Сельская газета

Слуцкие звезды

Слуцкий район подарил миру целую плеяду ученых, без которых невозможным было бы освоение космоса

С КОСМОСОМ у Беларуси давняя дружба. Одна только наша знаменитая звездная тройка — Петр Климук, Владимир Коваленок и Олег Новицкий — чего стоит. Однако достижения на околоземной орбите — работа не только пилотов, но и инженеров-конструкторов, штурманов, создателей космических карт и авторов технологий в области военной авиации и космонавтики. Изобретение третьей ступени ракеты Семеном КОСБЕРГОМ, например, позволило Юрию Гагарину открыть космическую эру, каталоги звезд Витольда ЦЕРАСКОГО пользуются спросом у нынешних исследователей, а выписанная штурманом Константином ДАВИДОВСКИМ восьмерка до сих пор украшает поверхность Луны. Уникальный факт — все они, наряду с еще двумя десятками таких специалистов, уроженцы Слуцкого района. Причем многие имена космических исследователей стали известны благодаря школьникам местной гимназии № 1. Корреспондент «СГ» разгадывал космический феномен здешних мест.

Косберг сработал!


Научный сотрудник Слуцкого краеведческого музея Василий ТИШКЕВИЧ с автографами белорусских космонавтов

Кабинет физики и астрономии слуцкой гимназии уставлен космической атрибутикой: макетами звездного неба, телескопами, приборами для определения солнечного и лунного затмения… На стенах же — многочисленные дипломы международной молодежной научной конференции «Гагаринские чтения», на которой гимназисты презентовали свои наработки в изучении слуцкого следа в космосе. А началось все с обычного урока физики.

— Когда проходили тему реактивного движения, — вспоминает учитель физики и астрономии Татьяна Максименко, — предложила ребятам найти случчан, которые внесли вклад в развитие космоса. Так небольшое задание переросло в многолетний проект. С 2006 года вместе с учениками собрали информацию о более чем двадцати наших земляках. С тех пор за Слуцком закрепилось негласное название космической столицы.

В 2014 году в гимназии открыли памятную доску Витольду Цераскому. Первый памятный знак астроному на планете Земля. В космосе же имя ученого увековечено дважды: на обратной стороне Луны его именем назван кратер и малая планета 807 Ceraskia. Своим земляком ребята гордятся, ведь учился Витольд Карлович во второй половине XIX века здесь, в старейшей гимназии страны. И именно в ней провел свои первые астрономические наблюдения с помощью небольшой трубы физического кабинета — появление на небе в 1858 году яркой кометы Донати пробудило у девятилетнего Витольда интерес к астрономии. Затем последовал физико-математический факультет Московского университета. В 1879-м он стал астрономом-наблюдателем университетской обсерватории, после защитил диссертацию на степень магистра по теме «Об определении блеска белых звезд», а в 1888 году стал доктором астрономии.

— Наработками Цераского ученые пользуются до сих пор, — с энтузиазмом повествует мне об ученом одиннадцатиклассник Дмитрий Масаковский. — Он открыл ночные светящиеся, или по-другому серебристые, облака и определил их высоту — 75 километров (по современным оценкам — 80—82 километра). А ведь тогда и приборы были совсем иные. Удалось нашему земляку оценить и температуру Солнца, а чуть позже и его звездную величину. Полученное им значение почти совпадает с современными данными.

Гордятся гимназисты и еще одним выпускником — Семеном Косбергом. Именем ученого названа одна из улиц Слуцка, на Луне же его фамилией именуется один из кратеров. Что интересно: без случчанина фактически не полетел бы в космос Юрий Гагарин. Дело в том, что лидер советской космонавтики Сергей Королев успешно вывел на орбиту три первых искусственных спутника Земли. Однако дальнейшее освоение космического пространства было невозможно без третьей ступени, которая должна разогнать аппарат до 2-й космической скорости. Ее-то и разработал Косберг… Это позволило увеличить массу корабля от 1400 до 4500 килограммов и достичь необходимой скорости. Малоизвестный факт: за легендарной фразой Юрия Гагарина «Поехали!», когда корабль вышел на околоземную орбиту, последовала еще одна реплика: «Косберг сработал!» Для ученого она стала лучшей наградой.

Такие интересные факты об ученых случчане стараются передать из года в год сверстникам. Гимназисты — почетные гости международных «Гагаринских чтений». На научно-практической конференции уже побывало около 20 школьников. И всегда они возвращаются с дипломами. Темой в гимназии увлечены не только старшеклассники — на любой космический вопрос без труда ответит и подрастающая плеяда.

Энергии хватило лишь на восьмерку


Космической теме посвящена и отдельная экспозиция Слуцкого краеведческого музея. Правда, сейчас экспонаты на время его ремонта переехали в Галерею искусств. Помимо снимков земляков, которые вписали имя в историю освоения околоземного пространства, среди коллекции — провиант космонавтов, костюмы ракетчиков. Если включить фантазию, можно представить, как проходит быт на космических кораблях. «А знаете ли вы, как в свое время штурман «Лунахода-1» Константин Давидовский поздравил всех женщин с Международным женским днем?» — вдруг озадачивает меня научный сотрудник Слуцкого краеведческого музея Василий Тишкевич. Так к списку случчан — «освоителей» космоса добавляется и Константин Давидовский, с которым Василию Васильевичу в свое время удалось повидаться. Родом ученый из деревни Избудище, в соседней Весее находится школа, где учился будущий штурман:

Гимназисты Артем СКОРЫЙ, Давид САВИЦКИЙ, Степан АРТИМОВСКИЙ и Ярослав СИЛЮК на уроке астрономии

— В 70-е годы ХХ века ученые решили покорить ближайшую спутницу Земли автоматическими аппаратами. Для этого создали «Луноход-1» — восьмиколесный «внедорожник», которым управляла команда с Земли. Лунному роботу предстояло исследовать грунт, изучить магнитные поля, проделать телевизионную и панорамную съемки. Центр управления базировался под Симферополем. Здесь для тренировок устроили специальный лунодром, имитировавший лунный рельеф.

«Экипаж» отбирали долго и придирчиво. Медкомиссию все претенденты проходили почти такую же, как и космонавты. Любопытно, что одним из условий стало отсутствие навыков вождения каких бы то ни было земных транспортных средств — будь то велосипед или трактор! Настолько приемы управления не походили на привычные.

Персонал состоял из двух команд. В каждой из них был командир, водитель, штурман-навигатор, бортинженер, оператор остронаправленной антенны и один резервный водитель. После всевозможных проверок из сорока пяти молодых офицеров жесткий отбор прошли только одиннадцать. Среди них был и Константин Давидовский.

В марте 1971 года водители космического «внедорожника» уже вполне освоились на Луне. И вот накануне 8 Марта у Константина Давидовского и его коллег созрел дерзновенный план, как поздравить дам с праздником. Понятно, что высокое начальство от подобных замыслов в восторг бы не пришло, поэтому готовились, насколько было возможно, в узком кругу. Штурман Давидовский рассчитал маршрут так, чтобы луноход выписал колесами на лунном грунте символы «8 МАРТА». Но из-за нехватки энергии слово «МАРТА» написать не удалось. Луноход работал от солнечных батарей, а подзарядка должна была состояться лишь на следующий день с восходом Солнца. Энергии хватило лишь на то, чтобы выписать восьмерку.

— Но и это стало большой победой: цифра получилась внушительной — 100-метровой, любой гуманоид с орбиты увидит, — добавляет Василий Тишкевич. — Покорители Луны и женских сердец сфотографировали творение своих рук и продемонстрировали сотрудницам. Сколько было восторга! Восьмерка до сих пор украшает поверхность Луны, ведь там нет ветра.

Знакомясь с биографиями ученых, не могу не задаться вопросом: в чем же причина слуцкого феномена?

— Сам задумываюсь над этим и не могу найти однозначного ответа. Возможно, потому, что случчане такие талантливые, деятельные и пробивные люди, что им мало места на Земле. А может, и потому, что кора такая под нашим районом, — улыбается научный сотрудник.

Здесь будет музей космонавтики


Василий Тишкевич демонстрирует бумагу с автографами наших космонавтов — Петра Климука, Владимира Коваленка и Олега Новицкого, которые оставили их для случчан в прошлом году во время открытия Музея космонавтики в Боровой. Летчики пожелали удачи в создании подобного музея и в Слуцке.

Такая идея назрела уже давно. За нее еще в начале двухтысячных взялся ветеран-ракетчик председатель совета Международного объединения «Содружество ветеранов-ракетчиков» в Слуцке Павел Пугач. По его инициативе, кстати, в 2011 году, к 50-летию полета первого человека в космос, в городе появился каменный постамент случчанам — покорителям космоса. Камень для памятного знака привезли из аэродрома Набушево, что в двенадцати километрах от Слуцка.

По инициативе ветерана-ракетчика Павла ПУГАЧА в райцентре появился каменный монумент

— Открытие постамента стало событием. Однако логическим завершением в изучении темы случчан и космоса стал бы свой собственный музей, — считает Павел Яковлевич. — Тем более база для этого имеется. Часть экспонатов есть в местном краеведческом музее, предметы, в их числе и уникальные, собираются и сейчас. В моем гараже, например, хранятся ракетные двигатели, ключ на старт Валентины Терешковой.

Вопрос лишь со зданием, где могла бы разместиться экспозиция. Арендовать помещение энтузиасту не по карману. Поэтому надеются здесь на спонсорскую помощь. Что ж, быть может, меценаты ради благого дела — чтобы Слуцк стал настоящей космической столицей страны — найдутся.

Татьяна БИЗЮК, «СГ»

Фото автора

Гречко собирался на луну

Легендарный космонавт не забывал о белорусских корнях и часто «долетал» до маминой родины в Чашниках 


СКОНЧАВШИЙСЯ в ночь на 8 апреля Георгий ГРЕЧКО был самым пожилым из 87 здравствовавших советских и российских космонавтов — 25 мая ему исполнилось бы 86 лет. На заре космонавтики она считалась делом исключительно очень молодых людей. От первых звездопроходцев не требовалось ничего, кроме железного здоровья и храбрости. Лишь позднее оказались востребованы знания.


ГРЕЧКО создавал космические корабли, а уж потом начал на них летать. В отряд космонавтов он поступил в 35 лет, будучи опытным сотрудником КБ Сергея Королева. Совершив в сентябре 1985-го полет на орбитальную станцию «Салют-7» в 54 года, 13 лет оставался старшим в СССР/России человеком, побывавшим в космосе. Лишь в 1998 году его рекорд побил Валерий Рюмин.

Напомним основные этапы его жизненного пути, смахивающие на необычное приключение. Георгий Гречко родился 25 мая 1931 года в Ленинграде. Что любопытно — в отличие от космонавтов первого, «гагаринского», отряда, набранных из летчиков-истребителей, он получил основательное техническое образование: в 1955 году окончил с отличием Ленинградский механический институт и сразу распределился на работу к Королеву, где сначала занимался конструированием двигателей для ракет, запускаемых с подводных лодок. Затем специализировался на баллистике, рассчитывал траектории движения беспилотных зондов к Луне и Венере, а когда готовился полет Гагарина, выбирал угол для вхождения в атмосферу при посадке.

В 1966 году в отряд космонавтов впервые набрали не летчиков, а инженеров. Георгий Гречко оказался среди 13 счастливчиков примерно из 300 кандидатов. Однако его космическая судьба дальше складывалась непросто. Он сразу начал готовиться к полету на Луну в тандеме с Алексеем Леоновым (тот должен был высадиться, а Гречко ожидать его на орбите), но после того как на естественный спутник Земли первыми ступили американцы, советская программа была свернута.

В результате Георгий Михайлович впервые побывал в космосе лишь в 1975 году, правда, затем успел совершить в общей сложности три полета в качестве бортинженера «Союзов» к орбитальным станциям «Салют-4», «Салют-6» и «Салют-7».

Полет в декабре 1977 — марте 1978 годов на «Салют-6» вместе с Юрием Романенко длился 96 суток — на тот момент мировой рекорд.

Георгий Гречко одним из первых начал сомневаться в эффективности пилотируемых полетов. Главный конструктор академик Валентин Глушко говорил, что он «думает не так, как все прогрессивное человечество».


И такой известный факт — Гречко интересовался темой контактов с внеземными цивилизациями. В начале 1960-х годов он участвовал в экспедиции к месту падения Тунгусского метеорита, чтобы выяснить, не являлся ли тот разбившимся кораблем пришельцев, а после длительного полета на «Салют-6» заявил коллегам, что видел в иллюминатор НЛО — правда, потом признался, что пошутил.

Георгий Гречко был разносторонним человеком — участвовал в автогонках, имел разряды по парашютному спорту и стрельбе, собирал марки, работал на телевидении и снимался в кино.

Не раз «долетал» легендарный человек и до Беларуси — часто гостил у дедушки в Чашниках. Об этом вспоминал часто, всегда с теплотой. 

«В хате деда не было ни электричества, ни керосина, ни свечей. Он зажигал лучину, и пока она горела, читал журнал «Нива». Помню и белорусскую бульбу, которой славились Чашники. Однажды меня взяли на уборку картошки, и я дотащил до корзины столько картошин, сколько смог, а в награду за такой труд мне дали самый большой корнеплод. Такого размера, что в карман мне его запихнули, а вытащить было нельзя. И целую сковороду из него нажарили. Картошки хватало, но тем не менее мы, мальчишки, любили ходить в колхоз на кухню для поросят. Там в большом котле варилась некондиционная картошка. И вот эту картошку мы из кипящего котла доставали, она была самая вкусная», — описывал свое детство Георгий Михайлович.

Но какое отношение Гречко имеет к чашникским Коптевичам? Есть несколько версий по поводу белорусской линии космонавта. Сведения о родине матери Александры Яковлевны расходятся: одни источники говорят, что она уроженка именно этой деревни, другие — якобы самих Чашников. Однако в своей книге  «Космонавт № 34. От лучины до пришельцев» сам Георгий Михайлович пишет: «Моя мама — Александра Яковлевна — родом из Беларуси. Я иногда говорю так: отец у меня украинец, мама — белоруска, а я — русский, ленинградец. Мама родилась в небольшом селе Копцевичи. А потом ее отец, мой дед Яков Капустин, переехал через реку и вместе с семьей поселился в Чашниках. Чашники тоже были небольшим селом. Дед — человек очень сильный и трудолюбивый — работал там плотогоном. Сейчас это разросшийся город, районный центр. Эти места известны с древних времен, их упоминают летописцы, писавшие о Полоцком княжестве. Сколько сражений там было! С поляками в XVI–XVII веках, со шведами при Петре…»

В Чашниках Георгий Гречко бывал как в молодости, так и в почтенном возрасте. В свой последний приезд, а было это в 2011 году, космонавт встретился с жителями райцентра. Долго рассказывал о себе, о рекордах, любимых книгах, фильме «Белое солнце пустыни», который обязательно смотрят космонавты перед полетом в космос. Прошелся он и по памятным местам — останавливался у памятника воинам-освободителям, где возложил венки, на Аллее Героев Советского Союза посадил дерево. Побывал Георгий Михайлович и в районном историческом музее, которому подарил фото, где он в полном космическом снаряжении, с юмором заметив при этом: «Здесь я  молодой и красивый, теперь я просто красивый. Прошу считать меня своим!»

Георгий ГРЕЧКО с супругой в Чашниках на усадьбе деда Якова, 2011 год.

Во время того приезда тепло вспомнил чашникского деда Якова. В своей книге, кстати, Георгий Михайлович писал, что у деда  был яблоневый сад: «Антоновка — до сих пор мое любимое яблоко. Он антоновку хранил в погребе на сене. К Новому году она желтела, источала аромат, а на разломе сверкала алмазными кристалликами. В сад, естественно, наведывались мальчишки. Однажды дедушка их увидел, шумнул — они бросились через забор. А тут как раз по дороге проезжал редкий в довоенных Чашниках автомобиль. Ребятки чуть под колеса не угодили».

С яблоками связана еще вот какая история. В Коптевичах жила тетя космонавта Ксения Яковлевна Горбадей, сестра матери Александры Яковлевны. Так она при любой возможности старалась передавать вкусные коптевичские плоды в Санкт-Петербург родственникам. Жительница Коптевичей Инна Кузьмицкая, дядя которой тоже жил в Северной столице России, еще школьницей часто наведывалась к нему в гости. Так односельчанка Ксения Яковлевна часто передавала через девочку торбочку с наливными.

Инне Владимировне тогда было лет шестнадцать: «Тетя Ксения всегда просила заехать в гости к сестре и передать яблоки. Жили они в просторной квартире с большими окнами и высокими потолками. Отец Георгия был ученым, люди интеллигентные. Правда, их сына никогда не заставала. В то время он учился в Москве». 

Вспомнила Инна Кузьмицкая и то, что еще молодым Георгий Гречко гостил у тети. А после, когда он в первый раз полетел в космос в 1975 году, Ксения Яковлевна устроила настоящий праздник: «Собрала у себя чуть ли не всю деревню, накрыла стол. Так мы отмечали, что ее племянник покорил околоземное пространство. Кстати, называла племянника она просто Жора. Говорила: «Вот мой Жора и долетел до космоса…» 

bizyk@sb.by

Версия для печати
Николащенко Анатолий, Минск
Вот так нужно писать о современной науке. Или не о ком писать?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости