Слушайте сердце

О ценности общественного миролюбия и согласия

Взрывная волна, вырвавшись из московской «подземки», качнула маятник слепой ярости в другую сторону. Интернет переполнен боевым кличем: бей! И уже бьют. Врача московской клиники, узбека по происхождению. Женщин восточной внешности в метро. Кто станет следующей жертвой, список которых, как это ни горько, не ограничивается погибшими в развороченных вагонах? И это то, ради чего дурманят головы своим шахидам идеологи национального и религиозного радикализма. У них одна цель — не дать остановиться этим безумным качелям всепоглощающей взаимной ненависти. А обыватель порой в кажущихся досужими беседах покачивает их, и сам того не понимая. Или не желая понимать...


Несколько дней назад меня изгнали из группы в одной из социальных сетей рунета. Юзеры общались на разные отвлеченные темы. Затеяли и такой разговор: мол, русские, белорусы и украинцы — один народ, русский. И правильно их называть великороссы, западнороссы и малороссы. Я не согласился. Возражал деликатно и аргументированно. Замечал, что не всегда некоторые исторические категории применимы к современности. Мир давно не тот, каким был пару–тройку веков назад. Ответом мне было довольно злое обвинение модератора в национализме, лжи и клевете с занесением в «черный список» группы...


Давно привык к тому, что в свободном интернете много удивительного. При иных обстоятельствах забыл бы эту историю быстро. Ну создали люди клуб по интересам, в котором принято друг с другом соглашаться, — их право. Но обращает на себя внимание то, что отголоски из частных бесед на форумах в последнее время как–то замелькали на более солидных ресурсах. То они угадываются в интервью портала «Материк» с витебским чиновником–писателем. То агентство «Регнум» выступит с вольными упражнениями по теме. Но удивительнее всего то, что в подобных публикациях проскакивает странноватая мысль о дискомфорте, который испытывают русские в Беларуси. О каких–то проблемах с языком — который у нас является государственным! — проведением культурных мероприятий, изданием литературных произведений...


Озадачившись, взялся за телефон. Мой собеседник — председатель Белорусского общественного объединения «Русь» Иван Корда. Задаю два простых вопроса: как работается? И как вообще живется в Беларуси русскому человеку? На секунду показалось, что на том конце провода собеседник удивился. Подумалось, что более нелепой темы для разговора журналисты ему еще не предлагали. Суть ответов, в принципе, ожидаема: проблем в работе объединения нет, для проведения мероприятий есть все возможности, взаимопонимание с госструктурами на уровне. «Новогодние праздники, День защитника Отечества, годовщина прорыва блокады Ленинграда, — начинает перечислять мероприятия организации Иван Михайлович и останавливается. Разве все перечислишь! — Практически каждую неделю что–нибудь проводим». Разумеется, в любой работе время от времени могут возникать какие–то вопросы, хотя бы на техническом уровне. Но они всегда решаются. И взаимодействие с Республиканским центром национальных культур и уполномоченным по делам религий и национальностей мой собеседник оценил вполне позитивно. Сейчас же его главная забота — подготовка мероприятий, приуроченных к 65–летию Победы. В общем, жизнь и работа идет своим чередом. Динамично и, главное, с пользой.


Юбилейными торжествами занят и второй мой собеседник — председатель республиканского общественного объединения «Русское общество» Сергей Молодов. Рассчитывает провести их во всех регионах начиная с Бреста. Здесь находится центральный офис организации, отсюда начиналась война... В своей деятельности «Русское общество» делает акцент на два направления: культурно–просветительское и просветительское. «Главное условие — никакой политики, — уточняет Сергей Михайлович. — Мы от этого отказались изначально еще 15 лет назад, создавая объединение. Съехались и представители партий, и казаки, кого только не было. Чуть не передрались. Тогда и поставили жесткое условие: кто хочет заниматься политикой, пусть ищет другую организацию».


Перечень культурологических мероприятий общества довольно обширен. Фестивали русской поэзии и русской песни, традиционные Пушкинские, Симоновские, Горьковские чтения, регулярное участие в фестивале национальных культур Минкультуры. Всего и не перечислишь. «Наше общество — это не общество русских, — объясняет суть деятельности Сергей Молодов. — Мы рады всем — русским, белорусам, полякам — людям любой национальности, которые интересуются русской культурой, историей, традициями. Этими знаниями мы с удовольствием делимся со всеми».


К чему я пересказываю два диалога прошлой недели? Трагедия в Московском метро до пронзительности обострила их суть. Обнажила всю хрупкость и от этого великую ценность общественного миролюбия и согласия, национальной толерантности и веротерпимости. Сергей Молодов вспоминал начало 90–х. Когда все кому не лень интересовались пятой графой в паспорте. Это было стояние на грани, за которой хаос. Слава Богу, мы ее не перешагнули. Сохранили на своей земле гордость звучания любой национальности: русской, белорусской, украинской, польской, еврейской... Без деления на великих и малых, на центры и окраины. Оставили возможность каждому называться так, как себя ощущает. Как подсказывает сердце. И, главное, оставаться уважаемым, уважая других. Потому что все мы — любимые дети страны под названием Беларусь...


Но спокойствие может и расслаблять. Нет–нет да и пропустишь мимо ушей чью–то реплику о «великости» или «исключительности». За ней вторую. Третью. Глядишь — и уже коптит фитиль псевдоблагочинной дискуссии с искаженной логикой и мотивацией. А на другом его конце вполне может оказаться детонатор в поясе шахида...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...