Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

В Белорусском государственном академическом музыкальном театре сыграли долгожданную премьеру мюзикла Владимира Кондрусевича и Елены Туровой Софья Гольшанская

Сонька — золотая ручка

В Белорусском государственном академическом музыкальном театре сыграли долгожданную премьеру мюзикла...

Люблю я мюзиклы. В промозглую дождливую пору нет, по–моему, лучшего развлечения, чем, как добродушный ослик Иа, подставить свои уши под струи восхитительных оркестровых звуков. И в нашем полку прибыло. В Белорусском государственном академическом музыкальном театре наконец–таки сыграли долгожданную премьеру мюзикла Владимира Кондрусевича и Елены Туровой «Софья Гольшанская».


Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой в волевых и намозоленных руках режиссера Михаила Ковальчика превратились в бойкое и захватывающее зрелище, без всяких скидок достойное называться национальным мюзиклом, что бы это загадочное словосочетание ни значило. Я не историк, да и авторы не претендуют на историческую достоверность событий. Но уже сейчас знаю, что в «Софье Гольшанской» будет раздражать ревнителей исторической правды. Это, прежде всего, вопиющая, врезающаяся в зрачок глаза и несвойственная здешним спектаклям полноценность. Она сквозит во всем, она избыточна и тотальна. Режиссер Ковальчик, долгое время работавший в России, подошел к этой истории с имперским размахом. «Софья Гольшанская» — не тусклое местечковое кабаре, где вот–вот отрубят электричество за неуплату. Она величественно дрейфует в тех же волнах, где обитают «Юнона» и «Авось» Алексея Рыбникова и когда–то показанная в Минске екатеринбургская «Екатерина Великая» Сергея Дрезнина. (Веночки у девчат действительно очень похожи на те, что мелькали в спектакле Нины Чусовой.) Как режиссеру удалось разогнуть спину нашим артистам и внушить им изысканный «шляхецкi гонар» — лично для меня загадка.


Те, кто видел Ленина на броневике, происходящее на сцене, конечно, назовут развесистой «клюквой» или в данном случае «журавiнамi». Здесь есть свой необходимый набор штампов, наживок. Но их набор, на мой взгляд, тут некритичен. Актеры то и дело переходят с русского на белорусский, в текстах проскакивают рифмы, от которых пришла бы в восторг группа «Мираж» и лично Таня Овсиенко, Купалье здесь празднуют так широко, как не пировал на Масленицу Михалков в «Сибирском цирюльнике». Но вся эта открытая для стрел постановка мне бесконечно ближе, чем многочисленные интеллигентские заморочки и спекуляции на тему с наморщенным от важности лбом. «Софья...» — честная история. Авторы предлагают дернуть самогонки и пойти в пляс. Вы еще не решились? А я уже оттанцевал и побежал вместе с героями искать наше белорусское руно — «папараць–кветку» в предрассветных сумерках.


«Софья Гольшанская» — это палимпсест, театральная рукопись, где новый текст написан поверх смытого или соскобленного прежнего. Конечно, картина, представленная в спектакле, во многом идиллическая. Все, к чему ни прикоснулась бы прекрасная Софья, превращается здесь в золото. В людях она пробуждает любовь, в сестре–гадине Василисе не замечает никаких отрицательных сторон, в преисполненном тестостерона и влюбленном в нее воине Ганче видит только брата. И готова пойти на плаху, ни словом, ни жестом никого не упрекнув. В чем причина такой заботы о ближнем? Ответа нет. Видимо, гены. Но такой голубой героини белый свет и минская сцена давно не видели.


Доступный и демократичный язык музыки Владимира Кондрусевича в духе ВИА 70–х гг. — последний аргумент в пользу спектакля. Как будто все эти дуэты, арии и хоры ты слышал уже где–то, например, в витебском ресторане «Зелена Гура». И плыл над столами сигаретный дым... И тушили окурки в салате. И пробивалось солнце сквозь листву. Ах, какая женщина, мне б такую.


Ущипнув себя за локоть, нужно сделать усилие, чтобы понять, что действие происходит в начале XV века. Love story, закрученная Кондрусевичем и Туровой, настолько крутая, что кажется вневременной. Она тяготеет почти к оперной условности. Бесконечно странно, например, когда ближе к финалу король Ягайло вдруг начинает петь номер в духе композиции «Спасибо, жизнь!» из фильма «Карнавал». Почти по тексту: спасибо, жизнь, что ты — река без берегов. Из этого номера торчат такие уши советской эстрады, что дух захватывает. Но некоторые зрительницы в зале плакали.


Наверное, такой винегрет получился из–за того, что все это действительно находится в нас: и шляхетская кровь, и талоны на сахар, и Юрий Антонов с гитарой, и Хрущев с башмаком за трибуной ООН. Чего в наши головы только не «понапихано». Где мы настоящие? «Софья Гольшанская» — достойная попытка проговорить накопившиеся комплексы — и художественные, и человеческие. Надеюсь, с нее прекратится путь заимствований и подражаний и начнется золотая эра белорусского мюзикла. Пусть это золото и будет сварено по местным алхимическим рецептам.


Добрый зритель в 9-м ряду.


Советская Белоруссия №212 (24349). Вторник, 12 ноября 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...