Соперничать нужно честно

Что принесет обновленный Закон «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции»

От чего зависят цены? Многие игроки утверждают: от конкуренции на рынке. Но всегда ли она добросовестная? Эти вопросы — в компетенции специалистов Министерства антимонопольного регулирования и торговли. В помощь им обновленный Закон «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкурен-ции», который скоро вступит в силу. Документ в размерах увеличился вдвое. Но удалось ли в нем все учесть? Какие новшества он несет и как повлияет на правила игры на рынке? В самом МАРТ говорят: нынешний закон приводили в соответствие со сложившейся правоприменительной практикой. Плюс добавили наработанный опыт по анализу товарных рынков, контролю за экономической концентрацией, рассмотрению дел. А еще — гармонизировали с законодательством Евразийского экономического союза. Что из этого вышло? Тезисно — об основных изменениях. 


• Доминантам — больше внимания

Основное понятие антимонопольного регулирования — наличие доминирующего положения и возможность им злоупотреблять. Поэтому в новом законе снизили совокупную рыночную долю, при которой организации могут быть признаны доминантами. В действующем законе это 54 процента, с августа в этот список могут попасть не более трех субъектов при наличии суммарно половины объема рынка. Они могут быть не связаны друг с другом, но в состоянии задавать тон игре. А таких случаев довольно много. При этом в их компанию не попадет тот, чья доля на рынке меньше 15 процентов. Считается, что при такой доле предприятие не может оказать значительного влияния на конкуренцию. Что примечательно, в МАРТ высчитывают участие не только наших производителей, но и импортеров. И еще одно изменение порога. В число доминант могут войти от трех до пяти компаний, суммарно занимающих три четверти рынка. При этом доля каждой также не должна быть ниже 15 процентов. Все эти показатели должны выдерживаться не менее года. Как правило, на такие рынки сложно зайти, их держат крупные компании, которым легко диктовать условия поставщикам и покупателям. 

• Цены от крупных игроков

Немного изменились понятия монопольно низкой и высокой цены. Сейчас, например, монопольно высокой может быть признана цена, которая одновременно удовлетворяет два условия: значительно превышает необходимые расходы для производства и реализации товара и существенно выше цены на сопоставимом рынке. Скоро достаточно будет лишь одного основания. Скажем, сравнить цену на аналогичный товар в другом регионе. Или сопоставить цену и экономически оправданные расходы на производство и продажу с учетом определенной прибыли. Это поможет при анализе стоимости на импортные или дефицитные товары. Например, на лекарства, медоборудование, цены на связь в роуминге. 

Закреплен уже используемый на практике термин «монопсоническое положение». Это когда покупатель один, он доминирует на рынке или в какой-то определенной сфере, а продавцов много. Такими недавно признаны ряд мясо- и молокоперерабатывающих заводов. Они могут назначать монопсонически низкую или монопсонически высокую цену на сырье. Все эти термины нашли свое отражение в новом законе. И МАРТ будет проще предотвращать такого рода злоупотребления.

Основное понятие антимонопольного регулирования — наличие доминирующего положения и возможность им злоупотреблять. 

• От экономической концентрации к конкуренции

Экономическая концентрация — это сделки либо действия хозяйствующих субъектов, которые оказывают или могут оказать влияние на состояние конкуренции на том или ином рынке. Например, создание компаний, покупка их акций или долей, различные формы реорганизации. На такие действия требуется согласие МАРТ при определенной балансовой стоимости активов и выручке. Так и продолжат. Но с учетом обращений бизнеса, обсуждений, анализа практики обращений эти критерии увеличены вдвое. Порой бывало так, что у субъекта с относительно небольшим оборотом на балансе числилось здание, что сразу же по цифрам ставило его в ряд с серьезными игроками. Балансовая стоимость активов, при которой компания должна обратиться в МАРТ, будет равна двум сотням тысяч базовых величин. А объем выручки по итогам года — четырем сотням тысяч базовых. Но при этом эффективный контроль за экономической концентрацией со стороны антимонопольного органа сохранится. 

• Формы нечестной игры

Понятие недобросовестной конкуренции не поменялось, но в законе подробно прописали наиболее распространенные ее формы. Во-первых, чтобы избежать различных толкований. Во-вторых, чтобы сами предприятия смогли изучить эти формы и понять, не нарушают ли они чего. Например, возможно копирование популярного товара, способов его продажи. Впрочем, чтобы не быть пойманными за руку, некоторые детали все же меняли. Ведь в старом законе наказывали за копирование. В новом будут привлекать к ответственности еще и за имитацию — дизайна фирменных магазинов и формы сотрудников, сайта… Если точнее, за действия, которые ведут к смешению. А еще — введению в заблуждение, дискредитации конкурента. Запрещена нечестная игра, связанная с использованием и разглашением информации, а также с приобретением или использованием чужих объектов интеллектуальной собственности. Речь идет, например, об использовании обозначения конкурента, который долгое время под ним был представлен на рынке. Но в силу определенных причин — не дошли руки, не знал или не считал нужным — истинный владелец не зарегистрировал его на себя. Нередко использовать один и тот же логотип начинают бывшие партнеры по бизнесу. Или вот еще пример: наблюдательный товарищ регистрирует доменное имя, созвучное с брендом. Доказать, за кем все же идея, самое ценное в предпринимательстве, непросто. Важно, чтобы были доказательства, когда товар под этим обозначением ввели в оборот, кто разрабатывал логотип, как хорошо его знают на рынке — все принимается во внимание. Если честь удалось отстоять, обманщика могут лишить регистрации товарного знака. 

Запрещено также некорректное сравнение, когда специально создается бездоказательное мнение, что товар конкурента хуже. Причем характеристики могут не указываться или сопоставляются разные вещи. Скажем, цвет одной блузки и состав второй. Одна из норм касается введения в заблуждение при процедуре закупок товаров. Один из недавних примеров: поставщик заявил, что товар производится у нас, за что получил преимущество — действует так называемая преференциальная поправка. Но по факту товар завозили из Малайзии. Выходит, он получил необоснованное конкурентное преимущество перед другими. 

В МАРТ говорят: нынешний закон приводили в соответствие со сложившейся правоприменительной практикой.

• МАРТ предупреждает 

Еще одна новелла совпадает с вектором на упрощение условий ведения бизнеса. В новом законе предусмотрены превентивные и разъяснительные меры нарушения законодательства. Потому что, увы, далеко не все в курсе правил игры, а ответственность очень большая — до 10 процентов годовой выручки предприятия на рынке товара, где произошло нарушение. Суд может назначить штраф и в размере всего одного процента. Но в МАРТ считают: это все равно деньги, которые могли пойти на развитие своего дела. Потому избрали курс на мягкие меры. Так, предостережение выдается на основании публичных заявлений должностных лиц юрлица или госоргана о планируемом поведении, сообщений на сайте, в СМИ, если действия способны привести к ограничению конкуренции. Тогда компания получит письменное уведомление, к чему приведет намеченный курс, что нужно сделать, чтобы избежать нарушений. Предупреждение собираются выдавать для оперативного устранения обнаруженного нарушения. Это позволит быстрее разрешить конфликт. Права пострадавшего будут оперативно восстановлены, а нарушитель избежит длительного разбирательства, трат на юристов и штрафов. 

• Время на разбирательства

Сейчас при рассмотрении обращений о нарушении антимонопольного законодательства руководствуются Законом «Об обращениях граждан и юридических лиц». В новом антимонопольном законе отдельную главу посвятили порядку рассмотрения дел, принятия решений, выдачи предписаний, порядку их обжалования и разъяснению, принятию решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Как во всем мире, так и в нашей стране антимонопольные разбирательства — процесс небыстрый. Как правило, дела рассматриваются и будут рассматриваться в течение трех месяцев. Но при объективных обстоятельствах срок может быть продлен. Например, часто приходится делать запросы в Россию и Украину. Будет отведен месяц для обжалования решений и предписаний в суде. Сейчас компании могут опомниться и через три месяца и обратиться с жалобой в суд. Срок действия предписания будет приостанавливаться до вступления в силу решения суда по жалобе. К слову, организации за все время обжаловали шесть решений МАРТ. Лишь одно суд отменил.

В предписании в зависимости от нарушения и ситуации будут устанавливаться конкретный срок устранения нарушений и перечень действий для этого, а также порядок информирования МАРТ и список подтверждающих документов об его исполнении. По объективным причинам даты могут сдвигаться. 

• С бизнес-союзов больше спрос 

В новом законе уделено внимание бизнес-союзам и ассоциациям, поскольку в последнее время их роль усилилась. А значит, своими решениями или рекомендациями они могут влиять на конкуренцию в отдельно взятом регионе или сфере деятельности. Например, устанавливать условия допуска на рынок только членам ассоциации. Или определять цену поставки, решать, кому продавать. Чтобы избежать таких нарушений со стороны бизнес-союзов, их действия тоже будут рассматриваться через призму антимонопольного законодательства. 

КОМПЕТЕНТНО

Ольга КОРОЛЬКОВА, начальник отдела методологии антимонопольного регулирования и конкуренции МАРТ:

— Нынешний закон мы постарались максимально обновить с учетом сложившейся практики. Многие понятия конкретизировали, чтобы эффективнее и оперативнее реагировать на ситуацию. Для этого же регламентирован порядок рассмотрения дел. Подробно описаны и формы недобросовестной конкуренции. Но этот список, например, все равно остается открытым. Учитывая высокую динамику экономических процессов, на данном этапе сложно сказать, в какие формы в будущем выльется недобросовестная конкуренция в наших условиях. Практика покажет. Вполне вероятно, что через определенное время потребуются новые изменения и дополнения, чтобы регулировать работу бизнеса в сложившейся экономической среде. Они, к слову, прежде вносились не так часто. В России, например, с 2007 года было 37 изменений в закон. Сейчас они разработали уже пятый антимонопольный пакет. У нас с 1992 года изменения вносились пять раз. Потом в 2013-м приняли новый закон. И сейчас он изложен в новой редакции. 

Замечу, число дел, которые мы рассматриваем, растет. За прошлый год в МАРТ поступило 105 обращений субъектов хозяйствования. Лишь в 24 случаях комиссия МАРТ признала факты нарушения антимонопольного законодательства. Из них 60—70 процентов касается недобросовестной конкуренции. Практически поровну — злоупотребления доминирующим положением, жалобы на антиконкурентные действия госорганов и другие нарушения. По результатам проведенных антимонопольных расследований в прошлом году мы составили 56 протоколов об административных нарушениях, выдали 14 предписаний и направили четыре письма об устранении нарушений. Суды оштрафовали нарушителей на сумму более 109 тысяч рублей. 

Сбор доказательств — кропотливый труд. Нужно учесть мнения всех сторон, проанализировать, как бы развивалась ситуация в том или ином случае. В некоторых странах Евросоюза, в Российской Федерации выходят с обыском, изымают технику. У нас сейчас нет такого права. Мы проводим анализ рынков, осмотр сайтов, опрашиваем потребителей, направляем запросы, но, к сожалению, не имеем доступа к содержимому компьютеров, электронной переписке, мессенджерам. Хотя понимаем: сегодня никто не шлет друг другу бумажные письма. Все доказательства — в виртуальном пространстве. Для сравнения: у российского антимонопольного органа есть право выхода на внезапную проверку, как и возможности скопировать информацию с сервера, чтобы изучить ее, восстанавливать удаленные файлы и даже анализировать сайты. Например, в специальную программу можно загрузить данные с сайта закупок, и она выделяет строчки, где, по мнению этой программы, могли быть, скажем, картельные соглашения. Человеку понадобилось бы год сидеть и сопоставлять данные. А так ему остается проанализировать полученную информацию, составить запросы, изучить ответы. Чтобы не отставать от коллег, мы работаем над заключением соглашения с правоохранительными органами. Посмотрим, что получится на практике. 

То, что мы тщательно оцениваем доказательства по делам, подтверждает тот факт, что у нас не так много обжалований наших решений — как фактов, так и их отсутствия. Ознакомившись с нашими решениями и подробными объяснениями, компании принимают их. И суд часто поддерживает наши выводы по делам.

Комиссия МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства рассматривает дела, подготовленные отраслевыми и территориальными структурными подразделениями министерства. Если поступает жалоба на республиканский госорган или предприятие, которое работает на территории всей страны, ее изучают в отраслевом управлении МАРТ. Вопросы между региональными компаниями — нашими специалистами на местах. Они после сбора и анализа материалов предоставляют заключение по делу в центральный аппарат. Отраслевое управление проводит проверку качества расследования территориальным органом и определяет, согласиться или нет с заключением. На практике имеют место случаи, когда дела отправляются на доработку. После проверки отраслевым управлением материалы вносятся на рассмотрение комиссии под председательством министра. 14 членов комиссии МАРТ получают заранее материалы для ознакомления. Комиссия заседает по мере необходимости, в последнее время — практически каждую неделю. За одно заседание, как правило, принимаются решения по четырем-шести делам. 

Можно сказать, что сейчас идет активная наработка практик. И все же наши компании видят, что определенные решения принимаются, проблемы решаются, и мы видим, что количество жалоб растет. Причем много обращений необоснованных. Отмечу: мало изложить свою позицию, нужно подкрепить предположения подтверждающими доказательствами. Во-первых, это позволит подробнее понять суть дела на начальном этапе. Во-вторых, такой порядок ускоряет рассмотрение дела — экономится время на поиски нарушителя, сбор доказательств. Кстати, в нашей практике был случай, когда суд оштрафовал заявителя за непредоставление в антимонопольный орган информации для подтверждения своей позиции. 

Для ознакомления общественности с той работой по антимонопольным расследованиям, которую мы активно проводим, на сайте МАРТ создан специальный раздел, посвященный работе комиссии по установлению факта наличия или отсутствия нарушения антимонопольного законодательства. Там размещаются все дела, рассмотренные комиссией, с кратким описанием ситуации и информацией о том, было ли дело обжаловано в суде. Для удобства поиска все дела сгруппированы по видам нарушений (например, недобросовестная конкуренция, злоупотребление доминирующим положением и так далее). Считаем, что такая публичность позволит организациям лучше понимать, какие действия признаются нарушениями, что даст им возможность оценить и свое поведение на рынке.

Сейчас подзаконные акты приводятся в соответствие с обновленным законом. Мы ставим срок — июль. Некоторые документы разрабатываются с нуля. Например, появится новое основание контроля за экономической концентрацией — передача имущества в аренду. Этот порядок будет прописан и определен. Методология определения монопольно высокой и низкой цены — сложный вопрос для любой страны. Например, в России такая практика есть. В Евросоюзе она не обширна. Доработается и порядок установления монопсонического положения.

druk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости