Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.25

Что показал саммит ЕАЭС в Санкт-Петербурге

Союз равных условий. Только так!

Предельно откровенное и принципиальное выступление Президента Беларуси на саммите глав государств Евразийского экономического союза в Санкт-Петербурге вызвало немало оценок и комментариев. Наиболее интересные из них предлагаем вниманию читателей в сегодняшнем номере.

Фото  express-k.kz

Встреча в Санкт–Петербурге была не протокольным мероприятием. Дискуссия по самым наболевшим вопросам интеграции была временами достаточно острой. Конечно, не стоит здесь искать подводных камней и чего–то придумывать. Ведь даже в самой крепкой и дружной семье случаются полемики и споры. Важно не замалчивать, не загонять проблемы вглубь, а смело их озвучивать и предлагать пути решения. Так, как это сделал наш Президент. Позиция Минска твердая и принципиальная: без равных условий хозяйствования, справедливой и честной конкуренции построить полноценный экономический союз невозможно. Поэтому, раз уж о чем–то договорились, следует неукоснительно соблюдать взаимные обязательства. Только так можно избежать пробуксовки и рассчитывать на уверенное продвижение евразийской интеграции.

Ликвидация барьеров во взаимной торговле и формирование общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов были ключевыми пунктами повестки дня заседания Высшего Евразийского экономического совета в Санкт–Петербурге. И дело тут не только в том, что реализация этих планов даст прибавку к ВВП стран союза в девять миллиардов долларов. Принципиально другое. Четыре года назад страны — участницы ЕАЭС договорились работать в равных условиях и прописали это в договоре. В основу союза заложили свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. А что в итоге? Регулярные «молочные» и «мясные войны», непонятные барьеры, ограничения и изъятия, недобросовестная конкуренция. Какой же это союзный рынок?

Показательна в этом плане полемика Александра Лукашенко с Владимиром Путиным насчет цен на энергоносители. Полагаю, Президент России не зря предложил свернуть дискуссию и продолжить ее без прессы. Аргументы у белорусского лидера железные. Действительно, сложно понять, почему тариф на прокачку газа до нашей границы в три раза больше внутрироссийского? Почему Беларусь платит за газ вдвое больше, чем соседи в Смоленске? Почему наш МАЗ платит 11 центов за кВт.ч, а КАМАЗ — 4,5 цента? Разве это справедливая и честная конкуренция? Скорее самый настоящий удар под дых союзным принципам! В ЕАЭС шли за тем, чтобы создать равные условия для бизнеса. Ведь в цене белорусского трактора, комбайна, других экспортных товаров — не только расценки на энергоносители. Это еще и российские, и казахстанские комплектующие. А значит, десятки тысяч рабочих мест в России и Казахстане. Сама жизнь велела нам выстраивать экономическое сотрудничество на общем фундаменте. Но пока строительство общего евразийского дома напоминает бег на месте. И проигрывают от него все.

Нужны не низкие цены на газ, а равные условия

Фото  БЕЛТА.

Комментируя агентству БЕЛТА итоги Высшего Евразийского экономического совета, вице–премьер Беларуси Игорь Петришенко отметил, что лидеры стран ЕАЭС рассматривали вопросы, которые не находили решения на более низком уровне — Коллегии Евразийской экономической комиссии, Совета ЕЭК, Евразийского межправительственного совета

— В первую очередь это подходы к ценообразованию на рынке газа. Мы исходим из того, что нам не нужны низкие цены, мы всегда последовательно выступали за создание равных условий субъектам хозяйствования. То есть мы должны находиться в единой конкурентной среде — будь то субъект хозяйствования России, Беларуси, Казахстана, Армении или Кыргызстана.

Высокая цена на энергоносители, объясняет вице–премьер, увеличивает стоимость вырабатываемой в стране электроэнергии, на которой работают белорусские предприятия. Это отражается на себестоимости продукции, и мы вынуждены по более высокой цене продавать нашу технику.

Ключевым вопросом в отношении единого газового рынка, который не до конца урегулирован экспертами, являются тарифы на транспортировку газа. К слову, транспортный тариф составляет более 70 процентов к конечной цене газа. Некоторые партнеры по ЕАЭС предлагают оставить этот вопрос на национальном уровне. У Минска иная точка зрения. Вот что говорит Игорь Петришенко:

— Мы должны в рамках единого газового рынка убрать понятия «экспортер» и «импортер» с точки зрения их применения для всех субъектов, которые функционируют в ЕАЭС. Для этого необходимо этот параметр согласовать.

Наша страна предложила также внести в Договор о создании ЕАЭС поправку об однократности применения изъятий в отношении какого–либо товара из режима свободной торговли.

— Если же какому–либо государству надо повторно вернуться к тому, чтобы ввести по одному и тому же направлению изъятия, тогда такое решение должен принимать наднациональный орган, — уточнил вице–премьер. Он подчеркнул, что эта позиция Беларуси не вызвала возражений со стороны партнеров по ЕАЭС.

Игорь Петришенко констатировал, что в ЕАЭС нередко принимаются так называемые протекционистские меры, чтобы защитить субъекты хозяйствования той или иной страны:

— Иногда вводятся так называемые изъятия из определенных режимов, например, не допускается некоторая белорусская продукция к госзакупкам. То есть наши экономические субъекты находятся в неравной конкурентной среде с аналогичными российскими компаниями, хотя по ценовым, качественным параметрам белорусский товар гораздо эффективнее.

Заместитель Премьер–министра отметил, что эта инициатива связана в том числе с теми ограничениями, которые возникают при поставках белорусского продовольствия на российский рынок и в целом на рынок ЕАЭС:

— Глава белорусского государства подчеркнул, что мы не только должны наделить Евразийскую экономическую комиссию дополнительными полномочиями в этом плане, но и повысить ответственность за принимаемые решения, — сказал Игорь Петришенко. — Должен быть своеобразный арбитр, который сможет контролировать исполнение всеми в полной мере тех норм и правил, которые приняты в ЕАЭС.

Одновременно страны ЕАЭС должны принимать совместные меры, которые позволят оградить евразийский рынок от недобросовестной конкуренции со стороны третьих стран.

Не компенсация, а сохранение базовых условий


Еще одна острая проблема, которая пока не нашла своего разрешения, касается так называемого налогового маневра. Его суть, напомню, в поэтапном уменьшении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты при одновременном увеличении налога на добычу полезных ископаемых. Российскому бюджету такая рокировка не во вред. Потери от понижения пошлин компенсируются повышением налога. Мы же пошлины теряем, а компенсации ожидать неоткуда. В итоге белорусский бюджет недополучит весомые суммы. Эксперты оценивают потери госбюджета в сумму порядка 10 млрд долларов до 2025 года. Переговоры о возможных механизмах компенсации потерь пока идут. Впрочем, по словам Игоря Петришенко, термин «компенсация» в данном случае не совсем точен:

— Мы считаем, что это не компенсация, а сохранение тех базовых условий, которые Россия нам предложила, с которыми мы согласились. И в одностороннем порядке менять правила игры в рамках союзнических отношений и в рамках Евразийского экономического союза мы считаем неправильным.

Заместитель Премьер–министра напомнил, что заключение в 2014 году Договора о ЕАЭС сопровождалось подписанием еще двух белорусско–российских документов, которые выравнивали условия для нефтяных отраслей двух стран. Первое — соглашение об объемах поставок российской нефти, в котором был зафиксирован объем поставок беспошлинной российской нефти ежегодно в размере 24 млн тонн. Второе — о том, что все экспортные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты остаются в Беларуси.

— Эта цифра выравнивания фактически составляла 1,5 млрд долларов ежегодно, — сказал вице–премьер. — С 2015 года, когда Россия ввела налоговый маневр, эта дельта постоянно уменьшалась, и Беларусь с 2015 по 2018 год, по нашим расчетам, уже недополучила порядка 3,4 млрд долларов экспортных пошлин.

Такой порядок ведет к удорожанию топлива и другим негативным последствиям для нашей экономики. Игорь Петришенко отметил, что с учетом достигнутых договоренностей между главами государств активизирована работа экспертных групп. В начале следующей недели проведет переговоры группа на уровне вице–премьеров Беларуси и России Игоря Ляшенко и Дмитрия Козака. После этого еще дополнительно будет встреча на уровне первого вице–премьера России Антона Силуанова. 13 декабря в Бресте пройдет заседание Совета Министров Союзного государства, там тоже главы правительств будут обсуждать эту тему. И как уже заявил наш Президент, через неделю с учетом отработки на правительственном уровне Александр Лукашенко будет встречаться с Президентом России.

Нет ясности и по распределению ввозных таможенных пошлин. С тем, что методику их расчета нужно пересмотреть, согласны все участники евразийской пятерки. Но как?

Игорь Петришенко сказал:

— Эксперты подготовили пять различных методик. Новых никто не предложил. Нам безразлично, какую методику мы задействуем, но по любой из них Беларусь дополнительно должна получить 1% от распределения пошлин.

Он напомнил, что когда в ЕАЭС принимались Армения и Кыргызстан, то остальные государства союза — Беларусь, Россия и Казахстан — согласились перераспределить часть таможенных пошлин в пользу новых членов.

— Мы считаем, что должна быть четкая, справедливая методология подсчета пошлин, — указал вице–премьер. — Глава белорусского государства предложил: она должна пересматриваться один раз в три года. Стороны условились, что дискуссия будет продолжена, поскольку есть еще время до декабря 2019 года прийти к согласованному варианту.

*  *  *


Фото  ВИТАЛИЯ  ГИЛЯ.

Что же думают о переговорах в Санкт–Петербурге эксперты? Вот что корреспонденту «СБ. Беларусь сегодня» сказал по этому поводу профессор Михаил Ковалев:

— Президент Беларуси абсолютно логично поднял самую больную тему для ЕАЭС. Мы часто критикуем наши предприятия за низкую рентабельность. На самом деле причина здесь не только в них самих, но и в том, что им трудно конкурировать в России, покупая энергоресурсы в два–три раза дороже. Мы вошли в ЕАЭС в надежде, что цены постепенно начнут выравниваться. Но, увы, этого не происходит. Отмечу, что позиция Беларуси совсем не в том, чтобы снизить цены до уровня российских. Вопрос в другом. Если мы говорим о равной конкурентной среде, то стоимость энергоресурсов должна быть одинаковой для всех участников ЕАЭС. Высокой или низкой — но одинаковой.

Слухи же о субсидировании Россией белорусской экономики за счет низких цен на газ профессор считает сильно преувеличенными:

— Наоборот, белорусский экспорт в Россию в физических объемах ежегодно растет, но денег мы получаем все меньше, в том числе из–за девальвации российского рубля. Эта проблема касается и других стран ЕАЭС. Мы получаем все меньше денег за поставки в Россию сыров, масла, молока, мяса, потому что нам за них платят в российских рублях. А за энергоресурсы хотят, чтобы мы платили в долларах.

Фото  БЕЛТА.

Депутат Виталий Мисевец, член Постоянной комиссии Палаты представителей по международным делам, оперирует не только экономическими расчетами:

— Наша страна не протягивает руку с просьбой о помощи, не выпрашивает для себя льгот и преференций. Мы хотим всего лишь работать вместе в равных условиях. Как когда–то вместе русские, белорусы, казахи, армяне защищали нашу общую Родину, вместе осваивали Сибирь, Дальний Восток, работали на гигантских стройках. Почему теперь не можем сообща пользоваться этими благами? Если мы хотим быть сильнее и успешнее на мировой арене, надо уходить от национального эгоизма, протекционизма и лоббизма. К этому подталкивает и ситуация в мировой экономике. Совсем не обязательно ждать 2025 года для создания единых рынков нефти и газа. История дала нам отличный шанс снова объединиться, для этого нужна лишь политическая воля всех сторон.

konon@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...