Солдат есть солдат!

В Питере, в части внутренних войск, которая стоит в двух шагах от Эрмитажа, появилась на свет жалоба рядового Н...
В Питере, в части внутренних войск, которая стоит в двух шагах от Эрмитажа, появилась на свет жалоба рядового Н. По его словам, кроме популярных вымогательств, безобидных пыток электротоком, разговора по душам с помощью металлической табуретки, в казарме объявился и новый, вполне оригинальный опыт. Если у молодых не было для «дедов» денег, то бойцов отправляли попрошайничать, если же приносили мало — предлагали заняться мужской проституцией и заботливо снабжали телефонами «клиентов». Самое пикантное, несомненно, заключается в том, что (по сообщению станции «Эхо Москвы») «клиентами солдат–проституток были даже войсковые генералы и... сотрудники ФСБ». Министрам Нургалиеву, Иванову и Патрушеву есть над чем поразмыслить...

Размышляю и я.

Прежде всего не хочется, чтобы кто–то воспринял эти строки как некую ликующую «добавку» к полемике вокруг нефтяных цен и всего прочего: «Ах, мол, как у «них» все плохо. Другое дело у нас...» Оставим это г.г. Жириновскому, Караганову, Павловскому, Бабурину и другим любителям «сравнений». Нам, ей–богу, зубоскалить по поводу несчастных российских солдат было бы просто низко. Поверьте, я — переживаю! Как и вы: потому, что среди молодежи, в армии бытуют такие дикие нравы! Во–вторых, втрое жаль, что все это происходит в горячо любимых мной внутренних войсках, которым отдано много–много лет жизни. Помнится, Ленинградская дивизия всегда была в войсках МВД СССР на самом хорошем счету! Искренне жаль.

У нас, в Беларуси, в этом месяце случился довольно–таки неприятный инцидент, и он пусть даже несопоставим с питерским, но тоже заслуживает особого внимания. Я имею в виду историю с рядовым Дмитрием Васильковым.

Сейчас идет прокурорская проверка, поэтому далеко не все ясно. Известно лишь, что между рядовым Васильковым и прапорщиком Ш. случился конфликт и разъяренный прапорщик ударил солдата. Лет десять назад это ЧП расшифровывалось бы как «чепуховое происшествие» и было сенсацией разве что ротного масштаба. Сегодня это — настоящее ЧП, им занимаются самые высокие военные чины, и никто по старой недоброй традиции не прячет концы в воду и не выгораживает т.н. «честь мундира». Так теперь в нашей армии заведено. И — правильно! Потому что когда скрывают под ковром казарменные зуботычины — дескать, люди молодые, горячие, а армия — часть общества и пр., — то фальшивая благостность оборачивается настоящими трагедиями.

Неуравновешенным прапорщиком занимается прокуратура...

Констатируя этот отрадный с точки зрения химической чистоты факт, можно было бы и поставить умиротворенную точку. Но меня, уважаемые читатели, как–то очень не устраивает позиция коллег–журналистов, комментирующих происшествие. Одни — старательно делают из рядового Василькова только лишь жертву прапорщицкого произвола и увлеченно охотятся за солдатской мамой, ожидая от нее сенсаций. Другие — представляют побитого воина случайно проходившим мимо отличником боевой и политической, поборником уставных взаимоотношений. Если во время интервью рядового Василькова кто–то закрыл глаза, то мог подумать, что правду–матку режет не полноценный участник конфликта, а зрелый политработник. Насчет устава и присяги, во всяком случае, рядовой чесал, как по бумажке...

Полагаю, что, как всегда в жизни, черно–белой интерпретации здесь явно недостаточно. Слишком много полутонов.

Но поскольку дело ведут знатоки, то позволю публично ограничиться лишь двумя сугубо личными ощущениями.

По поводу прапорщика Ш. Здесь, безусловно, следует быть строгим. Что это за «командир» и «воспитатель», если не может проявить власть, кроме как кулаком? Армия — это вам, господин прапорщик, не глухой пустырь за пивным ларьком, а вверенные в подчинение бойцы — не бесправные рабы–исполнители.

Это с одной стороны.

С другой, как пишут СМИ: отвратительный инцидент начался с того, что «старослужащий» Д.Васильков отказался выполнять распоряжение прапорщика. И пусть солдатские матери всего СНГ и иного зарубежья будут на стороне побитого рядового Василькова, я считаю, что если солдат не подчинился, то он также не прав и также должен понести наказание. По закону!

Иначе армия, где рядовые, даже если они «старослужащие», игнорируют приказания командиров и начальников, будет называться совсем иным словом. Которое начинается на букву «б». А такой хоккей, как восклицал незабвенный Николай Николаич Озеров, нам не нужен!

И еще одно обстоятельство. Дело происходило в Военной академии, где рядовой и прапорщик входили в состав вспомогательных сил. Да, если «вспомогательные силы» содержатся для того, чтобы обслуживать, например, технику, то без этого академии не обойтись. Но если призванные на службу солдаты занимаются расчисткой снега, уборкой столовых, наведением «порядка» в тире и т.п., — ничего хорошего в такой постановке вопроса нет. Это, конечно, не критика начальника академии генерала Мисурагина, проблема куда шире. Убежден, что казне гораздо целесообразнее нанять трех дворников и пяток иных вольнонаемных, чем содержать разного рода «хозвзводы» и юных специалистов в погонах на «подсобных хозяйствах». Юноши призываются в армию отнюдь не для «хозработ», а исключительно для обучения и боевой работы. Мысль, конечно, не новая, но в архив ей, похоже, рановато...

Впрочем, если на первых двух утверждениях я категорически настаиваю (виноват и тот, кто распустил руки, и тот, кто не подчинился!), то по поводу «вспомогательных сил» (в т.ч. соотношения «призывников» с «контрактниками» и т.д.) готов подискутировать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...