Соленый вопрос

Президент поставил жесткую задачу: до конца первого полугодия навести порядок в экспорте калия
Президент поставил жесткую задачу: до конца первого полугодия навести порядок в экспорте калия

К этой теме Президент обращается не впервые. Еще в 2002 году он потребовал избавиться от услуг посредников в торговле продукцией ПО «Беларуськалий». Чуть позже было сформулировано конкретное поручение: выйти на самостоятельные продажи во второй половине прошлого года. Правительство, концерн «Белнефтехим», руководство предприятия с задачей не справились. До сих пор практически весь добываемый в стране калий идет к конечному потребителю через структуру Международной калийной компании (МКК), имеющей головной офис в Москве. Что и стало причиной жесточайшей критики Президента на вчерашнем совещании.

История вопроса сложна. В свое время партнерство с МКК для «Беларуськалия» было действительно полезным. В начале 90–х получить разрешение на экспорт калия мог чуть ли не любой колхоз. Хозяйства приобретали удобрения по внутренним ценам, значительно меньшим, нежели экспортные, и перепродавали их за границу. Явление имело массовый характер и неудивительно, что в итоге разрушило рынок самого производителя. На фоне борьбы с бессистемным экспортом тремя предприятиями — нашим «Беларуськалием» и российскими «Уралкалием» и «Сильвинитом» — и была образована Международная калийная компания. У ее руля встали люди, некогда близкие к советской структуре экспорта удобрений. Они наладили единую товаропроводящую сеть для трех крупнейших производителей и порядок как будто был наведен. Однако менеджмент МКК соблазнился перспективой взять компанию под свой полный контроль. В 1996 году сотрудники МКК с генеральным директором Анатолием Ломакиным завладели 25 процентами акций. Где–то рядом маячит фигура еще одного калийного короля Григория Лучанского, которому молва приписывает реальное владение Международной калийной компанией. Какой капитал эта группа контролирует сегодня, сказать сложно. «Уралкалий» вышел из–под опеки МКК, по трети акций у «Сильвинита» и «Беларуськалия». Но российское предприятие контролируется все теми же Лучанским и Ломакиным, и получается, что фактически сбыт белорусского калия монополизирован российскими частными лицами. Это весьма тревожный звонок. Ведь если производитель не контролирует свой сбыт, он фактически в полной зависимости от проводника своего товара. А если учесть, что «Беларуськалий» — это один из крупнейших поставщиков валюты в стране, то сложившаяся ситуация выглядит особенно тревожной.

То есть, с одной стороны, на кону вопрос, лежащий в плоскости экономической безопасности государства. С другой — чисто житейский. «Калийная соль, как нефть, газ и прочие ресурсы в других странах, — это не собственность производственного объединения «Беларуськалий». Это собственность белорусского государства и нашего народа», — подчеркнул Президент. И просто по–человечески обидно, что на далеко не самом легком труде солигорского шахтера десяток ушлых дельцов без особого труда получают и раскладывают по карманам миллионы долларов. По самым скромным подсчетам Министерства экономики, МКК ежегодно с нашего калия имеет около 30 млн. долларов. И это только плата за посреднические услуги. Но Президент на проблему смотрит шире. Почему сами не везем удобрения до портов? Почему самостоятельно не фрахтуем суда? Почему в портах назначения не имеем своих региональных сбытовых подразделений? Работа всех этих звеньев требует оплаты. Это факт. Но зачем платить чужим людям, если можно дать возможность заработать своим? А в итоге получается, что счет ежегодных потерь идет на сотни миллионов долларов. Роскошь просто недопустимая.

Объяснения чиновников о том, что МКК наладила стройную систему и выход из нее грозит убытками, иной раз звучат логично, но лишь в первом приближении. Ведь очевидно главное: МКК уже сегодня плотно взяла в оборот «Беларуськалий» и просто так эту золотую жилу отдавать не намерена. Министр транспорта Михаил Боровой рассказывал о кознях московской фирмы при попытке самостоятельного фрахта судов образованной недавно Белорусской судоходной компанией. Здесь и демпинг, и основанный на личных связях сговор с судовладельцами. Цель преследуется единственная — всеми правдами и неправдами доказать собственную исключительность и безальтернативность. И вот здесь, на мой взгляд, главная причина жесточайшей оценки работы чиновников Президентом. Можно объяснить неудачи при целенаправленной работе, но успокоение в признании поражения непростительно. Особенно когда речь идет о деле особой государственной важности.

В итоге Премьер–министр Сергей Сидорский и его заместитель Иван Бамбиза предупреждены Президентом о служебном несоответствии, строгий выговор объявлен председателю Совета Республики Геннадию Новицкому и руководителю концерна «Белнефтехим» Брониславу Сивому, выговор — помощнику Президента Сергею Ткачеву. Поставлен также вопрос о целесообразности нахождения в должности генерального директора ПО «Беларуськалий» Андрея Башуры. В ближайшее время экспортная деятельность предприятия будет тщательнейшим образом проверена силами Комитета госконтроля и прокуратуры. Сергею Ткачеву и министру торговли Александру Куличкову поручено в течение двух недель сформулировать предложения по организации системы сбыта калия. А полное наведение порядка в этой сфере должно быть завершено к концу первого полугодия.

При этом Александр Лукашенко не исключил вероятности сохранения товаропроводящей сети МКК. Но коль в ее объеме продаж доля белорусской продукции составляет почти 70 процентов, то соответственным должен быть и пакет принадлежащих нашему государству акций. Контроль должен быть у стороны, формирующей основную долю прибыли компании. И головной офис соответственно не в Москве, а в Минске. Если не пройдет этот вариант, значит, нужно создавать собственную компанию, которая заместит МКК. «Вопрос не в том, по какому пути идти, — подчеркнул Президент. — Вопрос в создании прозрачной системы и в получении страной дополнительных денег». И это, заметил Александр Лукашенко, актуально не только для «Беларуськалия», но и звонок всем экспортерам. Необоснованное посредничество должно быть ликвидировано в корне. А Правительство Президент предупредил, чтобы не получилось в скором времени еще одного жесткого разговора о жилищно–коммунальном хозяйстве. Руководство отрасли все еще склонно прикрываться расчетами о непосильных затратах и перекладывать свои проблемы на плечи населения вместо того, чтобы наводить порядок. Тарифы ЖКХ и ценообразование в целом — сфера особого внимания. Спрос за это всегда жесткий и принципиальный. «Я буду в полном объеме и бескомпромиссно выполнять свои обязательства перед народом и полномочия по Конституции. Мы государственные люди, а не частная лавочка. И я не позволю разрушить страну», — заключил Президент.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?