Со знанием дела

Глава Следственного комитета доложил Президенту о расследовании громких уголовных дел

О текущей ситуации в Cледственном комитете, расследовании резонансных уголовных дел, находящихся на контроле у Президента, взаимодействии следственных органов Беларуси и России шла речь на рабочей встрече Александра Лукашенко с председателем Следственного комитета Иваном Носкевичем. Президент начал разговор такими словами:

фото БЕЛТА.

— Первый вопрос — ситуация в Следственном комитете. В общих чертах — какова она? Вы знаете, я очень внимательно слежу за работой Следственного комитета. Хотел бы услышать вашу точку зрения, совпадает ли она с моей?

Александр Лукашенко поинтересовался ходом расследования находящихся у него на контроле уголовных дел:

— Очень много этих уголовных дел. Как идет следствие по ним? Все ли там честно, объективно и справедливо?

И вопрос о взаимодействии следователей Беларуси и России:

— Когда здесь Александр Бастрыкин (глава СК РФ. — Прим. ред.) был, мы договаривались о более тесном взаимодействии следственных комитетов России и Беларуси. Вы провели совместную коллегию и хотелось бы узнать ваши впечатления.

Иван Носкевич.
Фото БЕЛТА.

По словам Ивана Носкевича, системных проблем в подчиненном ему комитете нет:

— Проблемных вопросов у нас не имеется. Спокойно работаем в рамках действующего законодательства. Никаких острых моментов на сегодняшний день отметить не могу. Это связано и с тем, что состояние преступности в целом на сегодня благоприятствует тому, чтобы велась такая спокойная, планомерная работа.

Из резонансных дел следует отметить гибель ребенка в Ганцевичах при проведении вакцинации. Президент поручил председателю СК взять его на персональный контроль. 

Доложено Президенту также о расследовании факта смерти рядового Коржича, по которому сейчас проводится судебное следствие:

— Не предопределяя решения суда, я доложил обо всех обстоятельствах дела, причинах и условиях, которые способствовали этому случаю.

Президент также проинформирован о расследовании коррупционных дел. Особое внимание на рабочей встрече было уделено убийствам прошлых лет. По словам Ивана Носкевича, с учетом новых возможностей криминалистической техники, судебных экспертиз СК ежегодно направляет в суд до десяти таких уголовных дел.

Кроме того, Президент был проинформирован о развитии международного взаимодействия по линии следственных ведомств, в том числе с российскими коллегами. 

***

В проекте «Разговор у Президента» на телеканале «Беларусь 1» Иван Носкевич рассказал некоторые подробности прошедшей встречи.

О криминогенной обстановке

— По результатам восьми месяцев криминогенная обстановка в стране достаточно благоприятная. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года преступность снизилась на три процента. Основные составляющие преступности также имеют кривую вниз. Тяжких, особо тяжких преступлений зарегистрировано на шесть процентов меньше, убийств — на пять процентов.

Между тем есть и особенности криминогенной картины этого года. В частности, примерно на 70 процентов увеличилось число преступлений в сфере информационной безопасности. Я вижу здесь как минимум три составляющие. Во–первых, в стране отмечается неуклонный рост средств коммуникации у населения — телефонов, планшетов, компьютеров. Во–вторых, отсутствует надлежащая правовая культура, правовая грамотность в обществе. Иногда обыватель не каждое противоправное действие расценивает как преступление. Между тем Уголовный кодекс четко определяет преступные действия в сфере информационных технологий. В–третьих, растет профессионализм правоохранительного блока. Мы повышаем свою компетенцию и располагаем такой техникой, которая позволяет нам получать информацию с любых гаджетов.

О деле по гибели рядового Коржича

— Это первое дело, о котором было доложено Президенту. И оно находится на его постоянном контроле. В качестве обвиняемых привлечены три младших командира, три сержанта, которые с точки зрения следствия, превысив свои служебные полномочия, довели его (рядового Коржича. — Прим. ред.) до самоубийства. В рамках расследования данного дела возбуждено десять уголовных дел в отношении 13 лиц, касающихся неуставных отношений в этой воинской части. Восемь дел уже направлено в суд. Еще два находятся на завершающей стадии.

Что касается уровня ответственности. В уголовном праве закреплен принцип персональной ответственности. То есть с точки зрения следствия обвинение предъявлено именно тем фигурантам, которые, по нашему мнению, виновны в том, что солдат наложил на себя руки. Понятно, что нужно говорить об опосредованной вине вышестоящих командиров. В этой связи наступают те или иные виды ответственности. В частности, командир воинской части уволен. Командир роты, прапорщик роты также привлекаются к уголовной ответственности за те преступления, которые инкриминируются непосредственно им. Я уверен в том, что следственной группой сделано все возможное. В адрес Министерства обороны внесены соответствующие акты реагирования. Я могу надеяться, что там приняты соответствующие жесткие меры. И хотелось бы верить, что подобные вещи впредь не будут повторяться.

О «деле БЕЛТА»

— С точки зрения следственной ситуации банальное, простое дело. Оно не представляет никакой сложности в расследовании. Другой вопрос, что в нем замешаны журналисты и это вызвало широкий общественный резонанс. Был ли правовой нигилизм в данной ситуации — трудно сказать. На самом деле те фактические данные, которые мы имеем, говорят о том, что фигуранты понимали, что они делают. И, к большому сожалению, либо безразлично к этому отнеслись, либо осознанно ступили на этот путь.

Преступление это не представляет большой общественной опасности, и, наверное, о каких–то суровых мерах наказания речи быть не может. Тем не менее факт есть факт. Это прецедент. 

О гибели ребенка в Ганцевичах

— Материалы проверки находятся в главном следственном управлении Центрального аппарата Следственного комитета. Я более осторожно бы использовал терминологию, связанную с тем, что это не та вакцина, что это некие испытания над детьми. Подобные журналистские штампы могут только навредить проверке. Пока мы даже не возбуждали уголовное дело, потому что не имеем заключения о причине смерти ребенка. Предположительно на основании медицинского вскрытия можно сделать первоначальный вывод, что, скорее всего, это анафилактический шок. Что само по себе не является основанием для возбуждения уголовного дела. Но формата доследственной проверки достаточно для того, чтобы установить не только причину смерти, но и обстоятельства попадания этой вакцины на территорию Беларуси, а также насколько справедливо и законно провели тендер при закупке. Эти направления проверки не менее важны для нас, чем проверки причин смерти ребенка. В этой связи мы работаем в тесном контакте с нашими коллегами из Комитета госбезопасности, в производстве которых находится целый ряд уголовных дел относительно фигурантов из Минздрава, где в том числе отслеживаются вопросы тендерных закупок лекарств. Как только у нас появится малейшее основание для возбуждения уголовного дела, поверьте, по этому факту оно будет возбуждено. Как должностное лицо и как отец заверяю, что мы приложим все усилия для того, чтобы белое здесь назвать белым, а черное — черным.

О делах прошлых лет

— Таких дел в общей сложности чуть больше 1.000, мы проведем их полную ревизию. Оценим все имеющиеся вещественные доказательства с учетом новых возможностей. До образования Следственного комитета у нас ежегодно оставалось до 30 нераскрытых убийств, так называемые «глухари». В этом году их 5, столько же было и за прошлый год. Конечно, есть определенный успех в этой работе, но мы хотим большего. Мы близки к тому, чтобы 2019 год в системе СК объявить годом дополнительных мер по раскрытию и расследованию убийств прошлых лет. Из примеров. В этом году мы направили уголовное дело в суд по факту убийства, которое было совершено в 2006 году. Благодаря новым технологиям удалось выявить ДНК преступника, и теперь он понес заслуженное наказание.

О меморандуме с США

— Нам очень важно сотрудничество именно со следственным подразделением ФБР, поэтому мы и заключили с ним меморандум о взаимопонимании. Нам нужен выход на международный уровень, особенно на базы данных США для расследования преступлений в сфере высоких технологий. И реакция после подписания меморандума произошла моментально. Я могу раскрыть тайну. Сейчас готовится экстрадиция нашего гражданина из США за совершение преступления в сфере оборота наркотиков. Ни о чем подобном думать раньше не приходилось. Еще одно не менее значимое правоохранительное ведомство США — Национальное агентство по борьбе с наркотиками — также напрямую обратилось к нам с предложением подписать аналогичное соглашение, чтобы еще больше способствовать нашей совместной борьбе с наркотиками, в том числе с транснациональным оборотом наркотиков.

О сотрудничестве с другими странами

— С ближайшими соседями у нас теснейшее сотрудничество. На долю России приходится около 90% всей правовой помощи, которую мы запрашиваем у коллег за рубежом.  В течение последних двух лет мы подписали соглашения о сотрудничестве со всеми смежниками из стран бывшего Советского Союза, что тоже напрямую сказывается на скорости и объективности исполнения ходатайств об оказании правовой помощи.

О цифровизации

— Мы уже подготовили свою концепцию цифровизации, формируем свою единую автоматизированную информационную систему. Техническое задание к ней практически готово и проходит государственно–экспертное исследование. Надеюсь, к концу года или началу следующего оно выйдет на тендер. И здесь будут задействованы структуры из нашего Парка высоких технологий, потому что своими силами мы пока не в состоянии переварить этот объем данных. Один из элементов нашей единой информационной системы — уголовное электронное дело. Это в первую очередь упрощение и ускорение расследования, придание процессу объективности и прозрачности. Любой процессуальный контролер в состоянии в режиме реального времени наблюдать за тем, как идет расследование, что априори искореняет как нарушение закона, так и мелкие недостатки, которые может допустить следователь. Понятно, что толк и польза от электронного уголовного дела будет только в том случае, если к нашей информационной системе присоединятся смежники или же будет создан некий единый подход к цифровизации.

Если закончить уголовное дело в электронном формате и не передать в таком же формате дело прокурору на изучение, а потом в суд — теряется всякий смысл такой работы. Лучше передавать мегабайтами, чем томами уголовных дел. Нужно понимать, что это не ближайшее будущее, а перспектива, но очень важно ставить перед собой амбициозные задачи и находить способы, возможности их реализации. Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости