Спасенная святыня. Стрела попала под правый глаз Божьей Матери, и произошло невероятное - нападающие ослепли

Известный писатель, Герой Социалистического Труда, лауреат государственных премий Борис Полевой многие годы был председателем советского фонда мира.Так уж получилось, что мне, как заместителю председателя Белорусского отделения фонда, приходилось довольно часто встречаться с Борисом Николаевичем. Запомнились встречи на конгрессах, конференциях и пленумах, но в особенности неофициальные - в купе поездов, в гостиницах за чашкой чая.
Известный писатель, Герой Социалистического Труда, лауреат государственных премий Борис Полевой многие годы был председателем советского фонда мира. Так уж получилось, что мне, как заместителю председателя Белорусского отделения фонда, приходилось довольно часто встречаться с Борисом Николаевичем. Запомнились встречи на конгрессах, конференциях и пленумах, но в особенности неофициальные - в купе поездов, в гостиницах за чашкой чая. Борис Николаевич был замечательным рассказчиком. Он так образно представлял события, что они навечно врезались в память. Сегодня я хочу рассказать об одной удивительной истории, которую однажды услышал от него. Дело было в начале 1945 года. Красная армия, освобождая Польшу, стремительно приближалась к границам Германии. Подполковник Борис Полевой, военный корреспондент главной газеты страны «Правда», был прикомандирован к 1-му Украинскому фронту и в тот день передавал в Москву свою очередную корреспонденцию. Внезапно его вызвал к себе начальник штаба фронта генерал армии Василий Соколовский. То, что его вызвал начальник штаба, а не, как обычно, член Военного совета генерал-лейтенант Константин Крайнюков (тот, как правило, приглашал корреспондента, а не вызывал), уже говорило опытному журналисту, что произошло что-то чрезвычайное. В комнате начальника штаба было несколько разведчиков, Полевой неоднократно писал об их подвигах и, естественно, знал в лицо. А рядом с ними, смущенные вниманием высокого начальства, стояли два гражданских человека. Командир фронтовой разведгруппы докладывал генералу о том, как недалеко от города Ченстохова они встретили этих поляков, которые настойчиво требовали отвезти их к самому высокому начальнику Красной армии. Наши ребята с известной долей юмора предложили отправить их в Москву к Верховному главнокомандующему - Сталину. Поляки на полном серьезе отказались, утверждая, что у них очень важное и срочное дело, счет идет на часы, а пока доберешься до Москвы, уже будет поздно. Вот так внезапные визитеры и оказались перед генералом армии. Начальник штаба спросил у гостей: - Так что за такое срочное дело у вас, панове? Что случилось? Старший по возрасту поляк начал торопливо объяснять, мешая русские и польские слова: - Беда, очень большая беда может случиться, пан генерал. Фашисты пронюхали, что в нашем костеле спрятана великая польская святыня - древняя икона Матки Боски Ченстоховской. Здесь специальная команда Германа Геринга. Они по всему краю конфискуют исторические и культурные ценности, много реликвий вывезли. А сегодня они должны приехать в костел. Это нам подпольщики сообщили. Спасите икону, пан начальник, это ведь сердце всего народа польского! Василий Данилович на минуту задумался. Он неплохо знал историю и про икону слышал. Даже помнил, что она совершила большое путешествие через Византию и Русь, много веков хранилась в городе Ченстохове и от него свое название получила. Действительно реликвия. И не только польского народа - всего человечества. Надо спасать ее, и тут каждый час имел решающее значение. Он приказал дать разведчикам в подкрепление взвод автоматчиков из охраны штаба и отправить вместе с проводниками на машинах. - Старшим для проведения операции по спасению иконы назначаю… - генерал на секунду запнулся. Почти все старшие офицеры штаба были в войсках. А дело очень ответственное. Его взгляд остановился на корреспонденте «Правды». - Ну что, подполковник, вот вам и дело. Информация сама на перо просится. Будет о чем написать. И не с чужих слов. По машинам! К костелу, который находился на Ясной Горе в городе Ченстохове, успели вовремя. Немецкая команда еще не появлялась. С большими предосторожностями реликвию доставили в штаб фронта. После освобождения города ее торжественно вернули в костел. Борис Полевой на минутку задумался, прищурился, вспоминая подробности того эпизода. - И вы знаете, - добавил он с улыбкой, - по дороге не было никаких приключений. Доехали словно по зеленой улице. Видимо, это Божия Мать побеспокоилась о собственной безопасности… Помню, я тогда усомнился в этом и сказал, что, наверное, разведчики хорошо поработали. Борис Николаевич, все еще находясь во власти воспоминаний, как-то очень по-домашнему сказал: «Не скажите, не скажите. Икона-то не простая - чудотворная. Рассказывать о ней можно часами. Написана она действительно примерно в XI веке в Иерусалиме. Совершив многочисленные путешествия по извилистым путям средневековой истории, икона оказалась в Бельском замке. Вскоре замок подвергся нападению войск татар и ливонцев. Защитой замка руководил посланник польского короля ксендз Владислав Опольчик. Силы были неравные. Стрелы противников роями неслись к замку. Одна из них попала в икону, прямо под правый глаз Божьей Матери. И тут произошло невероятное. Наступающие вдруг ослепли и беспомощно остановились. Ксендз Владислав Опольчик повел свое войско в наступление и уничтожил врагов. Вот какие чудеса происходили. И эта история имела продолжение. По приказу короля Польши икону было решено перевезти в безопасное место - в город Ченстохов. Погрузили икону в карету, а кони словно приросли к земле. Никакими силами не могли возчики сдвинуть их с места. И тут ксендз в сердцах сказал, обращаясь прямо к лошадям: «Неужели иконе лучше быть здесь, подвергаясь опасности? А мы для нее на Ясной Горе специальный костел построили, чтобы до нашей Матки Боски никакой враг не смог добраться». И тут свершилось новое чудо - лошади сами пошли вперед. Вот так икона сама себя спасла и обрела свое постоянное место в городе Ченстохове. И было это в XIV веке». Мы оба помолчали. Полевой в мыслях был в далеком 1945 году, а я, потрясенный этой историей, боялся нарушить установившуюся тишину. Потом Борис Николаевич улыбнулся и с каким-то задором продолжил: «А знаете, меня наградили за этот подвиг. Да-да, наградили - присвоили звание «Заслуженный деятель культуры Российской Федерации». Ведь икона была действительно большой цены. Я уже не говорю о том, что она покрыта золотом и украшена многими драгоценными камнями. Это ценность не только религиозная, но и старинный памятник культуры многих народов, и в первую очередь - польского. Опытные мастера много раз ее реставрировали. Кроме раны, полученной от татарской стрелы, на икону покушались и другие варвары. Один лихой кавалерист даже пронзил ее саблей. На иконе остались отчетливые следы от этих покушений. Жаль, что мне больше не пришлось с ней встретиться. Видел только на иллюстрациях. Слышал, что в Ченстоховском костеле на Ясной Горе ее охраняют, пожалуй, лучше, чем банки. И правильно. Такие ценности беречь надо.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости