Соль на раны

После прогулки горожане со вздохом разглядывают разводы на своих ботинках и брюках. От песчано–солевых смесей, которыми посыпаны дороги и тротуары, страдают обувь и одежда, шины и корпусы автомобилей. Недавно специалисты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды провели мониторинг и взяли на анализ пробы снега, чернеющего вдоль дорог. Результаты ошеломили: содержание солей было превышено в десять раз...

После прогулки горожане со вздохом разглядывают разводы на своих ботинках и брюках. От песчано–солевых смесей, которыми посыпаны дороги и тротуары, страдают обувь и одежда, шины и корпусы автомобилей. Недавно специалисты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды провели мониторинг и взяли на анализ пробы снега, чернеющего вдоль дорог. Результаты ошеломили: содержание солей было превышено в десять раз.


— Страдает экология, — комментирует заведующий сектором мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники НАН Александр Судник. — Соли, тяжелые металлы проникают в почву, грунтовые воды, оседают на деревьях. Березы и липы, растущие вдоль крупных и оживленных магистралей, начинают желтеть уже в конце июня. Считаю, что дорожники наносят на дорогу слишком много реагентов. Наши подсчеты показывают — почти в три раза больше, чем нужно.


В «Горремавтодоре» Мингорисполкома уточнили: на каждый квадратный метр дороги высыпают от 5 до 40 граммов реагентов, в зависимости от того, насколько она скользкая. Претензиям экологов удивлены: главное — обеспечить безопасность дорожного движения. Мол, с песчано–солевыми смесями не перебарщиваем. Есть определенные нормы — по ним и работаем.


Снег можно растопить реагентами, а можно и вывезти на специальные свалки. Где они расположены? На городских пустырях. Черные бесформенные массы можно встретить во многих районах города и за его пределами. Не опасны ли такие снежные полигоны?


— Тут вопрос скорее в эстетике, чем в экологии, — успокаивает председатель Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Боровиков. — Снег чернеет не от тяжелых металлов, а от песчано–солевых смесей. Качество топлива теперь другое. Да, когда в апреле сугробы растают, в землю попадут соли. Но мы проводим предварительные расчеты, оцениваем химический анализ почвы и воды, анализируем ландшафт местности, изучаем глубину грунтовых вод. Только потом выносим решение, превратится ли пустырь в снежную свалку, как долго им можно будет пользоваться.


Легкие песчано–солевые смеси поднимаются на высоту до 15 — 20 метров. На свалках их концентрация запредельная. «Но ведь мы этим дышим!» — с опаской говорят горожане. Для тревоги нет причин, считает заведующий отделом токсикологии РНПЦ гигиены Леонид Половинкин, опасным для организма человека может быть столб пыли или песка, но никак не солей хлорида.


Экологи серьезно подумывают об альтернативе.


— За рубежом используют доломитовую муку, — считает Александр Судник. — Или, говоря по–научному, хлорид кальция. Он более экологичен, не портит обувь и шины. Одна проблема — обходится дорого, да и в нашей стране добывать его негде.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
I.M.
Правильно говорит Александр Судник. В мире давно задумались о проблеме зимних реагентов. Скандинавские страны, начали цивилизованно бороться со снегом еще в конце позапрошлого века. Большей частью они закупали смесь в Финляндии, но часто пытались внести свои коррективы, которыми до сих пор является отказ от любых смесей (то есть эксплуатацию дворников с лопатами) или замена песка с солью на жидкий кипяток с солью. <br /> <br />
В некоторых странах Северной Европы, где использование солей в борьбе с гололедом практически запрещено, активно используется мраморная и гранитная крошка. Правда, здесь появляется иная проблема. А именно, весенние пылевые бури, когда ветер поднимает столб пыли и обрушивает их на прохожих. Но в той же Финляндии эту пыль весной собирают специальной техникой, похожей на пылесосы, моют, а следующей зимой используют снова. Вот такая «экономная экономия». <br /> <br />
Норвегия пошла другим путем - там тротуары "подогреваются". В этой стране теплокоммуникации прокладываются прямо под пешеходными дорожками и автомагистралями, а потому ни снег, ни лед на них не задерживается, а тает. Кроме того, тамошние специалисты после многочисленных экспериментов пришли к выводу, что для того, чтобы на дороге дольше не появлялся лед, ее надо поливать горячей водой с песком. Технология проста, песок смешивается с водой, нагретой до 95 градусов, а затем раскидывается по дороге. Горячая вода мгновенно подтопляет лед, что позволяет песчинкам проникать до асфальта. А когда через минуту дорога снова замерзает, на ней образуется корка, похожая на наждачную бумагу.<br /> <br />
В некоторых других странах Европы сами дороги обладают антигололедным эффектом - в асфальт добавляется особый компонент, который предотвращает образование гололеда и облегчает чистку дорог. В Швейцарии и Австрии дороги обрабатывают фрикционными материалами - смесью песка и мелкого щебня. В Германии используют магний, в США - хлористый кальций. <br /> <br />
Побродив по просторам интернета, я узнал, что к примеру, для борьбы с гололедом в США идут даже отходы ликеро-водочного производства. Сахаристая субстанция, остающаяся после изготовления спиртного, значительно усиливает действие соли, которой коммунальные службы посыпают заледеневшие дороги. Если опрыскать соль сиропом, то она крепче прилипает к дорожной поверхности и до конца расходует свой потенциал.<br /> <br />
Порадовали своей находчивостью и венгры. Там один химик обратил внимание на пруд возле завода по выпуску водки: водоем, куда сбрасывали "ненужные остатки", зимой не замерзал. Тогда-то его и осенило: чтобы сделать лед более податливым, его нужно не только посолить, но и "подпоить" сиропом.<br /> <br />
Одна из американских компаний-производителей противогололедной ликеро-водочной соли в своем пресс-релизе подчеркивает, что их продукт настолько экологически чист, что его можно употреблять в пищу. К тому же для обработки зимних дорог ее требуется гораздо меньше, чем простой каменной соли. <br /> <br />
В общем, опыт зарубежных стран показывает, что не решаемых проблем нет, а белорусским ученым и коммунальным службам давно пора обратиться к опыту тех же скандинавов или западноевропейцев, а то уже надоело после очередной зимы выкидывать брюки и джинсы на свалку из-за того, что зимние реагенты их окончательно испортили.
александр
Господа, прежде всего молодцы, что и до этого руки уже дошли.Хороший сигнал.А во-вторых, это проблема повсеместная. В этом году по всей западной Европе намело как никогда.К ученым! И только к ним.Из практики знаю одно:"правильнгого" реагента уходит в 5-6 раз меньше чем обычного солевого.Вот и думайте, завозить, не завозить. У вас насколько я знаю под боком Украина, где гранитного отсева всегда было много(кстати свой у вас тоже есть, дробить не умеете , как это делают шведы мобильными дробилками чтобы дешевле было).Но в любом случае молодцы, что высоко поднимаете эту тему. С уважением постоянный читатель из ЕС
Ольга
Как то ехала в троллейбусе и стала свидетелем одного даволи громкого обращения "к народу": пожилой мужчина пытался пробудить в пассажирах здравый смысл и попробовать бороться за здоровую экологию,но многие отреагировали только отрицательным выкликом в сторону ""борца" -мол-потише мужчина, с работы едем. радует , что большинство - это люди- непассивные и доволи действенные, как например, этот мужчина в троллейбусе, который ходил по многим инстанциям , однако ничего не добился.(хотя по его словам-дворников он гонял при каждой встрече их на улицах ).Но они выполняют всего лишьсвою работу и больше ничего не решают.<br /> <br />
ТО , что поднят этот вопрос-уже привлечение внимания к проблеме, а значит она есть. у нас многие идут по принципу"Абы тихо было, все равно ничего не решим". если так все будут думать-то и изменений не будет.<br /> <br />
С уважением читатель
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?