Сложная история князя в кинематографе

Одежду героев российского блокбастера ткали мастера из Орши

Одежду героев самого масштабного российского блокбастера ткали мастера из Орши
Нашумевшая лента продолжает бить рекорды. Только за первые девять дней в российском и белорусском прокате картина собрала более миллиарда российских рублей – небывалая сумма для отечественного кино. Художник Екатерина Шапкайц рассказала о том, как шили средневековую одежду для масштабного проекта.

Княжну Полоцкую Рогнеду сыграла белоруска Александра Бортич, живущая сейчас в Москве. Фото представлено российской кинокомпанией-дистрибьютором «Централ Партнершип»

ВЕСЬ ЛЕН ЗАКУПАЛИ В БЕЛАРУСИ

– Работу над «Викингом» режиссер Андрей Кравчук начал семь лет назад. На каком этапе подключились?

– В 2012 году, это был предподготовительный этап съемок. Писался сценарий, создавались макеты и чертежи декораций. Но актеры еще не были утверждены. Пробы начались при мне. У нас к этому времени уже был запас костюмов. Примеряли, смотрели, насколько органично кандидаты на роли смотрятся в средневековой одежде. Для нарядов это тоже был свое­образный тест-драйв.

– С чего в таких масштабных проектах начинается работа художника по костюмам?

– Сначала читается сценарий. Потом устраивается еще несколько читок с режиссером и съемочной группой – чтобы точнее понимать замысел, обсудить все нюансы. А дальше уже сбор материала: нужно пообщаться с экспертами, прочитать как можно больше литературы, набрать как можно больше артефактов…

Была грандиозная командировка по городам России и Европы. Несколько месяцев колесили по историческим музеям, искали подлинники, которые можно взять за образец. Впечатляющая была поездка. Самые богатые археологические коллекции обнаружили в музеях Риги, Хельсинки и Санкт-Петербурга.

– Все находки с точностью копировали?

– В каких-то случаях просто один в один. В Историческом музее Москвы, например, нашли хорошо сохранившуюся обувь конца X века – изготовили такую же. Но творческую свободу никто не ограничивал. Некоторые элементы костюмов придумывали сами. Разумеется, не нарушая историческую правду.

– В Беларусь тоже ездили во время съемок…

– Кинематографисты там постоянные и желанные гости. Весь лен для исторических картин закупается на белорусских фабриках. Разнообразие фактур – и тонкие, и грубые, и средние. Выбор огромный и цены приемлемые.

На археологических раскопках в Новгороде нам показывали кусочки, которые использовались для пошива одежды простого люда. Этот материал называли мешковиной. Хотя это не совсем точно, потому что в составе были еще хлопок и шерсть. Специалисты на фабрике в Орше восстановили ее такой, как в X веке. Так что все рубахи для героев сделаны в Беларуси.

Одна из самых зрелищных сцен – славянский обряд на языческом капище. Критики уже успели сравнить российский блокбастер с американским сериалом «Игра престолов». Кадр из фильма

ЛАТАЛИ НА БЕГУ

– Много приходилось перешивать на ходу?

– Значительных переделок не было. Много сил бросили на то, чтобы одежду реставрировать. В кино так всегда: одну сцену снимаем под проливным дождем, другую – под палящим солнцем. Очень быстро одежда теряет первоначальный вид. В «Викинге» снимались несколько сотен героев – только и успевали латать. Еще постоянно какие-то детали вроде шапок, поясов, варежек терялись. Приходилось шить новые.

– Актеры могут что-то советовать художнику?

– Им же в наших костюмах работать! Представьте, человек пришел на съемки, оделся и двенадцать часов играет на морозе. Все пожелания учитываются. В работе над другими лентами случались необоснованные просьбы: «Хочу голубое платье – оно так подходит к цвету моих глаз». В этот раз ничего похожего не было.

ЧЕЛОВЕК,НО НЕ В ФУТЛЯРЕ

– С «Викингом» все-таки сложностей хлебнули – ­­исторических героев одеть куда сложнее, чем современников.

– Одежда не просто футляр. Художник по костюмам создает психологический портрет человека. Исторические фильмы – игра с погружением в другую эпоху, о которой до этого ничего не знал. Поэтому задача сложнее: надо учитывать и психологическое состояние персонажа, и социальный статус, и эпоху, и даже время года.

Проблем выше крыши, но и удовольствия от работы получаешь больше.

– Вы много работаете в театре. Что-то позаимствовали?

– Выпускаю по спектаклю в год, что дает возможность переключаться, не застаиваться. Но это две совершенно разные истории.

В кино воспроизводится жизнь людей в обстоятельствах. Здесь существует закон четвертой стены – есть граница между вымышленным миром и публикой. Зритель подглядывает за тем, что происходит с героями. Мы видим крупный план, и все должно быть максимально правдоподобно. Ведь могут разглядеть даже лишнюю дырочку в пуговице.

В театре все равно два-три метра отделяют от зрителя. Гораздо больше возможности обобщать, придумывать, прибавлять. Соответственно другое чтение силуэта. Важно, чтобы детали бросались в глаза, так, чтобы их можно было разглядеть хоть с последнего ряда.

– Профессия художника по костюмам востребована среди абитуриентов?

– По-моему, на этой ниве все у нас неплохо. Есть много хороших вузов, в которых высокий конкурс на место. В Санкт-Петербурге прекрасный факультет искусств СПБГУ, старейший ЛГИТМиК, который сегодня переименован в РГИСИ. В Москве – Строгановская академия, ну и, конечно, ВГИК. Способные ребята оттуда выпускаются.

Хотя я считаю, что художник по костюмам – это не профессия, а призвание. Необязательно учиться, можно просто получить художественное образование, а потом стажироваться на съемочных площадках.

О ЧЕМ ФИЛЬМ

В основу исторической саги легли события, описанные в «Повести временных лет». Действие происходит в конце X века, до Крещения Руси. Три брата, сыновья Святослава Игоревича, правят тремя княжествами. Ярополк (Александр Устюгов) – великий князь Киевский, Олег (Кирилл Плетнев) – князь Древлянский, Владимир (Данила Козловский) – князь Новгородский. Во время охоты от руки Ярополка погибает Олег. По варяжскому закону мстить за убийство должен младший из рода Рюриковичей – Владимир...
ДОСЬЕ «СВ»

Екатерина Шапкайц родилась 1 апреля 1955 года в Ленинграде. В 1980 году окончила Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени Веры Мухиной. С 1981 года – художник по костюмам на киностудии «Ленфильм». Работала над картинами «Письма мертвого человека» (1986), «Сны о России» (1992), «Высоцкий. Спасибо, что живой» (2011).

В Петербурге сотрудничает с Театром Комиссаржевской, Молодежным театром на Фонтанке и т. д.

Дважды лауреат кинопремии «Ника» за работу художника по костюмам в фильмах Алексея Германа «Хрусталев, машину!» и «Трудно быть богом». Лауреат кинопремии «Золотой орел» за работу художника по костюмам в картине «Тарас Бульба» (2009).

Заслуженный художник России.

Насколько наряды соответствовали эпохе?


– Обычно после премьеры исторических лент возникают дискуссии: один герой не так одет, у героини прическа из другого века…

– На критику, честно говоря, не обращаю внимания, – говорит Екатерина Шапкайц. – Всегда найдутся люди, которых хлебом не корми, дай поругать. Причем заметила: обычно критикуют не костюмы, а их уместность в определенной ситуации.

Мы наряды шили, опираясь на исторические факты и советы консультантов – историков, филологов. Другое дело, что могут быть разночтения: когда и среди ученых нет единой позиции на события прошлого.

– Очень бросилась в глаза сцена, где княжна Ирина, которую играет Светлана Ходченкова, идет по средневековому Киеву среди грубо сколоченных деревянных изб, а ее голова покрыта прозрачным синим платком. Красиво, конечно, но разве в те времена на Руси были такие роскошества?

Тот самый синий прозрачный платок гречанки Ирины (Светлана Ходченкова). Кадр из фильма

– Ирина была гречанкой. Согласно христианской традиции у замужних женщин на голове обязательно должен быть платок или, если выражаться точнее, покров – это знак кротости и послушания.

А такие ткани и цвета действительно существовали со времен Древней Греции – еще в античности белые наряды почти не носили. Все тоги красили. Другое дело, что на Руси в Средневековье натуральные красители (например, кора дуба или свекла) использовали только для дорогих одежд. Бедняки себе этого позволить не могли.

– У Светланы Ходченковой в фильме много нарядов…

– ... и каждый символизирует состояние героини. Впервые Ирина появляется на экране в синем платье – цвет, характерный для Византии. Заметьте, в «Викинге» больше нет героев, которые носят одежду такого тона. Сразу понятно, что Ирина – особенная, не такая, как все. Потом мы видим героиню в зеленом платье – с золотом и вышивкой, которые, с одной стороны, отражают византийскую культуру. С другой – это намек: Ирина уже интересуется Владимиром и стремится красиво нарядиться, чтобы понравиться ему. Темно-бордовое платье – это ее прощальный княжеский наряд, дальше начинается совсем другая жизнь. Ну и в конце – коричнево-лиловая монашеская одежда с минимумом украшений символизирует ее отрешение от всего мирского. Зрителю в этих сценах должны запомниться только ее глаза.

– Все-таки какие детали – плод воображения, а не копия артефактов?

– У главных героев и одежды, и украшения в точности повторяют музейные экспонаты. Состав мужского костюма был одним и тем же – нижняя рубаха, верхняя рубаха, штаны, плащ, иногда шкура. Ничего нового не придумаешь. Кольчуги у нас точь-в-точь, как в десятом веке. Массовочные шлемы викингов – копии тех, что были найдены на раскопках в Норвегии.

Фантазия подключалась, когда историю невозможно было восстановить. Например, в ситуации с доспехами, потому что сохранились лишь отдельные бляшки. Консультанты фильма не возражали: «Придумывайте! Ведь нет никаких доказательств, что этого не было».

– Данила Козловский и Светлана Ходченкова капризничали на съемках?

– К удивлению многих, эта звездная парочка вовсе не избалована. Данила вообще очень теплый, трогательный человек. Все время обращал внимание на всякие ремешочки и завязочки – интересовался, что, как и где было сшито.

Княжна Полоцкая родом из Светлогорска

Одну из главных ролей сыграла 22-летняя белоруска Александра Бортич.

Какая военная драма без любви? В «Викинге» у Владимира две любовные линии. Одна – с греческой княжной Ириной, женой убитого Ярополка, в исполнении Светланы Ходченковой. Вторая – с Рогнедой, дочерью князя Полоцкого, которую сыграла Александра Бортич. После «Викинга» заговорили, что зажглась новая звезда.

Кадр из фильма

Героине А. Бортич выпало немало испытаний. Владимир посватался к Рогнеде. Но княжна не пожелала отдать руку сыну наложницы. Месть оскорбленного отказом Владимира была жестокой: захватив Полоцк, он обесчестил Рогнеду, принудительно взял в жены, убил ее родителей. Согласно «Повести временных лет» у Владимира и Рогнеды было две дочери и четыре сына, один из них – Ярослав Мудрый.

– Играть Рогнеду было нелегко – уж слишком тяжелая судьба, – рассказывает актриса. – Конечно, мы точно не знаем, как все было на самом деле. На мой взгляд, она любила Владимира. Хотя он поступил с ней очень жестоко. Любовь – чувство абсолютно нерациональное, как его объяснишь?

На роль Рогнеды пробовались сотни актрис, в том числе Екатерина Вилкова, звезда фильмов «Свадьба по обмену» и «Черная молния», сериала «Отель Элеон». Но режиссер Андрей Кравчук выбрал менее медийную Александру Бортич.

Девушка родилась в Светлогорске, несколько лет жила у бабушки в Гродно. Когда исполнилось десять лет, переехала с мамой в Москву. После школы отправилась штурмовать театральные вузы, но провалилась. Пришлось поступать на педагогический, который, к слову, так и не закончила. На жизнь зарабатывала официанткой, в свободное время обивала пороги киностудий.

Два года назад Бортич дебютировала небольшой ролью в сериале «Выстрел». За ней последовали работы покрупнее – в нашумевшей картине «Про любовь» Анны Меликян и в «Духless 2» Романа Прыгунова, где она впервые сыграла с Данилой Козловским.

– «Викинг» – мой первый проект такого масштаба. Но сниматься я не боялась, потому что с Даней знакомы давно. С ним не страшно играть даже в постельных сценах! – делится впечатлениями А. Бортич. – Да и о каком смущении может идти речь, если играешь полностью обнаженной в неотапливаемом павильоне? Здесь лишь бы побыстрее сделать свою работу да побежать отогреваться!

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Пре-продакшн фильма начался еще в 2008 году.

А съемки продолжались всего шесть месяцев – с марта по август 2015 года.

Снимали на киностудии «Главкино» в Подмосковье, в степях под Симферополем и в Крыму. Корсунским храмом на экране стала раннехристианская базилика Сан-Витале в итальянской Равенне.

Для героев фильма сшили около двух тысяч костюмов.

Декорации и часть реквизита после окончания съемок передали в первый российский кинопарк «Викинг», который построили в окрестностях Симферополя.

В масштабном комплексе воссоздан город VIII–XI веков – примерно той эпохи, которая показана в фильме.

На съемках массовых сцен использовалась уникальная технология фотограмметрии. В павильоне «Главкино» устанавливали сотни синхронизированных фотоаппаратов, позволяющих делать снимки с разных точек. Эти кадры соединили с помощью компьютерной программы.

В Беларуси за первую неделю проката «Викинг» собрал около миллиона российских рублей.

Ирина МУСТАФИНА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи