Слуцкие пояса: возрождение

Часть III. Сберечь и ткачество ручное

КАК сегодня на фабрике «Слуцкие пояса» ткут знаменитый белорусский символ? Убедилась воочию — на компьютерном станке. А вышивку, которая украшает другие изделия, делают с помощью специальных машин. Да и при пошиве одежды на предприятии уже давно не пользуются бабушкиными методами. Всем «заправляют» реорганизация, модернизация, компьютеризация. Впрочем, сохранился тут необычный для наших дней цех, где и в самом деле, как сотни лет назад, изо дня в день 18 мастериц вручную ткут, как писал Максим Богданович, «шырокія тканіны». И делают это не «на лад пярсідскі», а на наш, исконно белорусский…

В свободное время директор Квасыничского центра ремесел Наталья МАТУСЕВИЧ создает пояс на бердечке.

В свободное время директор Квасыничского центра ремесел
Наталья МАТУСЕВИЧ создает пояс на бердечке.

За кроснами — 30 лет

Этот цех, или официально участок ручного ткачества, я бы определила как самый шумный на предприятии. Возьмите две деревянные палки и ударьте друг от друга. Громко? А теперь представьте, если бы рядом человек двадцать устроили своеобразные бои на палках. Вот такой грохот здесь и стоит.

Открываю дверь. «Музыка» ткацких станков сливается и превращается в единый громкий стук. Эхо разносит его по всему, далеко не маленькому, помещению. Кажется, если бы даже все ткачихи замерли в одночасье, то стены все равно продолжали бы гудеть. С таким музыкальным сопровождением 18 ткачих ежедневно и пускаются в восьмичасовой «пляс».

Когда смотришь, как работают слуцкие ткачихи, — диву даешься. Их руки в буквальном смысле летают над станком, на котором из сотен нитей и переплетений создается очередной национальный шедевр. На секунду задумываюсь — могут ли мастерицы с закрытыми глазами соткать очередное полотенце, салфетку или пояс? Ткачиха Ирина Курдюк в ответ приветливо улыбается и смотрит на меня, а в это время ее руки, словно заведенные, «летят» вправо, влево, вниз, вверх… Секунда — и новая нить вплелась в очередной ряд.

— Тридцать лет я уже за кроснами, — не отрываясь от дела, рассказывает Ирина Васильевна. — Уже и возраст пенсионный, но все равно продолжаю работать. Нравится мне это ремесло. Не могу своей жизни без него представить…

Ткацкому мастерству обучили ее на производстве опытные ткачихи. А теперь уже она сама секреты и тонкости ремесла передает молодым сотрудницам. Среди них Марина Рыбакова:

— Училась я на швею, а потом объявление прочла, что нужны ткачихи. Здесь и обучили ткачеству, да и каждый день для меня — новый опыт. Хоть и непростая работа, но интересная.

Марина работает на «Слуцких поясах» чуть больше года. За это время удалось соткать и салфетки, и скатерти, и полотенца, и народные костюмы… Для каждого изделия — свои узор и рисунок. Ткут здесь и пояса. Только не те, которые были шелковыми с золотой или серебряной нитью и аналоги которых сегодня создают на компьютерном станке, а более привычные и менее дорогие — народные…

Шелк — шляхте, шерсть — крестьянам

Когда-то почти в каждом сельском доме на территории нынешней Беларуси стояли свои кросна. Девочек уже с девяти лет, а порой и того раньше, обучали главному делу будущей хранительницы очага — ткацкому. На кроснах выплетали все — рушники, постилки, одежду и, конечно же, самый важный элемент любого «костюма» — пояса. Причем носили их не только мужчины, но и женщины, дети.

Шляхетские и народные пояса заметно отличаются между собой, несмотря на то, что раньше оба создавались исключительно вручную. Для первых традиционно использовались нити дорогие и благородные — шелковые с золотом или серебром. Для вторых более доступные шерстяные нити. Пояса для богачей ткались примерно одинакового размера — ширина всегда в десять раз превышала длину. А размеры крестьянских — произвольные: их длина колеблется от полутора метров до пяти, а ширина — всего от 1,5 до 20 сантиметров. Различаются и узоры. Рисунок на шляхетском поясе плавный, гармоничный, и даже кажется, что цвета и нити для него подбирались дизайнерами. Впрочем, почти так и было. Рисунок для них три столетия назад придумывали не ткачи, а художники. Народный же пояс — простой, зачастую не многоцветный, но яркий, геометрический и даже чуточку угловатый… Не случайно раньше по поясу могли с легкостью определить, из какого ты сословия и насколько состоятелен.

Справедливости ради, когда я увидела так называемый народный слуцкий пояс, он все равно мне показался более гармоничным в плане подбора рисунков орнамента, чем те, которые видела раньше. Единственное — нет в нем того блеска и переливов, которые характерны для шляхетских поясов. А в остальном все те же белорусские мотивы и орнаменты. Да и двух одинаковых народных поясов, пожалуй, не сыщешь. Всегда найдется какое-то отличие.

Для каждого изделия на слуцкой фабрике и сейчас подбирают новый неповторимый узор. В некоторых из них появились и современные мотивы. Технология производства шляхетского слуцкого пояса вручную, увы, утеряна. Теперь их создают только на высокотехнологичном компьютерном станке. А вот способ, при помощи которого ткутся народные пояса, остается неизменным многие сотни лет. До сих пор каждую ниточку перебирают здесь вручную и кропотливо создают шедевры. На Случчине не только на этой фабрике ткут пояса. Есть здесь еще одно «производство», на котором, кстати, как и столетия назад, ткацкому мастерству обучают с самого юного возраста.

Ирина КУРДЮК — тридцать лет за кроснами

Ирина КУРДЮК — тридцать лет за кроснами

Квасыничские уроки

Квасыничский центр ремесел находится, как можно понять из названия, в деревне Квасыничи, что в пятнадцати минутах езды от Слуцка. Именно здесь по старым добрым традициям обучают детей белорусским ремеслам — соломоплетению, лозоплетению, росписи по дереву, гончарству, изготовлению куклы, ткачеству и плетению поясов.

На пороге одноэтажного здания меня встречает директор Наталья Матусевич:

— Буквально полчаса назад провели мастер-класс. К нам часто дети и взрослые приезжают из других деревень и городов, чтобы посмотреть на народное искусство. А сейчас занятий нет, все ребята еще в школе.

Каждая из мастериц центра занята любимым делом — плетением, росписью, ткачеством… В фойе — выставка, которая пестрит различными изделиями. От них невозможно оторвать взгляд, хочется рассмотреть каждый нюанс.

— Обычно к нам начинают ходить с первого класса. Но сейчас у детей одно увлечение — компьютеры. И даже если кто из старших ребят ходит в Центр ремесел, так над ним подшучивают: «Ты что, маленький еще?» Сейчас у нас занимается 82 ребенка. В основном квасыничские. Работает у нас и клуб народных мастеров «Крылы творчасці», который объединяет более 20 человек, — продолжает Наталья Матусевич.

Самые любимые направления у местных школьников — роспись и гончарство. А вот ткачество и плетение поясов выбирают усидчивые и терпеливые. Сейчас таких — одиннадцать девчонок и лишь один мальчишка. С момента открытия центра, а было это 16 лет назад, ткачеству здесь обучает Наталья Барень. Если говорить про пояса, то в центре их ткут на кроснах, на бердечке (прообраз ткацкого станка) и на дощечках. Приходят обучаться ткачеству девочки даже шести лет.

— Дети всегда жалуются, что щиплет пальцы, ведь нить грубая шерстяная, а руки у них — нежные, — улыбается Наталья Барень. — Да и устают быстро — сидеть не каждый может, подолгу склонившись. Спина быстро начинает болеть.

На создание одного пояса опытный мастер, если не отвлекается, потратит около восьми часов. У детей на такую работу уходит времени в разы больше. А ведь раньше за ткацким станком проводили дни напролет и мужчины, и женщины. Например, на Радзивилловской мануфактуре на создание 200 шелковых поясов 55 ткачей тратили целый год.

Сегодня пояса, которые ткут ребята в Центре ремесел, скорее, сувенирные изделия. А вот рушники или салфетки, которые тоже здесь создают, становятся домашним украшением и используются в быту.

Кстати, Квасыничский центр ремесел два года назад получил специальный грант Миноблисполкома (более 80 миллионов рублей) для развития проекта «Пояс Случчины». Благодаря областной помощи Квасыничский центр ремесел приобрел ткацкие станки, на которых сейчас и обучают детей, материалы для плетения поясов, конструкции для выставочного зала. Создана здесь и постоянно действующая экспозиция, которая встречает всех в фойе центра.

Атмосфера Радзивилловской мануфактуры

Мое «знакомство» со слуцкими поясами завершилось там, где, казалось бы, лучше всего его начинать — в музее, им посвященном и созданном на базе предприятия «Слуцкие пояса» по Государственной программе возрождения технологий и традиций производства слуцких поясов и развития национальной сувенирной продукции на 2012—2015 годы.

Экскурсовод Ирина Фурманец ни дня не сидит без дела — посетителей хватает, всех нужно провести по шести зонам музея. Показать, на каком станке ткали раньше знаменитые пояса (восстановлен по архивным документам) и на каком ткут их аналоги. Подсмотреть, как на специальной экспозиции Ян Маджарский «представляет» новый узор для пояса Михаилу Казимиру Радзивиллу Рыбоньке и его жене Францишке Уршуле Радзивилл.

— Слуцкий пояс — это не феномен, существующий сам по себе. Он тонкой нитью связан с белорусской и в целом мировой историей. Конечно, время наложило свой отпечаток на сохранившиеся слуцкие пояса. Ведь на протяжении трех столетий хранили их не в самых лучших условиях. Они потускнели и потрепались, именно поэтому важно было воссоздать производство. Современные аналоги позволяют нам увидеть, какой реликвия была изначально — яркой, с золотой или серебряной нитью, которые буквально переливаются на солнце, — говорит Ирина Фурманец.

В Музее истории слуцких поясов можно увидеть и фрагмент сохранившегося пояса XVIII века, и современный аналог реликвии. Оба поражают воображение красотой и рисунками. Рядом с ними красуются и народные пояса, которые были так популярны среди крестьян.

Мастер по ткачеству Наталья БАРЕНЬ

Мастер по ткачеству Наталья БАРЕНЬ

…ПОСЛЕ посещения фабрики в начале апреля Президент заметил, что теперь нужно подумать о том, что мы будем возрождать дальше. А ведь действительно, подумала я, уезжая из Слуцка, таких, почти забытых, производств или страниц в нашей истории еще хватает. Например, знаменитые стекольные фабрики в Уречье Любанского и Налибоках Столбцовского районов, где варили редкое рубиновое стекло, которое окрашивали золотом, а посуду расписывали и гравировали…

Наталья БОРИСОВЕЦ, «СГ»
Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?