Сложные прогнозы

Выборы в Турции – 2018: прогнозы на будущее

В Турции дан старт предвыборной кампании, об этом заявил президент Реджеп Тайип Эрдоган. Досрочные парламентские и президентские выборы назначены на 24 июня. Почему так рано и каково же будущее этой избирательной гонки? 

фото trt.net.tr

В президентской кампании пока сложно оценить расклад, который сложится через 1,5 месяца. А на парламентских выборах ситуация выглядит яснее. Основной соперник правящей Партии справедливости и развития (ПСР) — Народно-Республиканская партия (НРП) — старейшее политическое объединение, существующее со времен основания республики. По результатам парламентских выборов 2015 года ПСР имела абсолютное большинство — 317 из 550 мест в парламенте (58 процентов), а НРП — 134 места (24 процента). В оппозиции ПСР, кроме НРП, находится также парламентская Демократическая партия народов (ДПН), получившая на прошлых выборах 59 мест. В прошлом году из членов НРП и правой Партии националистического движения была образована «Хорошая партия», заявившая о сохранении устойчивой приверженности кемализму и ставшая в жесткую оппозицию ПСР. 

Оппозиционные партии пытаются объединить усилия. Известно, что в данный момент НРП ведет переговоры с «Хорошей партией». Объединение оппозиции возможно, однако лишь для парламентских выборов. Появление же единого кандидата на президентских выборах вряд ли возможно. Об отсутствии претензий в качестве единого кандидата уже заявил Абдуллах Гюль, один из основателей ПСР и президент Турции в 2007—2014 годах. Он считался одним из возможных кандидатов от оппозиции. В качестве кандидата, очевидно, будет заявлена лидер «Хорошей партии» Мерал Акшенер. Вполне возможно, она станет сильным соперником действующего президента. Естественно, появятся и другие кандидаты — и от парламентских партий, и от более мелких. Выборы в стране должны были состояться осенью 2019 года. 

Большинство экспертов сходятся во мнении, что назначение досрочных выборов сделано в самое подходящее время. Во-первых, страна находится в состоянии так называемого отложенного экономического кризиса: медленно падает курс лиры, растет внешний долг и увеличивается безработица (так, по некоторым данным, в настоящее время насчитывается 7 млн не занятых в экономике страны человек). А любое исправление экономического положения явно приведет к непопулярным мерам, которые, возможно, будут предприняты уже после выборов. Во-вторых, пока операция в Африне протекает относительно успешно, что приносит популярность внутри страны — и лично Эрдогану, и правящей партии. При этом никто не может однозначно гарантировать дальнейшие успехи Анкары в Сирии в условиях кризисных явлений в турецкой армии. Указанные факторы и способствовали переносу выборов с 2019 года. 

С большой долей уверенности можно прогнозировать победу ПСР на парламентских выборах. Из 600 мест в парламенте, выделенных согласно изменениям, принятым на прошлогоднем конституционном референдуме, ПСР может получить от 50 до 60 процентов — 300—360 кресел. С еще большей степенью уверенности будем говорить о победе Реджепа Тайипа Эрдогана на президентских выборах. Долговременное единоначалие — это тренд последнего времени в восточной политике. 

В ближайшие 1,5 месяца — в период предвыборной кампании — возможно некоторое осложнение отношений с Германией и Нидерландами, связанное с предсказуемым желанием истеблишмента из Анкары агитировать в турецких общинах в указанных странах, что уже было замечено перед референдумом 2017 года.

Для нынешней внутренней политики Турции, по оценкам наблюдателей, характерны две тенденции, которые, очевидно, усилятся с грядущей победой ПСР. Прежде всего это утечка капитала, которая уже увеличилась с 2013-го. Подобная ситуация приводит к уменьшению инвестиций внутри страны, одним из результатов чего является обеднение населения. И отток капитала, по-видимому, будет наблюдаться и далее.

shavialiou@bsu.by 



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...