Служить на грани возможного

Сельские парни делятся секретами получения крапового берета

Корреспондент «СГ» узнавала, как достаются спецназовцам краповые береты
В СЕНТЯБРЕ пресс-служба внутренних войск МВД представит новый документальный фильм «На грани возможного». Картина — о трех военнослужащих, решивших проверить себя в квалификационных испытаниях на право ношения крапового берета. Это особый знак отличия спецназа, символ мужества, чести и достоинства. «СГ» узнавала подробности о съемках фильма и попутно потренировалась вместе с бойцами, которые этой осенью готовятся завоевать собственные знаки одного из наивысших отличий.

12 километров преодоления


Эти парни — будущая элита спецподразделений. Ведь за 20 лет существования ритуала всего лишь около 800 человек у нас в стране сумели попасть в когорту избранных. Отношение к главному атрибуту — краповому головному убору — крайне бережное: по традиции никто, кроме владельца, не имеет права брать его в руки.


Чтобы получить краповый берет, нужно пройти определенную систему подготовки, инструктирует меня начальник пресс-службы внутренних войск Владимир Порхомцев. Она занимает несколько месяцев. Бойцы, нацеленные на результат, заранее начинают тренироваться самостоятельно. Никто не заставляет — каждый принимает решение сам. На «нулевом» этапе отсеиваются те, кто не сдал нормативы и не прошел по здоровью. Остальные испытания занимают всего два дня. Как все происходит, увидим на практике в учебном центре внутренних войск «Воловщина». Именно здесь в последние пять лет и сдают парни свой главный экзамен.

Пока будущие «береты» на старте — в прямом и переносном смысле. Утро началось для четвертой роты 3-й отдельной бригады специального назначения внутренних войск (в/ч 3214) пятикилометровым кроссом. Долго отдыхать бойцам не дали: почти сразу они начали отрабатывать старт стометровки из положения лежа с оружием. Тем, кто решится претендовать на берет, необходимо пройти четыре основных этапа испытаний, и комбинированный марш-бросок в район проведения специальной операции — это только начало полного двенадцатикилометрового «трека».

Спецназовские горки


Старший стрелок 2-го отделения 1-го взвода 4-й роты специального назначения в/ч 3214 Александр Коцко из поселка Лунно Мостовского района за девять месяцев срочной службы энтузиазма не растерял. С каждым днем, говорит, чувствует себя сильнее. Главное, с чем приходится бороться, — собственное «не могу». Его сослуживец, стрелок-помощник гранатометчика того же подразделения Павел Лещов из деревни Палуж-1 Краснопольского района, признает, что работа эта на пределе:


— Но лучше пойти в элитные войска, чем прятаться за спинами других. Здесь ты учишься отвечать за свои слова, не сдаваться, если возникают проблемы. А главное — настоящее мужское братство.

Марш-бросок — это не обычный кросс. На солдате, помимо обмундирования, 10-килограммовый бронежилет, шлем, автомат… И такой факт — во время испытаний в апреле, когда снимали фильм «На грани возможного», солдаты иногда умудрялись бежать быстрее, чем операторы добирались до точки съемок на машине! Помимо полутора километров «спецназовских горок» с резкими подъемами и спусками, приходится форсировать водоем, забираясь в него по грудь. Сопровождающий нас заместитель командира 1-го взвода 4-й роты специального назначения войсковой части Юрий Вяжевич вспоминает, что во время его сдачи на краповый берет водоем был покрыт тоненькой корочкой льда… Но сержант, который, кстати, тоже родом из сельской местности — поселка Партизанский Вилейского района, говорит, что в тот момент об этом не думал. Мысль только одна — дойти до конца. По пути к полосе препятствий около 700 метров солдаты бежали по ручью по колено в воде.



— Погореть можно на самом простом, — делится опытом Юрий. — Кажется, стреляешь каждый день, но одно неловкое движение — промазал, и уходишь с испытаний. 

Примечательно, что в среднем сдать действительно удается всего одному кандидату из десяти. Одним из «камней преткновения» может стать километровая полоса препятствий. Начальник пресс-службы внутренних войск демонстрирует все ее элементы — здесь собрано лучшее, что используют при подготовке спецподразделений разных стран мира, с которыми наши обмениваются опытом. Только в связке бойцы за минимальное время продираются сквозь колеса на цепях, штурмуют трехметровые стены и попадают на второй этаж горящего здания, балансируют над костром на раскаленной металлической трубе… Наблюдая за их работой, чувствуешь себя как на съемках голливудского блокбастера, настолько быстро, технично и четко действуют супергерои. Впрочем, не будем заранее перехваливать — пока это только тренировка. Во время решающего состязания за звание «краповика» условия максимально приближены к боевым: полигон окутан дымом, «декорации» охвачены огнем, оглушают взрывпакеты, раздаются выстрелы.


Самое последнее препятствие перед огневыми рубежами — «мышеловка». Надев противогаз, нужно ползти в дыму под колючей оградой к выходу, на пути встречаются острые камни. Об один из них Юрий Вяжевич во время испытания травмировал ногу, но пришлось сжать зубы и двигаться дальше. Над тобой строчит боевыми патронами автомат — тут не до шуток. Неудивительно, что никто в батальоне не курит — здоровье тут нужно железное. Выбравшись и сорвав «химзащиту», боец кричит: «Слава спецназу!» На ближайшем рубеже его автомат должен выстрелить. Кстати, отстреляться по мишеням предстоит из автомата Калашникова, пулемета и пистолета.

Впереди еще 12 минут боя с обладателями краповых беретов. Однако, чтобы дойти до этого испытания, уже в первый день претендентам приходится продемонстрировать как минимум 15 приемов рукопашного боя и проверить свои навыки в спаррингах между собой. Рафинированным мальчикам, которые боятся боли, такое не по силам.

Наконец, все позади — тебя принимают в «Краповое братство». Юрий Вяжевич говорит, что именно момент получения символа этой победы над собой стал самым запоминающимся из эпопеи испытаний. Получилось у него с первого раза. Примечательно, что на апрельских состязаниях из 137 человек только 35 дошли до финиша. Повторить успех заместителя командира взвода мечтают и срочники-сельчане, с которыми мы познакомились. Ведь фактически это пропуск на службу в лучших спецподразделениях страны и старт карьеры для настоящих мужчин.

ЗА КАДРОМ

За тренировкой бойцов вместе с нами наблюдал главный режиссер, монтажер и сценарист фильма «На грани возможного» Сергей Лебедев. Киношникам во время съемок порой было не легче, чем солдатам.  В частности, оператор Алиса Селищева пыталась успеть за героями фильма на марше с 14-килограммовой камерой. У нее получалось. Еще один оператор, Георгий Бизюк, сейчас проходит службу в 4-й роте специального назначения в/ч 3214. Во время съемок марш-бросок он преодолевал дважды, чтобы не упустить эмоций военнослужащих, за которыми наблюдала камера. Не обошлось и без казусов: в одном месте бойцы просто не добежали до эффектной точки съемки, где стоял объектив, свернув раньше, — их командир слегка изменил маршрут. Камера с эффектом замедленной съемки позволила добиться удивительного результата — действия бойцов выглядят поистине эпически, чуть ли не как в пресловутых голливудских фильмах. Каждое движение, напряжение мускулов, преодоление слабости — все не наигранное, а настоящее. Кстати, на документальном фильме создатели «На грани возможного» решили не останавливаться. В планах — снять к 100-летию внутренних войск МВД в 2017 году художественный фильм.

Точная дата презентации фильма и телеканал, где его покажут, пока неизвестны, однако ленту можно будет увидеть в интернете.  А тот самый оператор-срочник Георгий Бизюк сам загорелся желанием испытать себя на право ношения крапового берета. 

yasko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?