Со дна... стакана

ГДЕ пьют, там ходит беда, причем не одна. Человек, страдающий от алкогольной зависимости, – горе не только для семьи, но и для социума. Он теряет человеческий облик, обузой становясь для близких. Да и работник с него, прямо скажем, никакой. Того и гляди, чтобы на пьяную голову не попал в переделку, не покалечился, а то и вовсе жив остался. 

Под диспансерным наблюдением психиатров-наркологов состоит более 162 тысяч человек. Где проблема более актуальна – в мегаполисе или в деревне? Врачи-наркологи не делят пациентов на городских и сельских. Общество  как раз и готово бороться за тех, кто, казалось бы, уходит на дно,  – лечит, реабилитирует, помогает найти работу. Главное, чтобы у самих «утопающих в стакане» хватило мотивации спастись….

ГОМЕЛЬЩИНА

Кому в Новоселках жить весело

В Ветковском районе самогонщики все еще живучи, но милиция всегда начеку

В РЕЙД с сотрудниками милиции по Ветковскому району корреспондент «СГ» напросилась не случайно – острота проблемы самогоноварения здесь не снимается годами. Начальник отдела профилактики Ветковского РОВД Александр ПАСЕЧНЮК (на снимке) приглашает меня в свой личный автомобиль. И не потому, что нет служебного транспорта: просто очень хорошо работает сарафанное радио. Милицейская машина еще на подъезде к деревне, а об этом, поясняет Александр Витальевич, уже знают в соседних селениях. 


ЗАСНЕЖЕННАЯ деревня Новоселки Ветковского района встречает нас обманчивой тишиной. Автомобиль, преодолевая заносы, останавливается у двухэтажного дома по улице Садовой. Из подъезда доносится разноголосый лай собак. Постучавшись в дверь квартиры на первом этаже, Александр Витальевич строго требует: «Откройте, милиция!» Хозяйка квартиры Елена П. пропускает рейдовую группу и поспешно заявляет:

— У меня ничего нет! Бидоны пустые стоят на балконе, можете сами посмотреть.  

Похоже, такие контрольные визиты милиции для нее дело привычное. Буквально несколько дней назад у Елены П. нашли 20 литров браги. Мутную жидкость вылили. И вот сейчас наведались еще. В этот раз следов самогоноварения не нашли.

Елене до выхода на заслуженный отдых еще далеко, но работать нужным не считает. Заверяет нас, что держит подсобное хозяйство. Само собой, как и большинство людей, любящих пригубить, к алкоголикам себя не относит. «Могу пить, а могу не пить. Все зависит от настроения», — убеждена она. Живет одна, но не скрывает – приходит кавалер, который сейчас на заработках в России. Мол, он ее и содержит. За изготовление и хранение браги Елена П. попадалась неоднократно. По решению суда получала штрафные санкции, но через какое-то время снова бралась за старое. 

25 литров браги уничтожили на месте
К жителю Ветки — 40-летнему неработающему Сергею, который живет на улице Пионерской, мы приехали по звонку соседей, они пожаловались на характерный запах браги. Приход стражей порядка для него был неожиданным, однако запирать дверь на ключ от милиционеров, как это иногда бывает, не стал. В неопрятной квартире под кучей тряпья нашелся 25-литровый бочок с мутной жидкостью. В поле зрения милиции попал впервые, не объяснил, за счет каких доходов проживает. Брага была уничтожена, а ее изготовителя ждет штраф в размере как минимум восьми базовых.

В Ветковском  районе борьба с пьянством, самогоноварением и незаконной реализацией спиртного не прекращается по той простой причине, что желающих гнать самопальный горячительный напиток как среди сельчан, так и жителей райцентра меньше не становится.  Только за несколько дней в феврале сотрудники РОВД  провели 43 рейда, к которым подключились работники милиции из Гомеля. Итог — обнаружили почти 260 литров самогонной браги, самогона и спирта. У неработающей жительницы Ветки Натальи Ч. хранилось 10 литров готового алкоголя, уже разлитого в бутылки на продажу. Литры первача находили у жителей деревень Пыхань и Даниловичи, в агрогородке Малые Немки и самой Ветке. 

Возраст нарушителей антиалкогольного законодательства разный. Некоторые самогонщики, попавшие в поле зрения милиции, неоднократно привлекались к административной ответственности. Но должных выводов не сделали. Усиленный режим работы в этом направлении обоснован: по одним и тем же адресам приходится выезжать вновь и вновь. Но из трясины пьянства выбраться хотят далеко не все из уличенных в самогоноварении, не поддаются даже «силовому» методу. За прошлый год в ЛТП сотрудники милиции направили 22  человека.  Их не волнует, что от пагубной привычки страдают члены семьи, близкие, соседи. В сводках МЧС совсем не редкость сообщения о трагедиях, когда алкоголики погибали в пьяном угаре, унося на тот свет и тех, кто мог находиться рядом. 

Еще с 2014 года создана информационная база, в которой содержатся данные о лицах, совершивших любые правонарушения в состоянии алкогольного опьянения. Те, за кем числится три и более таких эпизода, попадают в кандидаты на лечение в спецпрофилактории. Наркологическая экспертиза дает ответ, до какой степени алкоголизма допился кандидат на лечение. Обычно это первая или вторая стадия заболевания. Алкоголик получает официальное предупреждение, после которого можно отправиться по «госпутевке», но не бесплатно. За избавление от пагубного пристрастия заплатит сам алкоголик.

В ТЕМУ

По инициативе УВД Гомельского облисполкома во всех районах области прошла декада по предотвращению незаконного оборота спиртосодержащей продукции и самогоноварения. Как сообщил официальный представитель УВД облисполкома Виталий Пристромов, за 10 дней текущего года в регионе из незаконного оборота изъято почти 5 тонн контрафактного алкоголя. Из незаконного оборота выведено 4172 литра самогона и самогонной браги, 693 литра спирта и алкогольного фальсификата. Конфисковано 5 самогонных аппаратов. За нарушение законодательства к административной ответственности привлечено 187 лиц. Наибольшее количество самогона и самогонной браги из незаконного оборота выведено сотрудниками милиции в Хойникском, Калинковичском, Жлобинском, Ельском, Рогачевском, Гомельском и Добрушском районах.  

Наталья ВАКУЛИЧ, «СГ»

nvakulich2016@mail.ru

Фото автора  

ГРОДНЕНЩИНА

Возьми протянутую руку

В КАЖДОЙ бочке меда есть ложка дегтя. Так и на селе: в любой деревне среди десятков и сотен работящих жителей всегда найдутся свои асоциальные элементы. Есть среди них, конечно, те, кто ведет подобный образ жизни осознанно, однако в большинстве случаев человек просто не может вырваться из порочного круга самостоятельно. В таких ситуациях на помощь приходят работники сельсоветов. Какими методами они борются с пьянством, на примере  Гродненщины выяснял корреспондент «СГ».

Управляющая делами Жодишковсого сельсовета Сморгонского района Елена КУТЬКО: 

— Сегодня из 2872 проживающих 75 человек на учете как злоупотребляющие спиртным, еще двое — в ЛТП. Можно даже составить типичный портрет такого гражданина: неработающий старше 45 лет, проживает один. Правда, есть те, кто просто попал в трудную ситуацию, сам  выкарабкаться не в состоянии. В таком случае человеку нужно протянуть руку помощи – и администрация сельсовета ее протягивает. Например, в 2017 году мы тесно общались с тремя гражданами, привозили к ним нарколога. В результате люди справились с порочной зависимостью, нашли работу и вернулись к нормальной жизни. 

С теми, кто отказывается признать проблему, сложнее. Таких мы ежемесячно вызываем на заседания совета общественного пункта охраны правопорядка (в его составе председатель сельсовета, участковый милиционер и руководители всех местных организаций). Там предлагают работу, пытаются максимально доходчиво объяснить, что пьющий сам по себе несет угрозу для окружающих. До некоторых со временем доходит. Если поведение человека не меняется в лучшую сторону и, более того, становится социально опасным, то рассматривается вопрос о переводе его в ЛТП.

Председатель Вензовецкого сельсовета Дятловского района Олег ШИМКО:

— У нас проживает 1610 человек. Из них 32 — злоупотребляющие, а двое определены в ЛТП. С пьянством боремся на различных уровнях и довольно жестко: постоянно проводим собрания с работниками предприятий, водим особо отличившихся на заседания совета охраны правопорядка. Приезжаем к ним домой, общаемся с членами семей и предупреждаем насилие в пьяном угаре. Для того чтобы профилактика имела больший эффект, рекомендуем руководителям ставить перед выпивохами условие: либо алкоголь, либо работа. 

И результаты есть. Только с начала года в сельсовет обратились 5 человек с просьбой о помощи: отвезти в город и закодировать. Конечно, это не дает стопроцентную гарантию, что бросят пить. Но если хотя бы трое вернутся на работу и сумеют восстановить доверие близких, то это уже успех. Хотя есть и такой момент – страдают алкоголизмом в основном сельчане предпенсионного возраста, ни работы, ни семьи у них нет. То есть им ничего и не нужно, поэтому побуждать их к действию гораздо сложнее.

Председатель Пограничного сельсовета Берестовицкого района Иван КОЗЕЛ:

— Из 3025 проживающих на территории сельсовета 71 официально признан лицом, склонным к злоупотреблению спиртными напитками, а один направлен в ЛТП. Не больше трети из них имеют семьи. Иногда для устранения проблемы с такими людьми хватает лишь серии профилактических бесед, но это все же редкий случай. Привлекаем к работе с ними участковых, медиков, работников РОЧС и соцслужб. Но к каждому нужен индивидуальный подход.

Приведу пример. В прошлом году в поле зрения попала многодетная семья. Пьющие мама и папа долго не реагировали на наши просьбы. Ровно до тех пор, пока их не лишили родительских прав. И что вы думаете? Не прошло и полгода, как закодировались, привели в порядок дом, устроились на работу и вышли на контакт со службами опеки. Сейчас им вернули детей, более того, начали делать карьеру на одном из сельхозпредприятий района. Ведь могут же, когда захотят!  

Никита АВРАМЕНКО, «СГ»

avramenko@sb.b


ВИТЕБЩИНА

Сторож сгорел от огня и вина

В Витебской области половина работников, погибших пьяными на производстве, трудились в сельском хозяйстве

ЛЮБИТЕЛЕЙ заложить за воротник в глубинке меньше не становится, а дефицит кадров в сельском хозяйстве зачастую заставляет руководство закрывать глаза на слабости подчиненных, заменить-то их некем. В попытках перевоспитать работяг, от которых на производстве больше вреда, чем пользы, приходится идти на различные меры.

Известный факт — на протяжении последних пяти лет в сельмагах всех районов области практикуется ограничение в определенные часы продажи спиртного на период посевной и уборочной кампаний. Повсеместно ведется разбор полетов порочного поведения на так называемых днях позора совета профилактики при местных сельисполкомах, районная пресса не забывает лишний раз напоминать о фигурантах общественного порицания.

ПЬЯНСТВО на селе отражается не только на показателях: за цифрами отчетов по производственному травматизму человеческие жизни, сломанные или оборвавшиеся, казалось бы, по нелепому стечению обстоятельств, если бы не одно «но»…

По данным Комитета по труду, занятости и социальной защите Витебского облисполкома, в прошлом году в организациях АПК произошло 18 несчастных случаев, которые привели к серьезным увечьям или смерти. Из 10 работников, погибших на различных производствах области в состоянии алкогольного опьянения, 5 трудились в сельском хозяйстве. Расследования показали, что вина за некоторые из них лежит на должностных лицах по части нарушения законодательства об охране труда. В пяти случаях сами работники выполняли привычные обязанности под градусом. Но никто не снимает ответственности с тех, кто допустил их к работе. В печальную статистику за год дважды попал Верхнедвинский район.

Резонансная трагедия случилась прошлой осенью в хозяйстве «Леонишино». Жертвой пагубной привычки стал животновод, задействованный на выпасе КРС. Утром он принял свою смену в урочище Розулино. На следующий день коллега пастуха, который приехал его заменить, стал свидетелем жуткой картины: полностью сгоревший сторожевой вагончик с человеческими останками, по которым даже невозможно было установить личность погибшего. В ходе расследования всплыло, что пастух принял «для сугреву» — в крови потом установили наличие алкоголя в 1,7 промилле. Халатное отношение к производственной дисциплине в хозяйстве неоспорима, но и сбрасывать со счетов вину самого работника не стоит. 

Случаи гибели по причине пьянства работников в прошлом году омрачили статистику Миорского, Браславского, Лиозненского и Шумилинского районов. В последнем жертвой собственной же беспечности стал животновод. Трагедия случилась в ОАО «Ловжанское». Пьяный в хлам работник оказался под колесами трактора возле молочно-товарной фермы «Цавье». В крови у него выявлено 3,1 (!) промилле алкоголя (практически смертельная доза). При этом у водителя, ставшего виновником гибели коллеги, алкотест тоже зашкаливал — 2,87 промилле.

Во всех случаях виновники привлечены к ответу. На уровне районной власти решение проблемы во всех районах Витебщины видят не только в административных мерах воздействия и ограничении продажи спиртного, но и в усилении профилактической работы и общественной реакции. 

Андрей ЗАХАРОВ, «СГ»

andryxxxz@gmail.com


БРЕСТЧИНА

Культура пития или алкоголь на замок?

НЕСКОЛЬКО лет назад в агрогородке Мотоль Ивановского района наблюдал необычную картину. В продмаге спиртными напитками до 11 часов утра не торговали. Некоторые покупатели просили сделать для них исключение (мол, очень нужно), но продавцы были непреклонны: запрет на продажу алкоголя действует во всем районе, и исключений ни для кого нет.

Сегодня в торговых точках другие правила. Ограничения на продажу спиртного сняли, но не для того чтобы увеличить выручку. Когда утром алкоголем не торговали, те, кому нужно было его приобрести, находили другие источники. Разживались самогоном у подпольных торговцев, покупали горячительные напитки сомнительного качества. Кому от этого была выгода? Ни торговле, ни людям.

В МОТОЛЕ несколько продмагов, во всех спиртное продают без временных ограничений. В продмаге № 36, принадлежащем Ивановскому райпо, выбор продукции очень широкий. Торговая точка работает с 8 утра до 21 вечера. Продавцы отмечают, что требования законодательства соблюдаются безукоризненно. Если покупателю не исполнилось 18 лет, алкогольные напитки ему никто не продаст. При возникновении спорных вопросов гражданин должен предъявить паспорт.

— Главное, вся алкогольная продукция качественная, и это подтверждено соответствующими документами, — отмечает заведующая Евдокия Волынец. — Однако многое зависит от культуры пития. Ее ведь не привьешь. И алкоголь на замок не закроешь.

В Мотоле припоминают: когда действовали временные ограничения, спиртным люди зачастую запасались заранее, то есть приспособились к установленному распорядку. Ближе к 11 часам бежали в торговые точки, чтобы купить напитки. Контингент возле магазинов собирался в основном один и тот же. Впрочем, те же завсегдатаи остались и сейчас. Запретными мерами с ними бороться бесполезно, убеждены работники торговли.

Первый заместитель председателя Ивановского райпо Жанна Волосюк разделяет такую точку зрения. Она припоминает: когда действовали ограничительные меры, поток контрафактной алкогольной продукции хлынул с украинской территории — граница расположена рядом. Спиртное сомнительного качества покупали из-под полы. Сейчас ситуация более-менее стабильная. В магазинах есть выбор, и каждый покупатель сам решает, что, по какой цене и когда приобретать.

У сотрудников милиции на сей счет свое мнение. Официальный представитель УВД Брестского облисполкома Сергей Дученко, например, приводит такой факт: когда в Ивановском районе (в Брестской области на подобный эксперимент пошли только там) действовали временные ограничения по продаже спиртного, уровень преступности снизился на 10 процентов.

Да, культуру пития надо прививать. Некоторые ее соблюдают без лишних напоминаний. Другим нужны жесткие рамки, которые сами для себя они никогда не установят. И очевидно, что здесь нужен комплекс мер, и не только запретных.

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru




Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...