Соцопросы малость оплошали

О президентских выборах в Польше

Первый тур президентских выборов в Польше, как и предполагалось, не выявил победителя. Неожиданностью стал совсем небольшой разрыв между спикером сейма, исполняющим обязанности президента, Брониславом Коморовским и братом разбившегося под Смоленском Леха Качиньского Ярославом — около 5 процентов. При том, что буквально накануне голосования соцопросы предсказывали Коморовскому гораздо более весомое преимущество — до 18 процентов. Политологи расходятся в объяснении произошедшего. Польский математик и педагог Хуго Штейнхаус по такому поводу заметил однажды: «Невелика штука предсказывать будущее; вы лучше попробуйте разгадать настоящее...»


Сразу как–то вспомнилось, что на прошлых президентских выборах в 2005 году Лех Качиньcкий тоже проиграл первый тур нынешнему премьер–министру Дональду Туску с похожим отставанием, однако во втором туре ему удалось взять оглушительный реванш, набрав почти на 10 процентов больше.


На этот раз пан Туск решил не искушать судьбу и остаться в насиженном кресле премьера, тем более у главы правительства в Польше сегодня гораздо больше полномочий, чем у формального главы государства. На выборы от правящей партии «Гражданская платформа» отправился Коморовский. «В жизни, как и в футболе, труднее всего в дополнительное время, — философствовал он после известий о своей промежуточной победе. — Давайте не забывать это — и мобилизуем свои силы перед большим финалом».


Он состоится в День независимости США 4 июля.


Америка здесь, разумеется, ни при чем. Гораздо более важную роль на нынешних выборах сыграла Россия. Они начались под знаком примирения между Варшавой и Москвой. Точнее, под знаком траура по погибшему 10 апреля президенту, который стал косвенной причиной сближения между двумя веками враждующими странами. Вряд ли Ярослав Качиньский рассчитывал на такую роль в истории, он ведь всю свою политическую карьеру сражался с «российским неоимпериализмом», иногда оказываясь в прямом смысле на переднем фланге борьбы (август 2008 года, Тбилиси). Он даже в злосчастную Катынь полетел на несколько дней позже, чем Дональд Туск, чтобы не пересечься с Владимиром Путиным.


Партия «Гражданская платформа», к которой принадлежат Туск и Коморовский, по идее, должна была извлечь наибольшую выгоду от перезагрузки российско–польских отношений. Они давно вслед за Хиллари Клинтон стремились нажать кнопку «перезагрузка», но все как–то не было повода. Хоть и грустный, но повод нашелся.


Кандидат от «Закона и справедливости» Ярослав Качиньский в такой ситуации мог рассчитывать только на то, что ему удастся конвертировать сочувствие в поданные голоса. Он, разумеется, как мог эксплуатировал эту тему и закончил свою кампанию в Кракове, на могиле брата. Однако в такой жесткой привязке к погибшему президенту таилась большая опасность: люди начинали видеть в Ярославе Леха (что немудрено, они все–таки близнецы) и для многих это было достаточно веским аргументом, чтобы голосовать против его кандидатуры.


«Каждый мой день начинается со звонка брату и заканчивается звонком ему», — признался как–то Лех Качиньский. Считается, что Ярослав в некоторых вопросах еще более фанатичен, чем экс–президент. Но в предвыборную кампанию он вошел с новым имиджем: благодарил россиян «за каждую свечу, зажженную за упокой брата».


Мягкий образ пришелся по душе избирателю. А может быть, дело в том, что поляки еще со времен liberum veto не любят, когда власть концентрируется в одних руках и поэтому недодали голосов Коморовскому?..


«Ключом к победе является вера», — считает Ярослав Качиньский. На самом деле ключевую роль во втором туре может сыграть Гжегож Наперальский из Союза демократических левых сил, занявший третье место и выбывший из дальнейшей борьбы за должность президента. Он набрал удивительные 14 процентов голосов, и здесь ситуация очень похожая с неожиданным взлетом Сергея Тигипко на последних выборах в Украине. Население устало от того, что две правые партии делят ведущие посты, и проголосовали за третью силу. Идеологически Наперальский все–таки ближе к Коморовскому, поэтому его сторонники скорее проголосуют за кандидата от умеренно–либеральной «Гражданской инициативы», считает большинство варшавских политологов, но сегодня никто уже не сбрасывает со счетов и Качиньского.


Лех Валенса, который агитирует за Коморовского, сказал, что у него с самого начала был свой фаворит: «Потому что, по моему мнению, настало время диалога, компромисса, взаимопонимания и согласия, хотя и не любой ценой. Поэтому я выбираю людей, способных выполнять современные задачи». Под этими словами я бы подписался, хотя, разумеется, Беларусь будет сотрудничать с любым президентом Польши.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Louis Vuitton
В 2005 г. поляки выбирали "из двух зол меньшее". Так, по крайней мере, рассуждали многие мои знакомые. После, в общем, понятного Квасьневского, пришла парочка правых радикалов. Туск более мягкий, Качиньский - ультра-правый. <br /><br />Сейчас ситуация во многом другая. Сентемент по погибшему брату-близнецу, сопереживание семье Качиньских добавили определенный процент кандидату от "ПИС". Но, в общем, многие понимают, что радикализм и консерватизм, присущий политике «тех двоих, что украли Луну» не идет в актив Польши. Коморовский выглядит более либеральным, а главное открытым к диалогу политиком. Победит тот, кто за две недели сумеет убедить электорат, "уставший" от "писовцев" и "пошников". Проблема, в общем, не простая, но решаемая.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?