Народная газета

Со слезами на глазах

Завтра в Риме на неформальный, но важный саммит соберутся руководители стран Европейского союза. Повод праздничный: будут отмечать 60-летие Римского договора, который заложил основы того, что со временем и стало Евросоюзом. А тогда, в марте 1957 года, Бельгия, Германия, Италия, Люксембург и Нидерланды договорились о свободном передвижении людей, товаров, услуг и капитала. Эти четыре свободы и сегодня остаются краеугольными камнями ЕС, любое покушение на которые воспринимается странами-основателями весьма болезненно.

Наверняка вы обратили внимание на то, что Великобритании среди стран — основателей ЕС не было. Британское правительство отправило на ту встречу почти рядового сотрудника, но его слова о новом начинании стали знаменитыми, а сейчас воспринимаются как пророческие: “Нет шансов, что вы придете к соглашению по договору, который сейчас обсуждаете. Если вы придете к соглашению, нет шансов, что оно будет ратифицировано. Если оно будет ратифицировано, нет шансов, что оно будет выполняться. А если оно будет выполняться, то будет совершенно неприемлемым для Великобритании”. Сказав по-французски “до свидания” и “удачи!”, он покинул Рим. И завтра в Риме премьер-министра Великобритании не будет: единственное, за что лидеры Евросоюза благодарны Терезе Мэй, так это за то, что официальный старт выходу Великобритании из ЕС будет дан после саммита, 29 марта. Но тень брексита праздник уже испортила: впервые со дня своего основания ЕС не расширяется, а сокращается.

Да и с остающимися 27 членами не все гладко: вместо солидарности и сплочения только внутренние дрязги и споры. А ведь опросы общественного мнения показывают: большинство населения — за единую Европу. Так что слухи о скорой смерти Евросоюза кажутся преувеличенными, а ставка предвыборных кампаний на очередной “выход” не слишком победной.

Победители или проигравшие, но обсуждать будущее Евросоюза без Великобритании в Риме, конечно, будут. К тому же председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил пять возможных сценариев

(я писала об этом две недели назад). И хотя сценариев пять, все чаще звучат голоса в пользу одного. Того, который в докладе Юнкера красиво назван “Кто хочет больше, делает больше”, но который все чаще называют “Европой разных скоростей”. Де-факто она давно существует: это безвизовая Шенгенская зона и зона евро, которые объединяют далеко не всех членов ЕС. Но Восточной Европе идея “двух скоростей” не слишком нравится: здесь боятся, что этот сценарий поделит европейцев на первый и все остальные классы. Причем шансы восточных европейцев оказаться “первоклассными” гражданами стремятся к нулю.

В качестве доказательства они приводят самый, на их взгляд, вопиющий пример: продукты одних и тех же марок, продаваемые в Западной и Восточной Европе, отличаются по качеству. В Восточной, понятное дело, хуже. Руководители Венгрии и Польши говорят о “новом железном занавесе”, другие спрашивают: та ли это Европа, в которую мы так стремились? Да, это она. Просто не нужно путать туризм с эмиграцией.

Евросоюз должен основываться на равенстве интересов всех его членов, говорит (а как будто заклинает) премьер-министр Польши Беата Шидло на встрече Вышеградской группы, которая объединяет Венгрию, Польшу, Словакию и Чехию. Подтверждая тем самым, что “Европа разных скоростей”, против которой Вышеград выступает, на самом деле уже реальность. “Мы не согласимся на разделение внутри ЕС, потому что это прямо ведет к дезинтеграции”, — добавляет польский премьер. Что выглядит как отрицание очевидного: разделение уже состоялось и Польша с другим членами Вышеградской группы с этим не только согласились, но и внесли свой немалый вклад.

А вот Жан-Клод Юнкер в Риме будет говорить о том, что Евросоюз должен сокращать разрыв между обещаниями и их выполнением. Как показывает опыт, это-то и есть самая трудная задача. Но я желаю Евросоюзу удачи. Потому что, как мне видится, после СССР это самый грандиозный общественно-экономический эксперимент. Пусть удастся.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...