Солистка Shuma Марина Шукюрова учит политиков и бизнесменов управлять голосом

Ее мягкий голос знаком всем без исключения минчанам и гостям столицы. Несколько лет назад Марина Шукюрова, больше известная в концертных кругах под имением Руся, подарила свой голос главному железнодорожному вокзалу страны, а чуть позже озвучила и все областные станции. В «голосовую индустрию» Марина пришла из музыки. Ее этно-электронный проект Shuma – это современное переосмысление архаичных белорусских напевов, которые Руся кропотливо собирает по архивам, историкам и экспедициям. Услышать, как в ее исполнении звучит аутентичное народное творчество, можно уже в воскресенье: в 19.00 в клубе Брюгге Shuma даст красивый медитативный концерт на стыке музыки и визуального искусства.


- Мы сами называем эти концерты «гипнотическими сессиями», потому что работаем в замедленном относительно альбомного звучания темпе и готовим программу с учетом психоакустического воздействия звука на эмоциональное состояние человека. И каждую такую гипно-сессию мы посвящаем определенной стихии или природному явлению. Дело в том, что все песни, которые мы берем в репертуар, дохристианские, языческие. А язычество – это, по сути, диалог человека с природой.

Наш первый концерт был посвящен лесу. Специально ездили в чащу, записывали на диктофон шуршание елок, хруст веток – и все эти звуки встречали гостей на входе в клуб. Плюс работали с ароматерапевтом, которая создавала специально к концерту «лесной» запах: нотки костра, хвои, шишек... В этот раз тема музыкального гипноза - стихия воды: слушатели окажутся в акустической и визуальной атмосфере воды и моря. Наш коллега I/Dex (он же Виталий Гармаш) специально съездил на Балтику и записал звуки моря. Кроме того, мы уже начали писать третий альбом и в воскресенье сыграем 4 новых трека. Специально для того, чтобы слушатели понимали, в каком направлении Shuma двигается.

- Видела на твоей странице в соцсетях объявление, что специально для концерта ты собирала женский хор. Присоединиться могла любая барышня, умеющая петь?

- Не совсем любая, требования у нас все же высокие и нужно сделать все сверхпрофессионально. Дело в том, что к каждому концерту мы стараемся привлечь творческих людей и предоставить им возможность для самовыражения. Так, в том году работали с танцорами госансамблей. В своих коллективах они ограничены определенными рамками, а тут мы дали им полную свободу: вот вам музыка, танцуйте.


А сейчас предложили присоединиться к нам голосистым барышням, и вместе с ними создали такой «хор одного вечера». Мне написало около 40 девушек, из них работаем с двенадцатью. Все очень разные: преподаватели университета культуры, бухгалтеры, юристы, мамы в декрете, активистки гражданских инициатив. Есть и профессиональные музыканты, например, вокалистка групп Harotnica и Kriwi Валерия Володько. Девочки откроют концерт Shuma, а затем споют с нами первый трек. Мне кажется, получится очень интересно.

- Когда история Shuma только-только начиналась, вы заявляли о себе как о проекте, который переосмысливает и несет древнюю музыкальную культуру в современные танцевальные массы. В то же время скептики на форумах писали: что, мол, сложного в том, чтобы положить народные песни на электронную музыку?

- Если просто положить народные песни на электронную музыку, получится группа «Иван Купала». Если изменить мелодию так, чтобы она была удобной и комфортной для слушателя, получится группа «Энигма». Что я вкладываю в процесс переосмысления? Это взять некое культурное явление и переосмыслить его таким образом, чтобы в наши дни это слушалось актуально. Мы не убиваем народный материал обработками, наоборот, стараемся по максимуму сохранять мелодию, перенося ее в поле электронной музыки. Другое дело, что находить компромиссные решения непросто. Архаичные «спевы» - это пение хаотичное, дикое, ведь в те времена люди еще не знали, что такое гаромнизация, ритм, и пели так, как подсказывало тело. И переводить это аутентичное пение в дискурс математической музыки действительно очень сложно. Моя задача - обнаружить эту музыку, сохранить и переоблачить в современную «одежду» так, чтобы она не вызывала удивление, а слушалась органично. Ведь не все готовы к тому, чтобы слушать аутентичные песни в оригинале.

- Параллельно с работой в группе ты даешь уроки по дизайну голоса. Расскажи, что это такое. Чему конкретно ты учишь?

- По сути, голос – это «одежда» для нашего образа, важный инструмент, который помогает этот самый образ подчеркнуть. Часто бывает, что мы встречаем человека, общаемся и нам кажется, будто бы интуиция подсказывает, что этот человек нам неблизок и лучше прекратить с ним контакт. Замечали такое? Но правда в том, что это не интуиция или внутреннее чутье. Мы просто бессознательно считали информацию с его голоса.

Считается, что глаза – зеркало души. Ничего подобного. Когда мы волнуемся, голос неудержимо едет вверх и управлять им невозможно. Если ты не обучен, конечно. Я не только объясняю человеку, как звучать, но и помогаю освободиться от оков жизненного опыта и найти свой свободно звучащий голос. Дело в том, что он есть в каждом из нас от рождения, но из-за того, что давят проблемы и прошлый опыт, голос со временем «закрывается». Среди моих клиентов - политики, бизнесмены, представители IT-индустрии. То есть люди, которые управляют крупным бизнесом, подписывают договоры, создают стартапы. И они не могут позволить себе, чтобы в их голосе звучало волнение, неуверенность, зажатость. Когда человек «открывает» свой голос, автоматически решаются и какие-то жизненные проломы, которые можно обнаружить, осознать и дальше с ними работать – самому или с психотерапевтом. Ко мне также довольно часто обращаются обычные люди, понесшие травмы, или столкнувшиеся с проблемой уважения и любви к себе.


Я уже 10 лет работаю на рынке дубляжа кино и почти столько же тренером по голосу в странах ЕС и США. В работе для меня важен именно научный подход, я не самоучка. С этой позиции рассматриваю речевой аппарат как встроенный в человека синтезатор. Благодаря опыту я обнаружила, что у голоса есть разные кнопки, нажимая на которые управлять своим голосовым синтезатором становится очень просто. Соответственно и изменять психоэмоциональное состояние. Чем лучше ты владеешь своим голосом, тем более уверен в себе – это факт.

- Получается, голос – это еще и мощный манипулятивный инструмент.

- Конечно. Можно, например, научиться звучать очень компетентно. Для этого нужно использовать грудной регистр, опускать голос в грудь, потому что это область, которая отвечает за компетентный образ (говорит грудным голосом).


- О, точно так же ты звучишь, объявляя отправление поездов на вокзале!

- Не совсем. Это уже голос принятия. Там у меня была другая задача. С одной стороны, использовала грудной голос, чтобы подчеркнуть компетентность. С другой, воздушность, чтобы у пассажиров не было ощущения преград. Плюс улыбка, чтобы люди мне доверяли.

- Когда тебя называют «голосом железнодорожного вокзала», не обижает?


- Поначалу, конечно, задевало, так как большую часть своей жизни я посвятила работе с народными песнями. Было обидно, что люди знают меня как голос вокзала, а не как человека, который занимается популяризацией традиционной культуры. Ну что поделать, таковы законы рынка. Сейчас наоборот горжусь тем, что именно мне досталась эта работа. Тендер был серьезный, выиграть было не просто. Прошло уже несколько лет, а знакомые по-прежнему звонят: «О, мы тебя на вокзале слышали». Сама, кстати, очень не люблю встреч на вокзале или в районе привокзальной площади. Невозможно общаться с человеком и одновременно слушать объявления. Получается немного шизофреническое состояние, будто бы два своих голоса одновременно говорят в голове.

leonovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?