Смесь, таблетка, упаковка, или Почему не нужно пугаться дженериков

БЕЛОРУССКИЙ рынок сегодня переполнен товарами. Не обошла эта участь и лекарства. Разобраться, какой, к примеру, купить утюг — китайский или немецкий, — просто. Но вот с медикаментами дела обстоят куда сложнее. Тут мы либо советуемся с врачами, либо берем препараты, ставшие брендами. В чем же существенное отличие оригинала от аналога? Насколько эффективны и безопасны те или иные препараты? И почему мы иной раз не доверяем нашим компаниям? Корреспонденты «БН» решили не ходить вокруг да около, а своими глазами увидеть, как изготавливаются лекарственные средства по образцу импортных аналогов на производстве крупнейшего и старейшего в Беларуси фармацевтического предприятия РУП «Белмедпрепараты».

Что такое дженерик, как отечественные лекарства попадают на прилавки аптек, корреспонденты «БН» узнавали у производителя РУП «Белмедпрепараты»

БЕЛОРУССКИЙ рынок сегодня переполнен товарами. Не обошла эта участь и лекарства. Разобраться, какой, к примеру, купить утюг — китайский или немецкий, — просто. Но вот с медикаментами дела обстоят куда сложнее. Тут мы либо советуемся с врачами, либо берем препараты, ставшие брендами. В чем же существенное отличие оригинала от аналога? Насколько эффективны и безопасны те или иные препараты? И почему мы иной раз не доверяем нашим компаниям? Корреспонденты «БН» решили не ходить вокруг да около, а своими глазами увидеть, как изготавливаются лекарственные средства по образцу импортных аналогов на производстве крупнейшего и старейшего в Беларуси фармацевтического предприятия РУП «Белмедпрепараты».

Импортная – значит волшебная?

Проверить, насколько хороши отечественные лекарства, меня вынудил случай. Резкие колики в области желудка не давали спокойно жить. Как тут без таблетки? «Но-шпа», — сразу же промелькнуло в голове. Но уже в аптеке, увидев ценник, немного засомневалась. Тридцать тысяч белорусских рублей за упаковку? Конечно, чтобы не мучиться, в тот момент готова была отдать намного больше. Но все же поинтересовалась у девушки-провизора, есть ли более дешевые варианты?

— Можете взять белорусский аналог — дротаверин называется. За три тысячи рублей, — без особого энтузиазма в голосе посоветовала она.

Так, не оригинал, подумалось мне. Но из соображений экономии купила. Препарат быстро снял боль. Но почему провизор не сразу предложила мне отечественный аналог? А покупатели в очереди все чаще хотели импортную таблетку, несмотря на баснословную цену? С этим багажом вопросов я и направилась к Татьяне Трухачевой, заместителю генерального директора по вопросам инновационного развития РУП «Белмедпрепараты», кандидату технических наук. Она открыла перед корреспондентами двери цехов и лабораторий, куда обычно посторонним вход запрещен.

— Люди окончательно запутались с понятием «импортный», — говорит мне Татьяна Викторовна. — Все заграничное иногда кажется нам лучше отечественного. Почему? Ведь вы, спрашивая на рынке импортную курточку, не имеете в виду китайскую? Так же и с препаратом. Откуда вы хотите этот самый импортный? Из Индии, Палестины, Румынии или из какой-либо африканской страны?

Далеко не все импортные лекарства — оригинальные. А ХХI век становится все больше аналоговым в мире фармацевтики. Ведь, не секрет, не многие компании могут позволить себе создать новое лекарственное средство. Затраты на поисковые исследования и внедрение порой составляют сотни миллиардов долларов. А на разработку и регистрацию ноу-хау препарата требуется не менее 15 лет. Только несколько крупных предприятий в мире готовят оригиналы — сейчас многие из них объединяются в целях экономии. Такой препарат защищен патентом на 20 лет, и другие компании все это время не имеют права изготавливать копию. Эти лекарства — очень дорогие, поскольку разработчик не только окупает собственные затраты, но и получает прибыль. Но как только монополия снята, а препарат оправдал свою эффективность, его формула становится доступной. Лекарство берут на заметку другие производители. Такие препараты называются дженериками — копия оригинала. Брендовое название они, как правило, не носят. Получить такое право можно только с разрешения фирмы-разработчика, а это стоит денег. Поэтому многие аналоги получают другие «имена». Некоторые компании, раскручивая дженерик, забывают указать в рекламе, что это копия. А препарат продается по довольно высокой цене. Потребитель уверен, что зарубежный препарат оригинальный. Отдает за него деньги, не понимая, что есть такая же отечественная копия. Только в два-три, а то и в пять раз дешевле! Мало того, не все зарубежные дженерики оправдывают надежды на качество, нередко попадают на прилавки наших аптек из стран с сомнительной репутацией фармпроизводства.

Как же производятся наши дженерики? За этим ответом Татьяна Викторовна отправила нас прямиком в цех № 6, расположенный в городе Минске, где изготавливают аналоги в таблетках и капсулах.

Отличие «обертки» от «начинки»

Ни для кого не секрет, что многие современные фирмы — как в Беларуси, так и других странах постсоветского пространства — размещаются в старых зданиях. И в сравнении с иностранными импозантными офисами выглядят не столь презентабельно. Часто можно услышать, прогуливаясь мимо наших предприятий:

— Я был в Германии, там такие офисы — космос просто! А у нас все старое, советское...

РУП «Белмедпрепараты» эта участь не обошла. Немудрено. Предприятие — родоначальник фармацевтической промышленности Беларуси. С давних времен его цеха размещаются на внушительных площадках: две — в городе Минске и еще две — в Гродненской области — в Скиделе и Лиде. Провести реконструкцию здания по последнему писку моды немалого стоит. Но не все то золото, что блестит. И дело тут не в глянцевой наружности. В этом корреспонденты «БН» убедились уже в цехе по изготовлению этих самых дженериков. И стоит отметить, что внутри нашей фармацевтической промышленности — «космос» не меньший, чем за рубежом. Предприятие оснащено современным оборудованием, причем известных мировых фирм — лидеров по изготовлению специализированной техники. По понятным причинам, посторонним вход сюда запрещен. Но если бы можно было проводить экскурсии на производство, думаю, сравнивать предприятие сегодня с веком прошедшим не захотелось бы никому.

— Если бы цены на наши препараты были на уровне импортных, нам бы вполне хватило денег на помпезные здания, — объясняет Татьяна Викторовна. — Но потребитель часто не понимает, что его страна стоит на страже и здоровья, и благосостояния населения. А люди думают, что дешево — значит, не так качественно. Но мы закладываем в цену своих препаратов лишь минимальные затраты. Не все знают, что научная разработка отечественных лекарств не входит в их стоимость! Поэтому в строительстве новых цехов и создании инновационных технологий помогает государство. Сейчас Правительство выделило немалые средства на строительство цеха, где будут производиться препараты для лечения онкологических заболеваний. Оригиналы очень и очень дорогие. Около 1000 у.е. за один флакон. А мы делаем аналог этого лекарства, и пациент приобретает его в 4 раза дешевле. Страна старается позаботиться о людях, а они этого порой не ценят. Покупая импортный препарат, вы ведь вкладываете деньги в развитие зарубежной фармацевтики. А приобретая отечественный, инвестируете в свое завтра — для того чтобы и у нас хватало средств предложить вам качественный продукт по более низким ценам. Впрочем, сколько труда и средств вложено в изготовление наших дженериков, можно увидеть на производстве.

Первым делом – чистота!

Прежде чем войти в помещение, где готовятся лекарства, мы получили полную экипировку. Вместе с провожающей нас заместителем главного технолога Олесей Бурдоленко тщательно вымыли руки с мылом, после чего обработали их антисептиком. Маленькая комнатка разделена на две части сплошной металлической кушеткой. Надеваем бахилы, а на второй половине переоблачаемся в синие одноразовые халаты. Из-под шапочки не должно упасть ни одного волоска.

— В шкафу каждому работнику отведена своя ячейка для халата. И чтобы ни одна соринка не проникла в цех, стирают одежду также на производстве, запечатывают в целлофан, — объясняет Олеся. — У каждого работника есть также сменная обувь. А для гостей предусмотрены одноразовые одежды и бахилы.

Посторонние в цеху — редкость. Только по необходимости и только под строгим присмотром. Кроме того, внутри постоянно работают кондиционеры, которые обеспечивают воздухообмен и поддерживают нужную температуру.

Анна ЖУКОВСКАЯ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

(Окончание следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?