошку. Передо мной не живая женщина, а лишь бездушный резиновый манекен, пусть и весьма реалистичный.

Оксана Дуденас, главный специалист Минской городской организации БОКК, тренер по первой помощи, берет в руки «резиновую даму»:

— Это Анна. Между прочим, так звали и первый в мире манекен, на котором отрабатывают навыки спасения. Лицо Анны было создано на основе посмертной маски утопленницы, которую выловили из Сены в конце 1880-х годов. С тех пор сотни миллионов людей во всем мире научились технике реанимации благодаря ей. Кстати, это лицо считается самым «зацелованным» в мире.

Тренер с трудом вытаскивает огромную сумку, открывает замок, а там —десять голов-манекенов:

— Каждому слушателю курса выдаем по такому. Все должны не только в теории понять, как делать сердечно-легочную реанимацию, но и провести ее самостоятельно. Работаем по принципу: 30% — теории, 70% — практики.

Впервые свои теоретические познания Оксане Дуденас пришлось применить, когда ее шестимесячная дочка откусила крохотный кусочек яблочка и подавилась. Девочка стала задыхаться. Оксана на кукле-младенце показывает, что пришлось делать в тот момент: она ловко переворачивает ее в воздухе, укладывает на руку животом вниз и делает аккуратный, но уверенный хлопок по спинке. Таким методом она спасла тогда дочь. Девочка сделала вдох и закричала.

Для наглядности инструктор по первой помощи Юлия Книга показывает, как правильно реанимировать взрослого пострадавшего. Она наклоняется над манекеном и с силой делает вдох. Грудная клетка куклы поднимается вверх — манекен «дышит». Два вдоха и тридцать нажатий на нижнюю треть грудной клетки. Три таких подхода — и надо оценивать состояние. Пытаюсь повторить. У манекена прощупываются ребра, под силой рук опускается грудная клетка. Все выглядит очень уж реалистично. Однако манекену гораздо проще сделать искусственное дыхание. Нежели, скажем, случайному прохожему, потерявшему сознание на улице. В спасении много психологических нюансов, обращает внимание Оксана Дуденас:

— На курсах мы объясняем, что чувство брезгливости — это нормально. У человека могут быть рвотные массы, пена изо рта. Не можешь себя перебороть — просто качай сердце. У меня был случай, когда, только делая массаж сердца, я спасла жизнь незнакомой женщине.

В спасении важно не навредить, подчеркивают тренеры по первой помощи. Таблетки, инъекции, жесткие шины — все это надо оставить профессионалам-медработникам.

Среди кукол для обучения есть торс мужчины, ребенка лет шести и младенца — на каждом из них слушатели курса отрабатывают свои техники реанимации.

Урок внештатной ситуации

Базовый курс первой помощи в БОКК рассчитан на 8—16 часов. За это время участники проходят десятки тем: непроходимость дыхательных путей, ранения, кровотечения, инсульты, инфаркты, травмы, обмороки, укусы… Заключительный этап — экзамен. Чтобы понять, как он проходит, Оксана и Юлия просят меня выйти за дверь. Ничего не понимая, выхожу, а когда минут через десять появляюсь на пороге, теряю дар речи. Передо мной Оксана, у которой на руке зияет огромная рана. Кровь, ошметки кожи, осколок стекла. Одним словом, зрелище не для слабонервных.

— Это грим, — с порога предупреждает она. Оказывается, на каждом экзамене экстренная ситуация воссоздается не только на словах. Учебную группу делят на три части. Одну просят выйти из помещения, вторая часть становится «жертвами происшествия», а третья — наблюдателями. Оксана показывает фото с экзаменов, а у меня холодеет кровь. Оторванные пальцы, зияющие раны, обугленная кожа. Когда группа возвращается, первая реакция, как и у меня, шок. Зато сразу становится понятно, как человек реагирует на ситуацию.

На практике здесь учат следовать алгоритму. Он прост — всего пять пунктов. Осмотреться. Оценить состояние пострадавшего. Вызвать медиков. Оказать первую помощь. Потом снова оценить самочувствие. Участники инсценировки должны максимально справиться с заданием. А третья часть группы — оценить, как действуют их одногруппники, заметить ошибки. После преподаватели и все участники проводят анализ качества оказания помощи.

— Кровь совсем как настоящая, — рассматриваю рану.

— Это бутафория, но действительно выглядит реалистично, — Оксана Дуденас протягивает тюбик с «кровью». — А эффекта раны добиваемся с помощью… теста. Да, не удивляйтесь. Его рецепт узнала от французских коллег. И теперь держу его в секрете.

Тренер достает контейнер с тестом. В нем — масса цвета человеческой кожи. С помощью него можно «слепить» углубления, глубокие порезы, ожоги.

Зато после таких «уроков» проще не растеряться в реальной внештатной ситуации. Хотя специалисты говорят, что привыкнуть к ним нельзя. «Человек стал свидетелем обморока и сам впал в ступор — это нормальная реакция, — успокаивает тренер. — Мы не супермены. Но если есть шанс помочь, надо попытаться». Оксана вспоминает, как впервые делала непрямой массаж сердца на живом человеке. Спина деревенела, руки не слушались, слезы катились градом, пот стекал струйками. Реанимирование — тяжелая работа. Достаточно сделать минуту и понять, что это ничуть не легче, чем разгрузить вагон кирпичей. Кстати, Оксана Дуденас аптечку с собой не носит:

— Даже на тренингах мы не предлагаем слушателям перевязывать раны бинтами. Скажите, вот кто носит в сумочке такое? Используем одежду, подручные материалы, а вместо перчаток — обычные пакеты или файлы.


Точки первой помощи

Только за прошлый год в Минской городской организации БОКК обучились 507 человек. В Минске есть еще несколько точек, где можно пройти курсы первой помощи. Например, на базе медуниверситетов в Минске и Витебске готовы оказывать услуги по обучению населения. МЧС организует подобные занятия. Все эти курсы платные. В БОКК занятия бесплатные, но они все же больше ориентированы на собственные организации и корпоративных клиентов. Хотя при желании можно записаться любому из нас. Другое дело, что придется подождать — есть очередь.

Возвращаясь с мастер-класса, я прокручивала в голове недавнюю ситуацию с Екатериной Исаеней из Солигорска  — о ней рассказали практически все СМИ. А прославилась она тем, что вытянула из воды тонущую девочку. Екатерине уже три раза приходилось бороться со смертью, спасая людей. Она не медик, но может и искусственное дыхание сделать, и непрямой массаж сердца. А почему бы и каждому из нас не освежить навыки оказания первой помощи? Только пусть эти знания нам не пригодятся.

azanovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?