Сорок погод – и ни одной точной

ЕДВА ли не каждый день представителей этой профессии мы поминаем добрым или недобрым словом. Пошел дождь или столбик термометра показал температуру, что на несколько градусов ниже прогнозируемой? Виноваты синоптики. Разыгралась буря или снежный шторм, а мы об этом не знали — опять они грешны. В республиканской же службе прогнозов — Гидрометеоцентре — всегда на такие замечания реагируют с улыбкой, говорят, уже привыкли. А ведь мало кто знает, что дверь центра не закрывается ни на минуту. Для сотрудников нет ни праздников, ни выходных, ни даже… свободных ночей. Рабочий день — сутки напролет. Да и живут тут по гринвичскому времени. Корреспондентам «СГ» удалось побывать на «кухне» прогнозов и своими глазами увидеть, как делается погода.

Почему в Гидрометеоцентре «сутки» длятся три часа и с помощью каких карт делается прогноз

ЕДВА ли не каждый день представителей этой профессии мы поминаем добрым или недобрым словом. Пошел дождь или столбик термометра показал температуру, что на несколько градусов ниже прогнозируемой? Виноваты синоптики. Разыгралась буря или снежный шторм, а мы об этом не знали — опять они грешны. В республиканской же службе прогнозов — Гидрометеоцентре — всегда на такие замечания реагируют с улыбкой, говорят, уже привыкли. А ведь мало кто знает, что дверь центра не закрывается ни на минуту. Для сотрудников нет ни праздников, ни выходных, ни даже… свободных ночей. Рабочий день — сутки напролет. Да и живут тут по гринвичскому времени. Корреспондентам «СГ» удалось побывать на «кухне» прогнозов и своими глазами увидеть, как делается погода.

Выше головы синоптик не прыгнет

Работу службы гидрометеорологических прогнозов можно сравнить с военной службой. Синоптики тоже отвечают за безопасность страны. Только метеорологическую. Так что, когда подходишь к Гидрометеоцентру, кажется, что попадаешь на секретный объект. Да и атмосфера здесь соответствующая. Гидрометеоцентр — это несколько зданий, одно из которых украшают непонятные красные шары, которые уже поистине стали отличительной особенностью ведомства, плюс внутренний дворик, куда впускают лишь сотрудников. На деле никакой секретности нет. Мы с легкостью попали на четвертый этаж, где и встретили начальника службы гидрометеорологических прогнозов Дмитрия Рябова. Для чего нужны непонятные геометрические фигуры на верхушке одного из строений?

— Это здание первой Минской геофизической обсерватории, которую построили еще в 1934 году. На куполах когда-то планировали поставить метеорологические локаторы, чтобы сканировать облачность. Но потом столицу стали застраивать высотными зданиями, которые мешали этому процессу. Тогда решили перенести локаторы в Национальный аэропорт. А на обсерватории так и остались красные шары. Кстати, здание не пустует — тут работают некоторые сотрудники.

Сегодня все прогнозы погоды в стране делаются лишь в Гидрометеоцентре службой гидрометеорологических прогнозов. Только за сутки специалисты дают около 40 различных прогнозов. Причем для каждой отрасли — свой. А вот оправданность сведений не стопроцентная. Например, прогноз погоды на сутки верен на 95 процентов, на три дня — на 90—92, на месяц — лишь на 70 процентов. Таким цифрам есть объяснение.

— Прогноз погоды — всего лишь научно обоснованное предположение о развитии атмосферных процессов. Понимаю, что все хотят стопроцентно верный прогноз. Но уровень прогноза погоды сейчас на том этапе, на котором находится наука. И как бы синоптик ни использовал самые новые методики, выше головы не прыгнет, — поясняет Дмитрий Рябов.

51 метеостанция

Процесс создания любого прогноза начинается с метеорологических наблюдений. Нет начальных данных — нет и прогноза. А чтобы такие сведения были, в республике работает 51 метеостанция. 8—10 небольших площадок с несколькими десятками, на первый взгляд, непонятных измерительных приборов есть в каждой области. Одна из таких станций у Гидрометеоцентра.

— В Минске строится другая станция. Эту вскоре закроют, а все приборы перенесут на новую, — отмечает Дмитрий Анатольевич.

Чего тут только нет. Взгляд непрофессионала сразу останавливается на метеорологических будках, которые напоминают ящики на ножках. У них — своя миссия. Они свободно обдуваются, на них не попадает солнце, а располагается будка на высоте двух метров. В ней — термометры, которые показывают реальную температуру воздуха.

Подобные термометры находятся и под землей, чтобы показывать, насколько промерзла почва. А вот при помощи мини-бассейна, который в теплое время наполняется водой, измеряют испаряемость воды. В зависимости от показателей можно предсказать дожди и грозы. Интересно, что если в Беларуси температура воздуха выше 25 градусов тепла, то лишь за сутки испаряется по своему объему озеро Нарочь! За день вверх поднимается слишком много воды. Там она естественно охлаждается. А потом происходит столкновение плюсовой и минусовой температур, потому и начинаются грозы.

Некоторые сведения отсюда попадают в информационный центр, другие же нужно снимать вручную. Так что на станцию приходит дежурный метеонаблюдатель и записывает все необходимые данные. Например, температуру почвы или воздуха. Делается это каждые три часа. Причем не только в Беларуси, а по всему миру. Ведь после того как будет готова метеограмма, она попадет как в наш Гидрометеоцентр, так и в мировые прогностические центры — в Москву, Вашингтон, Мельбурн…

Наблюдательность — главный секрет

Все данные о метеонаблюдениях поступают в центр телекоммуникаций. Сюда приходят сведения не только со всей страны, но и Европы, и мировых прогностических центров. А дальше на протяжении 12-часовой смены над этими сведениями трудятся два синоптика. Они и составляют прогноз для всей республики. Потом данные становятся известны руководству страны, средствам массовой информации, жителям. А для различных отраслей составляется 40 специализированных прогнозов.

Чтобы сделать прогноз, нужна исключительная наблюдательность! Помимо синоптических карт, на которые при помощи компьютерного комплекса каждые три часа наносятся сведения о погоде по всей Европе, необходимо следить и за мониторами, а их в рабочем кабинете около десятка. На них показывается информация со спутников, с сети автоматических дорожных метеостанций, установленных на дорогах страны, расчеты числительных моделей… Неудивительно, что с латинского синоптик переводится как обозревающий.

— Конечно, за последнее время в техническом плане все поменялось. Но я не привык доверять компьютерам, а вот если посмотрю на синоптические карты, то сразу перед глазами возникает картинка, — говорит инженер-синоптик Александр Лазукин.

Также для наглядности в кабинете синоптиков установлена карта штормовых явлений республики. На ней загораются лампочки различного цвета, которые сигнализируют о том или ином погодном явлении. Например, когда мы пришли в Гидрометеоцентр, то сразу в четырех областях «горел» синий огонек — сигнал гололеда.

После обзора и анализа всех сведений синоптики и составляют прогноз, который, к слову, потом еще обсуждают на коллегии. Нужно доказать, почему сделано то или иное предположение о предстоящей погоде. И лишь после этого прогноз погоды становится известен всем.

— Профессия «синоптик» — необычная. Если кто-то узнавал, где я работаю, сразу же восклицали: «Первый раз вижу живого синоптика! Они что, существуют?» — улыбается самый молодой специалист центра, инженер-синоптик Юлия Хомич.

Именно так, изо дня в день, несмотря на все нарекания — опять ваш прогноз не оправдался — синоптики продолжают нести свою службу. И что бы ни говорили, их «предсказания» помогли многим уже не раз. Они первыми предупреждают о штормах, гололедах, грозах и жаре. А если предупрежден, то уже вооружен. Не случайно каждый вложенный рубль в развитие метеослужбы возвращается в пятикратном (!) размере.

Наталья БОРИСОВЕЦ, «СГ»

Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости