Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Соло для грифа с блинами.

Личная жизнь подождет до выигрыша олимпийского золота.

Накануне своего тридцатилетия белорусская тяжелоатлетка Анастасия Новикова сама себе преподнесла великолепный подарок – впервые в своей карьере она стала сильнейшей на планете, завоевав золотую награду на чемпионате мира в Париже. Успех и долгожданный, и закономерный: ведь Настя до этого трижды становилась серебряным призером мирового форума, а на Олимпийских играх в Пекине у нее была бронза. И вот теперь ей удалось наконец взойти на верхнюю ступень медального пьедестала. Корреспондент «СВ» встретилась с чемпионкой планеты.

– Анастасия, искренне поздравляю вас с таким успехом! Но, признаться, глядя на вашу миниатюрную фигуру, совершенно не скажешь, что вы можете покорить такой огромный вес – 237 килограммов по сумме двух упражнений: 101 в рывке и 136 в толчке?

– На самом деле я была готова намного лучше. На тренировках поднимала гораздо больше, чем в Париже, – до 255 килограммов в сумме. Правда, на тренировках нет такого волнения, как на соревнованиях, к тому же рывок мы выполняем с лямками, есть такое специальное приспособление, которое упрощает движение во избежание травм.

– На ваш взгляд, с результатом, показанным на чемпионате мира в Париже, можно ли будет в следующем году победить на Олимпиаде в Лондоне?

– Уверена, что нужно еще прибавлять, потому что из года в год конкуренция на помосте усиливается. Да и на Играх в Пекине были зафиксированы более «тяжелые» результаты, чем сейчас в Париже. Тем не менее я точно знаю, что мне необходимо сделать, чтобы выиграть Олимпиаду. Конечно, в Лондоне накал борьбы будет посильнее, чем на мировом форуме, зато и количество участниц на Играх ограничено. Квота на команду – только по четыре женщины от одной страны.

– Вы уже присмотрелись к своим основным соперницам?

– В моей весовой категории конкурентки у меня одни и те же – представительницы Китая, Кореи и Таиланда. При этом если у нас в команде на сборе может находиться 10–15 человек, то, например, в Китае их количество доходит до полусотни. В этой стране в каждой весовой категории есть по нескольку лидеров, любой из которых способен подняться на пьедестал. На них работают и финансы, и технологии. Однако если мне удалось превзойти китаянок на чемпионате мира, значит, и мы можем лидировать.

– За десять лет занятий тяжелой атлетикой вы уже успели трижды стать сильнейшей штангисткой Европы, бронзовым призером Олимпийских игр и чемпионкой мира. Но давайте вернемся к самым истокам. Расскажите, как начинался ваш поход за большими победами?

– В тяжелую атлетику я пришла поздно – в 20 лет, то есть когда мой организм уже был сформирован, поэтому проблем со здоровьем не возникало. До этого занималась разными видами спорта, в том числе и легкой атлетикой. Но тренер разглядел, что мое телосложение хорошо подходит для занятий именно штангой. Да и работать с тяжестями мне нравилось больше всего. Возможно, это в генах. Мой дед и дядя в молодости также занимались тяжелой атлетикой.

– А как, интересно, родные отнеслись к вашему желанию посвятить себя штанге? Все-таки считается, что это не совсем женский вид…

– Конечно, мама изначально была против. Но я настояла на своем, попросила дать мне время, чтобы самой попробовать и убедиться – мой это спорт или нет.

– Оказалось – ваш?

– Безусловно, здесь немалая заслуга моего тренера Виктора Шилая. Он сумел по-настоящему увлечь меня и сразу настроил на мысль, что с таким потенциалом, как у меня, я обязательно попаду в сборную команду и выступлю на Олимпиаде в Афинах в 2004 году. Хотя на тот момент я набирала всего около 150 килограммов в сумме. Но тренер не только морально вселил в меня огромную уверенность, но и сделал все, чтобы вывести меня на совершенно новый уровень. Поэтому все мои победы – это и его победы тоже. Благодаря правильно поставленной технике на Олимпиаде в Афинах я стала пятой, а на следующих Играх в Пекине вошла уже в тройку призеров, завоевала бронзовую медаль.

– Если следовать динамике прогресса, то получается, что в Лондоне у вас должно быть уже золото.

– Я верю в это. К слову сказать, награду высшего достоинства  мы планировали завоевать еще на Олимпиаде в Пекине, однако на Игры не взяли моего личного тренера.

– Почему это?

– Главный наставник нашей сборной решил тогда, что справится сам со всеми вопросами. В итоге я завоевала лишь бронзу и до сих пор считаю то свое выступление самым провальным в карьере – ведь была подготовлена к гораздо лучшему результату. Сейчас, к счастью, ситуация совершенно иная. Теперь я могу уже потребовать, чтобы мой личный тренер поехал со мной на Олимпиаду. Без Виктора Шилая мне будет трудно показать наивысший результат. И за примером далеко ходить не нужно. Так, на чемпионате мира в Париже я шла на третьем месте, когда главный тренер спросил, собираюсь ли я бороться за серебро. Меня его вопрос даже удивил, потому что мы с моим тренером ехали в столицу Франции только за победой. Здесь мы с Шилаем очень похожи – оба максималисты и любим рисковать. Лучше пусть меня потом обойдут, чем я не воспользуюсь шансом выиграть золото.

– Что, на ваш взгляд, является самым трудным в тяжелой атлетике?

– Наверное, постоянно держать себя в оптимальной форме. Это сейчас, когда я сменила соревновательную категорию (Настя выступает в весе до 58 кг), мне стало полегче. А в категории до 53 килограммов каждый старт становился пыткой. Одной сауны для сгонки веса не хватало. Иногда ради лишних граммов даже волосы на голове приходилось состригать, жертвуя прической. Поэтому после Олимпиады в Пекине договорились с тренером: хватит уже себя мучить. В новой категории мне сейчас очень комфортно, что подтверждают и мои сегодняшние результаты.

– Значит, теперь вы не ограничиваете себя, например, в еде?

– Практически нет. Даже от мучного и сладкого не отказываюсь. Если есть небольшой лишний вес накануне соревнований, то легко могу его убрать за один день. Для меня это уже не проблема.

– И все же наверняка есть еще какие-то сложности в повседневной жизни штангистки? Вряд ли, например, вы можете позволить себе маникюр…

– Руки – действительно проблема. Мы смазываем их магнезией, от которой очень сохнет кожа. Приходится постоянно пользоваться кремами, лосьонами. Да и с длинными ногтями поднимать штангу, естественно, неудобно. Но во время отпуска могу позволить себе и такую женскую слабость.

– Вы живете и тренируетесь в родном Жодине. Почему не переезжаете в Минск?

– В Минске у меня тоже есть своя квартира, но я не хочу жить в суете и шуме большого города. В Жодине жизнь намного спокойнее и проще. Тут к тому же все мои родные и друзья. Да и тренировочный зал меня полностью устраивает – его недавно, кстати, построили. Ну а если мне нужно в столицу, то могу сесть на машину – и через 40 минут я уже в Минске.

–  Вы открыто делитесь своими спортивными планами. А как насчет личной жизни?

– Я для себя решила так: пока выступаю, ни на что другое отвлекаться не буду. Совмещать спорт и личную жизнь, поверьте,  очень сложно. Любимому человеку нужно внимание, а у меня сейчас очень мало свободного времени, да и от подготовки к старту это будет отвлекать. Вот если выполню на Олимпиаде в Лондоне все, что задумала, тогда, скорее всего, она станет последней Олимпиадой в моей спортивной карьере. Если завоюю золото, то доказывать самой себе мне будет уже нечего. Тогда и смогу подумать о личной жизни.

– Кем вы видите себя после завершения спортивной карьеры?

– Пока не знаю. Возможно, стану тренером, а может быть, возьму вдруг и решу всерьез заняться… стрельбой из лука. Сейчас этому своему увлечению с удовольствием посвящаю по нескольку часов. А вот вытащить меня на вечеринки очень трудно. Предпочитаю тихие виды отдыха, которые расслабляют…

– Напоследок хочется спросить о вашем коллеге, белорусском тяжелоатлете Андрее Арямнове. Став в Пекине олимпийским чемпионом, он угодил уже не в одну скандальную историю. Попался сотрудникам ГАИ пьяным за рулем. Был лишен водительских прав. А также устроил настоящую перепалку с главным тренером сборной Беларуси по тяжелой атлетике Александром Гончаровым, заявив, что при нем не будет выступать на Олимпиаде. Чем, на ваш взгляд, можно объяснить такое поведение спортсмена?

– Андрей почему-то решил, что звание олимпийского чемпиона дает право на вседозволенность. Свою роль сыграли, наверное, и большие деньги, свалившиеся на него в столь молодом возрасте, – он выиграл олимпийское золото в 20 лет. Андрей к тому же слишком упрямый, никого не слушает. Мне в этом плане повезло: тренер сразу опустил меня на землю, чтобы спасти от звездной болезни. Рядом с Андреем, по-видимому, не нашлось такого человека. Но, надеюсь, он сможет выкарабкаться. Как в спортсмене я в нем уверена. Он очень волевой, поэтому способен еще раз выиграть Олимпийские  игры. Другое дело, Арямнов избрал какую-то странную тактику, которая мешает подготовке к Играм. Считаю, что пора бы ему отбросить старые обиды и вовсю взяться за работу. Ведь до Игр в Лондоне остается всего ничего…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...