Сложнее всего ждать, не дождаться, а потом догонять

Как завоевывают потребителя предприятия концерна «Белгоспищепром»

ЧЕТВЕРТЬ века назад, когда бал правил всеобщий дефицит, предприятиям работать было просто: что ни выпусти — оторвут с руками. Сегодня изготовить продукцию — полдела, важно ее продать. Особенно когда речь идет о продуктах питания, стратегической для экономики страны сферы. Как завоевывают потребителя предприятия концерна «Белгоспищепром»? С какими проблемами сталкиваются? Грозит ли сокращение работникам отрасли? Эти и другие вопросы  —  в интервью «СГ» с Александром ЗАБЕЛЛО.

— Александр Леонидович, сегодня порой трудно сориентироваться в изобилии товаров как отечественных, так и импортных. Как выдерживаете жесткую конкуренцию?

— Все мы потребители, и, как известно, первое впечатление о продукции — визуальность. То есть современная и удобная упаковка. Второе, но самое главное — качественный состав. Натуральность, экологичность, безопасность. И третье — ценовой фактор. Это основополагающие моменты, на которых концерн и старается строить работу. Да, пока получается не всегда, но стремиться, чтобы все факторы сошлись воедино, безусловно, надо. Тем более перерабатывающей отрасли достаточно много внимания уделял и уделяет Глава государства. Благодаря такой поддержке многие предприятия по своему уровню модернизации, техоснащению, подбору кадров не уступают европейским производителям. 

— Думаю, плюс для нас и наличие отечественного сырья…

— Безусловно. Ведь цена конечного продукта зависит в первую очередь от его себестоимости. Но надо сырье еще качественно переработать. Кстати, оборудование у нас хоть в основном известных европейских брендов, но зачастую не подходит к отечественным технологиям. Приходится делать так называемый микс, компоновать линию из деталей и механизмов производства разных компаний. Такой подход позволяет держаться на уровне и быть конкурентоспособными на рынках.

— Мы научились производить брендовую продукцию, а вот продать, особенно за рубеж, к сожалению, большая проблема. Почему?

— Маркетинг выходит в последнее время на первый план. И честно скажу, момент этот  — один из самых непростых, а структуры, которые продвигают товар,  самое слабое звено в нашей пищевой промышленности. Маркетологи привыкли к принципу распределительному, административному. Это один из самых серьезных сдерживающих факторов и внутри страны, и тем более на внешних рынках. Более 50 процентов успеха зависит от эффективности кампании по продвижению продукта. 

— Тем более на Западе сейчас перепроизводство во многих сферах.

— В том-то и дело. Потребление падает, начинает отставать от темпов роста производства. В итоге ужесточается конкуренция. На сегодняшний день предприятию проще продавать продукцию с небольшим минусом, чем вообще остановить ее выпуск. В финансовом плане выгоднее. В результате возникают, говоря языком специалистов, «стоковые потоки». Они приходят из-за рубежа и их цена ниже, чем на внутреннем рынке. Весьма сложно с этим бороться.

— Но ведь что-то можно этому  противопоставить?

— Только четкую логистику, снижение издержек, доступность, доверие покупателей. Если раньше забота о продукте у нас заканчивалась за заводскими воротами, сегодня она завершается на прилавке магазина. Сам не продвинешь свою же продукцию — конкуренты сразу обойдут. Поэтому повсеместно создаем свои товаропроводящие сети. Доходим не только до оптового звена, но и до розницы. Работаем по ассортименту, цене, качеству упаковки. Вплоть до того, что сами выставляем товар на полках в крупноформатных магазинах. Анализируем, сравниваем, чтобы оперативно реагировать на запросы рынка. Стремимся быть, как сейчас говорят, в тренде. То же самое и на внешних рынках.

— А сколько их сейчас?

— Продукцию поставляем в 48 стран мира. Но ежегодно кто-то уходит, кто-то добавляется. Сейчас особое внимание к странам дальней дуги, но и европейские ниши, государства Содружества нельзя упускать. Здесь логистика попроще, да и связи налажены.

— Наверное, это касается в первую очередь наиболее экспортоемкой сахарной отрасли? 

— Да, это лидер, если  хотите — флагман концерна. У нас четыре сахарных завода, которые полностью обеспечивают потребность страны. К примеру, в этом году мы в полтора раза превысили этот уровень. Естественно, остается солидный запас для поставок за рубеж.

— А цены между тем здесь прыгают, как на американских горках. Риски есть, можно ли их просчитать? 

— Что поделаешь, сахар — это биржевой товар. И стоимость его зависит от многих факторов, в том числе и климатических. Основной рынок, который влияет на мировые цены, — бразильский. Но если в последние годы был переизбыток до пяти миллионов тонн, то сейчас  ситуация меняется, становится более сбалансированной. Так что у нас есть неплохие перспективы в первую очередь на трансграничных рынках. Сахар — относительно недорогой продукт, и его доставка за две тысячи километров теряет экономический смысл. Поэтому мы ориентируемся на сравнительно небольшое плечо перевозок.

— Вы имеете в виду Россию и Украину?

— Россия — основной потребитель. Но впервые за последние годы здесь планируют произвести 5,5—6 миллионов тонн сахара. В принципе, это годовая потребность страны. Тем не менее отгрузку ведем, есть контракты и договоренности.

 А вот украинский рынок всегда для нас был достаточно сложным. В свое время там работало более 60 сахарных заводов. Сейчас их количество уменьшилось вдвое, однако страна себя обеспечивает, имеет запасы на экспорт. С учетом длительной девальвации национальной валюты цены здесь снижаются и, естественно, несколько мешают нам на трансграничных рынках. Но мы берем в первую очередь за счет высокого качества. Скажем, транснациональные компании «Пепси-кола» и «Кока-кола» сертифицировали наш продукт и с удовольствием используют его в той же Украине. При этом цены могут быть до двух раз выше, чем на местном рынке. 

— Александр Леонидович, Россия с 1 ноября наложила эмбарго на поставку соли из Евросоюза, США и Украины. У нас эта отрасль развита достаточно хорошо. Вероятно, появилась реальная возможность закрепиться на  объемном российском рынке?

— Есть такое. Недавно объединение «Мозырьсоль» прошло модернизацию и может ежегодно производить до полумиллиона тонн соли высочайшего качества. Семьдесят  тысяч тонн идет на внутренний рынок, остальное — на экспорт. Что касается Евросоюза, то доля его поставок соли в Россию незначительна. Другое дело — Украина. Она экспортировала в Россию до трети необходимых объемов. Конечно, здесь мы можем заместить. Но думаю, большого прорыва не будет: россияне активно создают собственные мощности.

— Статистика свидетельствует о  снижении производства и реализации алкогольной продукции. Да и дешевое вино нынче стало далеко не дешевым. Как это сказывается на специализированных предприятиях концерна?

— Здесь непростая двуединая задача. С одной стороны, требования здорового образа жизни, с другой — трезвые расчеты экономики. И все же алкоголь — товар далеко не первой необходимости. Он не должен быть широко доступен. Цена — один из главных сдерживающих факторов. Второе направление — экспорт. По крепким алкогольным напиткам производственные мощности республики почти в два раза превышают ее потребности. Наши отечественные бренды хорошо знают уже не только в Европе, но и на других континентах. Недавно указом Президента создан холдинг по производству алкогольной продукции. Теперь хотим оптимизировать все производственные мощности, которые сегодня есть, но работают неэффективно. Часть незагруженных предприятий  придется закрывать и переспециализировать. Оставим только эффективные,  зарекомендовавшие себя, в которые есть смысл вкладывать инвестиции.

— Значит, грядут сокращения?

— Ни в коем случае. У нас не стоит самоцель сокращать численность, чтобы снизить себестоимость. Есть другая сторона медали: если человека нечем занять на производстве, тогда зачем оно вообще нужно? Поэтому сейчас во главе угла — модернизация.  На новые рабочие места с начала года мы взяли почти 200 человек. А приступили к модернизации еще в 2010-м. Правда, непростая финансовая ситуация у нас, да и у соседей заставила скорректировать планы. Новых объектов не начинаем, средства вкладываем туда, где высокая стадия готовности. 

Самые масштабные изменения — в сахарной отрасли. Надо перерабатывать в сутки до 42 тысяч тонн свеклы. Пока вышли на 36. Новые линии и производства запускаются на всех кондитерских предприятиях. Так, на гомельском «Спартаке» открыт новый вафельный цех мощностью тысяча тонн продукции в час. На столичной «Коммунарке» реализован проект по производству шоколада и шоколадных изделий по совершенно новой технологии. В бобруйском ОАО «Красный пищевик» внедрена современная линия по ускоренному производству зефира. Реализованы инвестпроекты на Витебском маслоэкстракционном заводе, Гомельском жировом комбинате, гродненской табачной фабрике «Неман».

— Знаю, что вскоре начнет работу и новый дрожжевой комбинат…

— Да, вполне возможно, уже в декабре. Он построен в Слуцком районе. Инвестором выступила одна из известных немецких фирм, ее белорусским партнером — Слуцкий сахарорафинадный комбинат. Дело в том, что основой для дрожжей служат меласса и патока — побочные продукты переработки сладких корнеплодов. На комбинате будет выпускаться весь спектр дрожжей: прессованные, сухие, гранулированные. До 80 процентов их будет отправляться на экспорт.

— Александр Леонидович, без поздравлений и пожеланий в канун профессионального праздника никак не обойтись.

— Я бы пожелал работникам перерабатывающей отрасли АПК в первую очередь не останавливаться на достигнутом, иметь реальные, пусть иногда и амбициозные, цели. Самое сложное — это ждать чего-то, не дождаться и потом догонять. Всем здоровья, благополучия и щедрого праздничного стола!

— Спасибо, Александр Леонидович, за интересное и откровенное интервью!

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?