Слушайте сердцем

Переселенцы из Луганска вспоминают о жизни в зоне конфликта

Этим людям выпали испытания, пережить которые не дай бог никому. Гонимые хаосом и войной, многие вынуждены были бросить свои дома, все нажитое и, превратившись в беженцев, искать приют у соседей. А ведь кто из них тогда, холодной осенью 2014–го, мог подумать, что такое возможно. Когда на киевском Майдане еще только начинал разгораться костер очередной «цветной революции», некоторые взирали на это равнодушно и даже снисходительно: дескать, ничего страшного, порезвятся парубки, поиграют мускулами, покричат — и разойдутся. Однако парубки заигрались. И страну стали буквально рвать на части... Время, говорят, лечит. Но горько чувствовать себя беженцем, оторванным от своих корней, даже если чужие люди приняли тебя как родного, дали и крышу над головой, и работу и позаботились о детях. Они ничего не забыли и лучше всех знают: нет в жизни ничего дороже мира и спокойствия. Прислушаемся к их словам...

Марина Скворцова, рабочая филиала «Скидельская птицефабрика» ОАО «Агрокомбинат «Скидельский», беженка из Донецкой области:

— С тревогой наблюдаю за уличными митингами в стране. У нас все тоже начиналось с толп на улицах и на первый взгляд справедливого возмущения. Признаться честно, никогда даже мысли не допускала, что «ревуны» с киевской площади станут причиной того, что я потеряю дом, семью, любимую работу, друзей и даже родину. Мы с мужем и двумя детьми жили в большом комфортном доме в 15 километрах от Донецкого аэропорта. Ситуация накалялась на моих глазах. Сначала были митинги. Это сейчас я понимаю, что их зачинщиками были профессионалы, а тогда даже сочувствовала этим «борцам за правду от народа».

Фото  Виталия  ГИЛЯ.

Но уже спустя полгода стало не до них. Наш большой чудесный дом, который мы строили, откладывая все сбережения до копейки, разбомбили. Мои родители чудом остались живы только потому, что, когда в их жилье попал снаряд, они были в церкви. Уничтожили школу, не стало работы. Мы ночевали в подвалах. Выживали только за счет гуманитарной помощи из России. Среди моих знакомых много тех, кто потерял в этой бойне родных и близких. Когда я поняла, что моя родина превратилась в пороховую бочку, где только время и случай отделяют тебя и твоих детей от смерти, я приняла решение уехать.

Судьба забросила меня в Гродненскую область. Сейчас я работаю на Скидельской птицефабрике. Дети учатся в гимназии. 14–летний сын — у него проблемы со здоровьем, он инвалид — занял второе место в области по шахматам, 8–летняя дочка увлеклась легкой атлетикой. В Беларуси мне очень нравится. Есть с чем сравнивать: я жила в Украине, пробовала начать жизнь в России. Здесь, как нигде, чувствуется забота государства, верховенство закона, порядок.

То, что мы пережили, никому не пожелаю. Знаете, когда в Скиделе был фейерверк по случаю праздника, мои дети упали на пол и закрыли головы руками. Я рыдала, пыталась их поднять, объяснить, что это не опасно, это не война, а они сопротивлялись и еще больше вжимались в пол. Вот почему каждый раз, когда я вглядываюсь в злобные лица людей на уличных сборищах, когда слышу их призывы к беспорядкам, мне становится страшно. За себя, детей, страну, которая нас приняла. Я верю, у белорусского народа хватит мудрости не поддаваться на провокации и ценить то, что у белорусов есть: мир и порядок.

Татьяна Цыплакова, Брест, переселенка из Новоазовска Донецкой области, находится в декретном отпуске:

— Когда в Киеве начинался Майдан, мы следили за происходящим по телевизору, хотя немногочисленные митинги были и у нас в Новоазовске. Горожане в основном были в стороне. Не скажу, что участие в таких акциях было массовым. Люди, как всегда, хотели мира, спокойствия и стабильности. Но вместо этого начался кошмар.

Фото из архива Татьяны ЦЫПЛАКОВОЙ.

Вы не представляете, насколько страшно стало, когда на окраине города началась стрельба и мы поняли, что пришла война. Настоящая, не экранная. Нам пришлось принять непростое решение: уехать туда, где спокойно. В Беларусь. У мужа есть работа, и он пока остался дома, отправив сюда меня с детьми. Но я верю, что семья воссоединится.

Морально было очень тяжело. На родине у нас остался свой дом, друзья, родственники. Теперь все это в прошлом, за чертой мира. Обычным людям трудно определиться с политическими предпочтениями, когда вокруг идут бои. Мне кажется, все, кто захватывал власть и в Киеве, а потом и у нас в Донецкой области, в первую очередь думали только о себе. Народ стал разменной монетой, о его благе те, кто вот так рвутся к власти, беспокоиться не будут.

В Беларусь я приехала с двумя детьми, будучи беременной третьим ребенком. Родила уже в Бресте, сейчас нахожусь в декрете. Приняли нас тепло, радушно. Помогли с жильем. Брест — прекрасный город. Тихий, спокойный, чистый, уютный. Я не ощущаю себя тут за границей. Все мы — братья–славяне, у нас общий менталитет, мы отлично понимаем друг друга. Поэтому, когда я вижу в последнее время кадры с непонятными парнями в масках, не могу понять: неужели горький опыт Украины этих ребят ничему не научил?..

Белорусам нужно беречь и ценить то богатство, которым они обладают. Это мир, стабильность, возможность спокойно жить и работать. Я уверена, что абсолютное большинство людей в этой прекрасной стране, в которую я влюбилась, думают так же.

Константин Меркулов, врач–онколог Мстиславской районной больницы, беженец из Луганска:

Фото Ольги КИСЛЯК.

— Вот уже два года я живу в Мстиславле. И у меня есть все, что нужно для счастья: работа, жилье, любимая жена, двое детей. Нам — супруга тоже медработник — выделили служебную двухкомнатную квартиру. В провинциальном городке, который я уже считаю родным, жизнь протекает тихо и размеренно. И для меня, беженца из Украины, это очень важно. Потому что я, как никто другой, понимаю цену этой тишины. Знаю по личному опыту, насколько правдиво выражение «худой мир лучше доброй ссоры». Когда в Украине прозвучали первые призывы выходить на Майдан, мы и предположить не могли, как плохо это все кончится. 

Наша семья едва не погибла. Однажды вечером жена с детьми вышла из дому, чтобы встретить меня, возвращавшегося с работы. Младшей дочке тогда еще не было и года. И вот мы подходим и видим, что наш девятиэтажный дом стоит без окон, в бетонных стенах зияют дыры. Один снаряд угодил в нашу квартиру. Мы уцелели чудом, но так повезло не всем. На улице было много мертвых тел. Это люди, которые еще вчера смеялись, ходили на работу, жили с нами по соседству... И не лезли в большую политику. Довольствовались тем, что имели, не проповедовали идеи национализма. Но некоторым моим землякам однажды почему–то стало казаться, что все было плохо, что война может что–то изменить к лучшему. Это — утопия. 

На вещи надо смотреть реально. Да, человек так устроен, что ему всегда хочется большего: и квартиру попросторнее, и машину покруче. Но когда мир вокруг рушится, когда людей убивают ни за что, когда человеческая жизнь сама по себе уже ничего не стоит, приходит осознание того, что, оказывается, ты очень неплохо жил до всего этого. Моя семья вынуждена была уехать из Украины в поисках мирной жизни. Но там, в Луганске, остались мой отец, моя родная сестра. Одно время я неделями не спал, потому что не мог им дозвониться — просто не было связи. Это тяжело. Грустно и оттого, что сейчас некоторые безответственные люди организовывают на улицах белорусских городов какие–то марши протеста... Хочется крикнуть им: опомнитесь, остановитесь! Дорожите тем, что имеете сегодня: мирное небо над головой и уверенность в завтрашнем дне.

Юлия Березина, пенсионерка, переселенка из Луганска:


Фото Виолетты ДРАЛЮК.

— Разве могла я подумать, что такое случится со мной и моей семьей? Всю жизнь прожила в Луганске. Родилась в этом городе, училась, работала, родила дочь, поднимала внучку. У меня высшее образование. Больше 40 лет в машиностроении — инженером, главным технологом, заведующей отделом. Читала лекции в институте. У нас все было хорошо: работа, дом, семья, друзья. И чем все закончилось, когда забурлил киевский Майдан... Вот кажется, что такого? Просто люди вышли на площадь. Но одни и вправду «просто», а другие...

Верите, сама думала — скоро все это пройдет: пару месяцев покричат в мегафоны, помашут флагами и разойдутся по домам. Сколько тогда нашей молодежи поехало в украинскую столицу! Сотни ребят. Эйфория, единство толпы, приключения. Чем закончилось? Для нас — самых обычных людей — войной, разрухой, бедой. Я говорю о своей семье. Считаные месяцы волнений в нашем городе, какие–то уличные акции, майданчики, а потом — настоящая бомбежка. Это так страшно! Выходишь на улицу и не знаешь, вернешься ли обратно. Поначалу еще бомбили предприятия, административные здания, гаражи. Но потом ведь начали стрелять по домам. Мы бежали, когда уже полилась кровь мирных луганцев. Оставаться было невозможно. Куда ехать? Кто ждет? Кому ты нужен? Многие знакомые остались в городе. Поддерживаем связь. Они практически живут в подвалах, в этом нескончаемом мраке и ужасе.

Нет дороже своей земли. Как говорится, где родился, там пригодился. Но если военный конфликт, тут уже без вариантов. И дочь поехала в ближайший Гомель. Устроилась на завод станочных узлов, получила комнату в общежитии, перевезла меня. Низкий поклон, гомельский Красный Крест ни на минуту нас не оставлял. За последние два года столько передумано, столько пережито... Если бы могла, своими руками остановила бы тех мальчишек, которые ехали на киевский Майдан, цепляли маски на лица и вливались в эту бездумную толпу. Волнения подогревают те, кто потом не пострадает, а наживется. Старый я человек, уже хорошо понимаю, что у этих «правдолюбцев», которые заводят толпу на площадях, совсем другие интересы, далекие от наших.

Смотрю, в Беларуси сейчас тоже пытаются затеять беспорядки. Милые мои, дорогие, не надо! Берегите своих детей. Объясните, как легко все разрушить, все потерять. Проблемы, какие бы они ни были, нужно решать по–другому: мирным разговором. Как же невыносимо тяжело на старости лет сквозь слезы смотреть на свою семью, которую война забросила далеко от родных мест, разбросав по свету. Никому не пожелаю того, что мы пережили.
Версия для печати
Сергей, 53, Могилев
Да, да, прежде чем прыгать на майданах и площадях нужно подумать о том, готовы ли наши люди пожить год другой в подвалах. Без продуктов и средств к существованию. Дебилы, ничему ситуация в Украине не учит, а от сюда вывод все это делается радикалами умышленно. А стало быть народу с ними не по пути и власть просто обязана навести порядок и зарвавшихся поставить на место. На то она и власть.    
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?