Сложно внедрять инновации без мотивации

СНИЗИТЬ себестоимость сельхозпродукции, обеспечить ее конкурентоспособность — одна из главных, но труднорешаемых для Министерства сельского хозяйства и продовольствия и отдельных аграрных структур задач. Президент справедливо потребовал от НАН Беларуси реформ: экономика ждет прикладных разработок от ученых. Но парадокс — при обилии идей, проектов, ноу-хау «генераторы идей» все чаще реализуют свои задумки за рубежом…

Могут ли разработки белорусских ученых сделать сельское хозяйство окупаемым?

СНИЗИТЬ себестоимость сельхозпродукции, обеспечить ее конкурентоспособность — одна из главных, но труднорешаемых для Министерства сельского хозяйства и продовольствия и отдельных аграрных структур задач. Президент справедливо потребовал от НАН Беларуси реформ: экономика ждет прикладных разработок от ученых. Но парадокс — при обилии идей, проектов, ноу-хау «генераторы идей» все чаще реализуют свои задумки за рубежом…

Вот пример. Вместе с коллегами я изобрел импульсный бесконтактный светильник, который может применяться для освещения теплиц: по сравнению с зарубежными аналогами — голландскими лампами «Филипс» и китайскими разработками — он работает не 120, а 150 тысяч часов, а потребляет энергии на 30 процентов меньше. И если сегодня выращивание помидоров и огурцов в теплицах — вещь затратная, то новая энергосберегающая технология позволит растить овощи и фрукты в абсолютно закрытых помещениях, где легко регулируются освещенность, влажность, температура. Прибавьте альтернативные источники энергии — солнечные генераторы, ветроустановки — себестоимость упадет еще больше.

Если бы аграрии повернулись к изобретателям лицом, то очень скоро появились бы окупаемые, интересные проекты. Пример: одна из наших разработок — организация непрерывного цикла проращивания семян — минимум вдвое повышает качество кормов: ведь самый дорогой компонент — это премиксы (витаминные добавки), а проростки уже ими богаты. Более дешевые зерновые корма — подспорье для свиноводческих ферм, мясо-молочных хозяйств, рыбхозов, птицефабрик.

Но почему до сих пор эти и другие инновации не внедрены? Потому что у «генераторов идей» нет мотивации: еще получая образование, молодой человек стремится выехать за рубеж. Потому что существующий в Академии наук подход — своего рода «административный тормоз», сильно забюрократизированный процесс. Наконец, потому, что не у всякого руководителя предприятий АПК, бизнеса есть личный интерес внедрять новшества.

Механизм поддержки мог бы быть таким: получил на предприятии 30 процентов прибыли за счет инноваций — становишься «золотым инноватором» и часть прибыли получаешь в качестве премии (ее можно распределить и среди коллектива). Если 50 процентов — статус «платинового инноватора» и более высокая премия. И так далее, вплоть до 80—100 процентов. Ну а если инновация провалилась, то на законодательном уровне директор не должен нести ответственности, но если фиаско потерпел третий раз подряд, то тогда уже есть резон проводить расследование...

Наконец, стране необходимы венчурные фонды — они нацелены на финансирование рисковых инновационных проектов: исследования, разработку бизнес-планов, производство. Изобретатель, ученый приходит с ноу-хау к бизнесмену и заключает договор, а экспертный совет фонда рассматривает идею и обеспечивает финансирование. Важно, что руководитель предприятия может не бояться, что проект подорвет силы — долги, кредиты его организации не связаны с инновационным проектом, под который создается отдельное акционерное общество. Фонд — не банк, выдающий кредиты: речь идет не о получении процентов с ссуды, а об акциях, половину которых выкупает государство, 40 процентов — население, а десятая часть поступает в инновационные фонды для финансирования фундаментальных исследований. Когда в 2009 году я принимал участие в разработке проекта Указа Президента Беларуси «О венчурных фондах», то, по моим оценкам, через 7 фондов республиканского и областного масштаба ежегодно «переваривалось» бы 4—6 млрд. долларов частно-государственных инвестиций. Но, увы, дело не продвинулось.

Сегодня если вы придете в министерство с идеей как частное лицо, то вам ответят: «У нас десятки своих отраслевых лабораторий и академических институтов». На мой взгляд, НАН превратилась в государство в государстве — с планами, производствами. Почему бы не придать ей статус общественной организации, как это сделано во многих странах мира? Мотивировать ученых работать в НАН можно за счет венчурных акций: кандидат наук получает по три акции каждый месяц в течение 20 лет, доктор — шесть, а член-корреспондент и академик — дополнительно по три акции на все время профессорской деятельности. Внедренные научные разработки приносят дивиденды и позволяют ученым спокойно работать на благо своей страны и постоянно думать над тем, как повысить доходность собственных венчурных акций.

Сергей ЛАТЫШЕВ, изобретатель, член Экспертного совета БРСМ «100 идей для Беларуси»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?