Советский трудодень

ПОДРОСТКОМ часто видел, как после работы отец каждый вечер доставал из стола толстую тетрадь и записывал в нее какую в тот день выполнял работу. Возил солому, косил траву, делал для свинофермы окна, заготавливал в колхозном лесу дрова и так далее. Потом еженедельно брал трудовую книжку, которая выдавалась каждому колхознику, и шел к бригадиру, чтобы тот записал в нее количество выполненных выходов и выработанных трудодней.

От чего зависела зарплата председателей колхозов и простых колхозников

ПОДРОСТКОМ часто видел, как после работы отец каждый вечер доставал из стола толстую тетрадь и записывал в нее какую в тот день выполнял работу. Возил солому, косил траву, делал для свинофермы окна, заготавливал в колхозном лесу дрова и так далее. Потом еженедельно брал трудовую книжку, которая выдавалась каждому колхознику, и шел к бригадиру, чтобы тот записал в нее количество выполненных выходов и выработанных трудодней.

ПРИ этом нужно было обязательно уложиться в установленный минимум, иначе потом могли быть неприятности. Сколько он тогда составлял, не знаю, но в моем понятии трудодень ассоциировался с выражением трудовой день. То есть отработал в колхозе день, несмотря на то, что и где делал, на свой счет можно смело записывать трудодень, а в трудовом табеле поставят палочку. И только потом, когда количество выходов не совпадало с количеством трудодней, становилось понятно — здесь что-то не так. Оказывается, это была форма учета не только количества, но и качества труда. Так, в течение рабочего дня тракторист мог выработать четыре и более трудодней, а сторож за полный рабочий день получить только половину трудодня. Нормы выработки и расценки работ в них утверждались на общих собраниях колхозников.

В пятидесятые годы прошлого столетия в одной из лидских сельхозартелей за один трудодень надо было скосить четверть гектара; сгрести сена — на 0,75 гектара; сложить в пласты и копны его — на 0,9 гектара. Трудодень можно было заработать и укладывая сено на воз. Для этого нужно было уложить 12 возов. Укладка сена с воза в скирду считалась более легкой работой — за трудодень нужно было уложить 14 возов.

Потом в конце года, после выполнения обязательств перед государством, т. е. своего рода госзаказа, весь полученный доход поступал в распоряжение хозяйства. Получалось, что заработали, то и получили, но в основном зерном, соломой, картофелем, другой сельхозпродукцией в соответствии с количеством выработанных трудодней.

Такая форма расчетов использовалась более 30 лет, до 1966 года. За это время она не раз менялась и совершенствовалась с учетом ситуации в стране и отрасли. Но суть ее оставалась практически неизменной. Так, с введением в 1930 году трудодней предполагалось устранить уравниловку в распределении доходов. Но уже в первые годы использования такой оплаты труда появились перекосы из-за несоответствия расценок различным категориям колхозников, что способствовало кризису колхозной системы в 1931—1932 годах и голоду в 1933-м.

За трудодни колхозники работали и на не занятой фашистами территории во время Великой Отечественной войны, получая за каждый в основном до трех килограммов зерна.

НА заключительном этапе такой формы оплаты труда, то есть последние лет 6—7, начали вводить гарантированный минимум с денежной оплатой труда, причем часть ее выдавалась в качестве ежемесячного аванса, а в конце года проводился окончательный расчет. Прекрасно помню, когда родители после нового года получали по два-четыре мешка зерна, приносили так называемую тринадцатую зарплату, а бывало даже и четырнадцатую — за лен или сахарную свеклу. Но было и такое, что иногда тринадцатая составляла гроши. Так что трудодень в каждом хозяйстве стоил неодинаково. В лучшем в республике после Великой Отечественной войны колхозе «Рассвет» Буда-Кошелевского района Бобруйской области, который возглавлял прославленный Кирилл Орловский, в 1950 году получили от полеводства 294398 рублей (20,1 процента), от овощеводства — 195584 рубля (13,3 процента), от садоводства — 124087 рублей (8,5 процента), от животноводства — 803794 рубля (55,2 процента), от подсобных отраслей — 11352 рубля (0,8 процента) и других денежных доходов на сумму 22132 рубля (2,1 процента). Если в 1948 году «Рассвет» собрал 8,2 центнера зерновых с гектара, то в следующем — 11,3 центнера. На треть возросла урожайность картофеля, которого собрали по 174 центнера, а в бригаде номер два — 220.

В результате колхозники получили за каждый трудодень в 1951 году 2 килограмма зерна, 14 килограммов картофеля, 1,2 килограмма овощей, 3 килограмма грубых кормов для содержания собственных животных и 7 рублей деньгами. Средняя выработка на одного трудоспособного члена сельхозартели составляла 278 трудодней. В хозяйстве не было тех, кто не выполнил бы установленный минимум.

По решению общего собрания колхозников правление могло установить один из трех рекомендованных способов начисления трудодней и распределения оплаты. Первый — колхозникам начислялись трудодни пропорционально выполненному плану по урожайности, установленному для каждой бригады. Второй отличался от первого тем, что трудодни начислялись исходя из плана по урожайности в среднем по колхозу, а не из установленного для бригады. И третий — они могли начисляться за каждый центнер фактически собранного урожая.

— Вскоре после службы в армии некоторое время работал в хозяйстве на комбайне, — вспоминает житель деревни Воронино Клецкого района Александр Гринкевич. — Обмолачивали зерно — снопы, сложенные в стога. Работали несколько дней допоздна. Как потом оказалось, ежедневно моя работа оценивалась в 1,75 трудодня. Но окончательный расчет за нее получил где-то в апреле-мае следующего года.

ЧТО ЖЕ касается председателей колхозов, то до 1948 года зарплата им определялась в зависимости от размеров посевных площадей и их денежных доходов. Потом ее привязали к количеству животных на фермах. В течение года размер доплаты руководителю хозяйства устанавливался исходя из дохода за предшествующий год. При этом ему выплачивалось только 70 процентов доплаты, а окончательный расчет проводился в конце года — после утверждения годового отчета общим собранием колхозников и райисполкомом. Но для председателей использовались как поощрительные меры, так и списание трудодней за невыполнение планов производства продукции или развития общественного животноводства. По итогам года можно было недосчитаться по одному проценту трудодней за каждый процент недовыполнения плана, но не более четверти трудодней, начисленных за год по основной оплате. Аналогичная схема действовала и для бригадиров полеводческих бригад и ферм.

В то время многие называли трудодни еще и палочками. От их количества в журнале бригадира зависело благосостояние колхозника. В большинстве хозяйств мерилом этих палочек были зерно, мука, другая сельхозпродукция.

— Отмену в 1966 году трудодней и введение гарантированной оплаты труда для материальной заинтересованности крестьян, — вспоминает житель деревни Гервяты Островецкого района Вячеслав Адаховский, — можно было сравнить разве что с революцией в сельском хозяйстве. Колхозники начали регулярно получать деньги.

В нашу деревню, например, их постоянно привозил колхозный кассир в красный уголок свинофермы.

Анатолий ЦЫБУЛЬКО, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости