Соль на раны

После прогулки горожане со вздохом разглядывают разводы на своих ботинках и брюках. От песчано–солевых смесей, которыми посыпаны дороги и тротуары, страдают обувь и одежда, шины и корпусы автомобилей. Недавно специалисты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды провели мониторинг и взяли на анализ пробы снега, чернеющего вдоль дорог. Результаты ошеломили: содержание солей было превышено в десять раз...

После прогулки горожане со вздохом разглядывают разводы на своих ботинках и брюках. От песчано–солевых смесей, которыми посыпаны дороги и тротуары, страдают обувь и одежда, шины и корпусы автомобилей. Недавно специалисты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды провели мониторинг и взяли на анализ пробы снега, чернеющего вдоль дорог. Результаты ошеломили: содержание солей было превышено в десять раз.


— Страдает экология, — комментирует заведующий сектором мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники НАН Александр Судник. — Соли, тяжелые металлы проникают в почву, грунтовые воды, оседают на деревьях. Березы и липы, растущие вдоль крупных и оживленных магистралей, начинают желтеть уже в конце июня. Считаю, что дорожники наносят на дорогу слишком много реагентов. Наши подсчеты показывают — почти в три раза больше, чем нужно.


В «Горремавтодоре» Мингорисполкома уточнили: на каждый квадратный метр дороги высыпают от 5 до 40 граммов реагентов, в зависимости от того, насколько она скользкая. Претензиям экологов удивлены: главное — обеспечить безопасность дорожного движения. Мол, с песчано–солевыми смесями не перебарщиваем. Есть определенные нормы — по ним и работаем.


Снег можно растопить реагентами, а можно и вывезти на специальные свалки. Где они расположены? На городских пустырях. Черные бесформенные массы можно встретить во многих районах города и за его пределами. Не опасны ли такие снежные полигоны?


— Тут вопрос скорее в эстетике, чем в экологии, — успокаивает председатель Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Боровиков. — Снег чернеет не от тяжелых металлов, а от песчано–солевых смесей. Качество топлива теперь другое. Да, когда в апреле сугробы растают, в землю попадут соли. Но мы проводим предварительные расчеты, оцениваем химический анализ почвы и воды, анализируем ландшафт местности, изучаем глубину грунтовых вод. Только потом выносим решение, превратится ли пустырь в снежную свалку, как долго им можно будет пользоваться.


Легкие песчано–солевые смеси поднимаются на высоту до 15 — 20 метров. На свалках их концентрация запредельная. «Но ведь мы этим дышим!» — с опаской говорят горожане. Для тревоги нет причин, считает заведующий отделом токсикологии РНПЦ гигиены Леонид Половинкин, опасным для организма человека может быть столб пыли или песка, но никак не солей хлорида.


Экологи серьезно подумывают об альтернативе.


— За рубежом используют доломитовую муку, — считает Александр Судник. — Или, говоря по–научному, хлорид кальция. Он более экологичен, не портит обувь и шины. Одна проблема — обходится дорого, да и в нашей стране добывать его негде.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости