Слух как чудо

В Беларуси сделано 650 кохлеарных имплантаций

Кохлеарные имплантации дарят возможность слышать тем, кто без них провел бы жизнь в полной тишине. В год в Беларуси проводится около 80 таких операций, а всего эта технология, применяемая у нас с начала 2000–х, уже помогла вернуть слух 650 пациентам, 500 из них — дети. Марина Песоцкая, заместитель директора по клинической работе РНПЦ оториноларингологии, главный внештатный детский оториноларинголог Минздрава, выполнившая большую часть кохлеарных имплантаций (КИ) в нашей стране, признается, что до сих пор воспринимает возможности метода как чудо. Ведь человек, у которого изначально слуха ноль, в итоге слышит даже шепот с противоположного конца кабинета. Такие импланты крайне дороги, но для наших пациентов их установка на одно ухо идет за счет государства. Кто становится кандидатом на КИ, а кому она не поможет? Об этом мы расспросили Марину Владимировну.


Кохлеарный имплант — устройство, способное уместиться на ладони. Во внешней части, надеваемой на ухо, имеются микрофон и речевой процессор, воспринимающий звук. Тут он анализируется и трансформируется в электрический импульс. Через кожу поступает на внутреннюю, имплантируемую часть, которая закреплена на височной кости и имеет электрод, введенный в улитку — часть внутреннего уха.

Марина Песоцкая.
— Ухо устроено так, что воспринимает звук как воздушную волну, а потом в улитке идет трансформация в электрический импульс. Так вот эту функцию и берет на себя речевой процессор, — поясняет Марина Песоцкая. — Но у пациентов, которым показана кохлеарная имплантация, должен быть сохранен слуховой нерв. Вот ребенок рождается, мы выявили, что он глухой, и надо уточнять, на каком уровне. Если на уровне улитки, что бывает чаще всего, ему может помочь КИ. А если затронуты более глубокие отделы — нет. Поэтому некоторым приходится отказывать. Из 100 кандидатов таких один–два.

Вообще, кохлеарная имплантация — это целая система, в которую вовлечены немалые силы и средства. Первый этап, диагностика, начинается с раннего аудиологического скрининга, который у нас проводится во всех роддомах. Расходы на его внедрение были огромны, и доукомплектовать скрининговыми аппаратами учреждения родовспоможения в свое время помог благотворительный фонд «Шанс». Теперь отбор кандидатов на КИ идет буквально с рождения. Ведь степень снижения слуха может быть разной, как и приемы реабилитации. Если она небольшая, ребенку нужны усиленные занятия с логопедом. Более серьезная — понадобится слуховой аппарат, подобрать его — тоже непростая задача. Если не помогает и он — ставится вопрос об имплантации.

— Нужно определить, возможно ли выполнить операцию. Бывает, например, что после перенесенного менингита просвет улитки, в который нужно вводить электрод, зарастает и имплант не установить. Надо выявить и другие нарушения — интеллекта, аутистического спектра. Таким детям КИ тоже выполняется. Но важно знать прогноз, чтобы избежать разочарований, если ребенок не сможет развиваться в речевом отношении наравне со сверстниками. Это надо обговаривать. Ведь операция непростая. Система КИ — самое дорогое из имплантируемых человеку устройств. Когда мы только начинали, в 2000 году, оно стоило около 30 тысяч долларов. Сейчас электроника развивается, идет конкуренция и есть варианты даже по 10 — 15 тысяч долларов. Но устройства последней модификации стоят 17 — 22, и мы ориентируемся именно на них. Исследования показали, что более современные модели дают лучший эффект реабилитации. А мы заинтересованы в максимальной эффективности, — делится Марина Владимировна.

Ежегодно закупается около ста таких устройств. Перебоев с поставками, которые в свое время заставляли волноваться родителей малышей, готовящихся к операции, давно нет. Но при этом спешить при подготовке к вмешательству нельзя. Дооперационный период длится от 3 месяцев до полугода, а иногда и дольше. Обязательно несколько месяцев кандидат носит слуховой аппарат, даже если аудиометрия показала, что у него абсолютная глухота (устройство выделяется бесплатно). Это нужно в том числе для того, чтобы ребенок привык что–то носить за ушком, а не попросту срывал наружную часть импланта. Затем наступает второй этап — собственно операция.

— Первые 7 лет мы делали единичные кохлеарные имплантации, в основном взрослым, поздно оглохшим. Это заведомо беспроигрышный вариант, так как человек знает, что должен слышать, у него есть речь. Мы получали хорошие результаты. Абсолютно глухой уже через две недели мог разговаривать по телефону. Но основная задача КИ как системы — обеспечить слухом детей, которые без него родились. Иначе говорить они не будут, станут использовать жестовую речь, получат инвалидность... Поэтому сейчас мы делаем операции всем детям, которым они показаны. Нами разработан и свой метод хирургического вмешательства. Тот, с которого мы начинали, был очень травматичный, с большим разрезом, операции шли по 3 — 4 часа, что, конечно, для ребенка тяжело. Сейчас все занимает около часа и послеоперационный период переносится легко.


Примерно через месяц после имплантации ребенок вновь поступает в стационар — начинается третий, самый важный и продолжительный этап реабилитации. Надевается наружная часть, родителям выдается целая сумка «расходников», а опытные инженеры–настройщики производят первое подключение. Процедура сложная и ответственная, ведь звук, который впервые услышит ребенок, не должен его испугать. Потом за работу берутся сурдопедагоги, психологи, неврологи. Малыша учат воспринимать, различать окружающие звуки, понимать их значение. А затем и воспроизводить их, говорить. Самому маленькому пациенту Марины Владимировны было 8 месяцев. Чем раньше ребенку дать слух, тем лучше будет эффект от реабилитации и меньше потребуется усилий родителей и специалистов. Считается, что имплантацию стоит делать до 4 лет: после ребенок вряд ли освоится в мире звуков.

Конечно, есть родители, которые считают, что операции на одном ухе недостаточно. В этом году наши медики уже провели первую двухсторонюю имплантацию годовалому малышу — родственники доплатили за второе устройство. Те же, у кого такой возможности нет, инициируют сбор средств, в том числе для операции за рубежом, что вызывает неоднозначную реакцию, ведь ее стоимость — свыше 30 тысяч долларов, а необходимость сомнительна.

— Мое мнение — и я на этом буду стоять — одного импланта достаточно. Ведь я вижу прекрасные результаты у детей с моделями даже четвертого поколения, с которых мы начинали. Когда родители спрашивают о необходимости второй операции, я говорю: есть люди, которые будут вам говорить, что это хорошо, — те, которые получат прибыль от этого. Один имплант дает возможность быть нормально слышащим человеком. Единственное ограничение в том, что немного теряется пространственная ориентация, не всегда ясно, где источник звука. Но всегда ли это так необходимо в процессе коммуникации? Главная же цель — общение при помощи речи, которой не будет, если не будет слуха. Нюансами можно пожертвовать в пользу того, что ты не получил еще одну хирургическую травму, риск головокружений — а такой эффект имеется при проведении двойной имплантации. Кроме того, непрооперированное ухо — резерв для новых технологий, которые развиваются стремительно. Все может измениться коренным образом. А у тебя уже стоит инородное тело. Поэтому во многих странах проведение бинауральной КИ не считается необходимым.

КСТАТИ

Обслуживание импланта стоит немалых денег. Например, замена речевого процессора, который может случайно повредиться, выйти из строя или попросту устареть, обойдется в 5 тысяч долларов. Сейчас государство сделало большой шаг в сторону носителей КИ. Всем пациентам до 18 лет гарантирована бесплатная замена речевого процессора раз в пятилетие. В случае же со вторым имплантом все расходы по его настройке, замене частей лягут на плечи родителей. И стоит взвесить: по силам ли это? Особенно учитывая, что и один имплант помогает в 18 лет снять инвалидность и вести полноценную жизнь. Таких примеров уже много — первые прооперированные пациенты окончили вузы.

vasilishina@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Новости