Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Социолог Сергей Борисов: грамотно выстроенная интеграция укрепляет суверенитет

Союзной интеграции надо бы добавить прагматики — считает социолог Сергей Борисов

Нынешний год для Союзного государства — юбилейный: двадцать лет назад был подписан Договор о его создании. Юбилей — всегда хороший повод не только подвести итоги, но и задуматься, каким будет завтра, обозначить новые ориентиры, поднять планку ожиданий. Об этом и многом другом мы беседуем с известным ученым‑социологом, соавтором книги «Понять Беларусь» Сергеем Борисовым.

Сергей Борисов: Многое в Союзе планировалось на вырост.
РОМАН ЩЕРБЕНКОВ

— Сергей Викторович, как известно, подготовка мер по расширению интеграции в Союзном государстве поручена экономическим ведомствам двух стран. Почему именно они назначены исполнителями?

— Да, некоторых наблюдателей это удивило. Привычней было бы увидеть комиссию, составленную из представителей самых разных ведомств, институтов власти, представителей различных сфер жизни. Ведь текст, который подготовят разработчики, должен содержать не только экономическое измерение.

Лично я решение руководителей двух стран поручить столь важное дело экономическим ведомствам прочитал прежде всего как сигнал: поменьше патетики — побольше прагматики.

Возможно, сыграло свою роль еще одно соображение. Так сложилось в последние годы, что именно экономическим ведомствам двух наших стран отведена в правительствах роль основных инновационных драйверов. Именно от молодого амбициозного руководства этих ведомств ждут прорывных предложений, и не только по собственно экономическим вопросам. Что ж, значит, решено, что и в области белорусско‑российских отношений потребовались прорыв, свежий взгляд, новые подходы. Возможно, наверху пришли к выводу, что пора что‑то обнулить, перевернуть страницу и начать писать новую главу в истории наших отношений.

— Однако базис наших отношений остается неизменным: мы друг другу — родные люди, так ведь? 

— Как бы ни были оформлены в любой исторический момент отношения наших стран институционально и нормативно, у них есть неустранимая основа, почва, если хотите. Она описывается так: Россия — особая страна для Беларуси. Беларусь — особая страна для России. Соответственно, связь Беларуси и России — это всегда нечто большее, чем традиционные международные отношения. Даже когда в наших отношениях не все идиллически, когда случаются разногласия, недоразумения, несовпадения.

Но особые отношения между народами — это прежде всего высокие требования к качеству отношений межгосударственных: институциональному дизайну, дипломатическому профессионализму, балансу интересов, уровню взаимного уважения и доверия. 

Наши отношения должны быть ладно скроены и крепко сшиты — во всех отношениях. Нельзя полагаться на то, что ментальная близость (что бы под этим ни понималось) «вывезет» во всех случаях, например, поможет урегулировать вопросы цены на энергоносители или условий допуска сельхозпродукции на рынки соседа. 

Поэтому решение или пакет решений, определяющих стратегическую перспективу белорусско‑российских отношений, обязаны быть детально выверены во всех отношениях.

— Вправе мы рассчитывать, что будет поднята планка наших ожиданий от интеграции? 

— Результаты работы белорусско-российской группы по понятным причинам подробно не афишируются, и мы можем только предполагать, что нам предъявят на выходе. 

Формально Союзное государство родилось 8 декабря 1999 года. Но истоки этого мегапроекта глубже — в середине 1990‑х годов. Стоит вспомнить, что в 1996—1998 годах были подписаны целых четыре межгосударственных документа высшего уровня, определяющих отношения России и Беларуси. И каждый из них был серьезным шагом к Договору о создании Союзного государства 1999 года. 

Так что речь идет о четвертьвековой истории. За это время изменилось многое: и в России, и в Беларуси, и во внешнем фоне белорусско‑российских отношений. Как эти изменения могли не влиять на практику нашего союзничества?

Особенно системное влияние на нее оказали интеграционные процессы в евразийской рамке. Отношения Беларуси и России всегда шли на шаг‑два впереди многосторонней интеграционной практики на постсоветском ареале. Понятно, что становление коллективных форматов, в первую очередь ЕАЭС, требовало и требует приведения двусторонних отношений в соответствие с ними, координации и синхронизации планов и регламентов работы.

Когда двигаешься вперед, время от времени выходишь на развилки, где нужно спокойно, по‑деловому проанализировать пройденный путь, адекватно оценить достижения и неудачи. После этого выбрать правильные ориентиры и темпы дальнейшего движения. 

— На ваш взгляд, с каким «балансом» подошли мы к 20‑летию Союзного государства?

— Непростой вопрос. Сейчас ясно видно: тогда, в 1990‑х, многое планировалось, образно говоря, на вырост. И мы росли. Но если подойти к делу формально, то, сравнивая программу строительства Союзного государства 1999 года с сегодняшней реальностью, можно составить немаленький список того, что не было сделано (введение единой валюты, например) или сделано не совсем так, как намечалось. 

Другой вопрос, нужно ли было стремиться реализовать положения Союзного договора во что бы то ни стало, любой ценой? Не уверен. 

По‑моему, наибольшая ценность самого Союзного государства как формы интеграции — в его пилотности. При таком взгляде на практику отношений Беларуси и России весь пройденный путь, все его повороты и реверсы, все споры представляются опытом важным и полезным. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве развиваются в значительной мере под влиянием этого опыта, включая коррективы, недоработки, недооценку каких‑то факторов, ошибки, совершенные в прошедшие годы. 

— Как думаете, что нужно предпринять для активизации союзного строительства? 

— Хотелось бы, чтобы акцент был сделан не на конкретных формах жизни, а на принципах, ценностях и регламентах нашего союзничества. Во‑вторых, нужно провести своего рода инвентаризацию интеллектуального обеспечения белорусско‑российских отношений. Это касается, например, языка, на котором мы эти отношения описываем и анализируем. Он устарел, излишне пафосен и метафоричен. Пора привести стилистику и риторику в соответствие с современными трендами и с практическими задачами союзного строительства. Не мешало бы обновить методологический инструментарий, пересмотреть аргументационный арсенал. Пора снести какие‑то смысловые «времянки», освободиться от некоторых избыточных ожиданий, поработать над понятийным и образным рядом информационного сопровождения.

— В последнее время в дискуссиях о будущем белорусско‑российской интеграции зачастую проскальзывает слово «суверенитет». 

— Чувствительная тема. Безусловно, расширение интеграционного поля увеличивает зависимость стран‑партнеров друг от друга. Но грамотно выстроенная интеграция не ограничивает и тем более не разрушает, а укрепляет суверенитет. Грамотно выстроенная интеграция — это не игра с нулевой суммой, когда выигрыш одного из партнеров автоматически означает проигрыш другого. 

Ведь реальный (не декларативный, не формально‑правовой) суверенитет укрепляется ростом экономики, улучшением качества жизни граждан, качественностью социального и духовного развития странового сообщества. 

Можно ли в современном мире обеспечить процветание одной отдельно взятой страны вне системы взаимовыгодных международных связей, вне крепких интеграционных союзов? Лично мне такие примеры неизвестны.

Ольга Герасименко

gerasimenko@rg.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...