Слово товарищу тендеру

МАРТ – о новациях принятого недавно Закона «О государственных закупках»

Ежегодно около 10 процентов ВВП тратится на покупку товаров и услуг за счет бюджета. Речь идет о миллиардах рублей. И хотя конкурсные процедуры позволяют снизить первоначальные цены до 20 процентов, способы экономии еще не исчерпали себя. Один из них лежит в законодательной плоскости. С июля следующего года заработает новая редакция Закона «О государственных закупках товаров (работ, услуг)». По мнению разработчиков, документ получился достаточно прогрессивным, комплексным и четким. Теперь процесс проведения процедуры закупок будет точно регламентирован, что повысит прозрачность процесса, а также поднимет уровень ответственности всех участников. О каких принципиальных новшествах идет речь? «Р» разбиралась вместе с начальником управления госзакупок Министерства антимонопольного регулирования и торговли Павлом Жуковским.

ГИАС в помощь


Закон вступит в действие только следующим летом. За год в стране должна появиться государственная информационно-аналитическая система управления госзакупками (ГИАС). Что примечательно, действующие торговые площадки останутся. Но сведения с них будут аккумулироваться в ГИАС. Таким образом, процесс закупок полностью перейдет в электронный формат, и всю госзакупку можно будет отследить от начала и до конца: начиная с включения товара (работы, услуги) в годовой план госзакупок и заканчивая моментом исполнения договора. Более того, она будет увязана с системой госказначейства. По словам Павла Жуковского, сейчас много закупок проводится по позициям, на которые на момент проведения процедуры бюджетное финансирование не выделено. По принципу: проведу процедуру сейчас, а вдруг потом дадут денег. Если нет — отменяют такие процедуры.
Павел ЖУКОВСКИЙ

— Тратятся и людские ресурсы, и деньги: участник платит 17 рублей за подачу предложения. Отменят так несколько раз — у поставщиков складывается негативное впечатление о покупателе. Впредь нельзя будет объявить процедуру, если ее нет в годовом плане закупок и отсутствует финансирование. Каждую сделку казначейство должно подтверждать и после последней проплаты публиковать информацию, что договор исполнен. Это позволит упорядочить закупочный процесс. И поставщик будет уверен, что ему заплатят вовремя. А то могут провести процедуру в середине года, а рассчитаться в конце, когда в бюджете появляются свободные средства. По этой же причине много закупок проходит накануне нового года.

Кроме того, в ГИАС будет хороший аналитический блок, где, кроме прочего, разместится каталог средних цен на рынке по разным позициям. Это упростит работу заказчикам и наблюдателям процесса. Тем более что доступ к системе будет бесплатным. Оператора ГИАС определит Президент. Пока же при МАРТ по поручению Правительства создана рабочая группа для написания техзадания под новую информационную систему. Параллельно привлеченными специалистами за счет международной тех
помощи ЕБРР разрабатывается ее аналитическая часть.

Жалобы только в электронном формате


Поменяются и подходы к подаче и рассмотрению жалоб. Претензии можно будет выражать только в электронной форме и в течение 10 календарных дней с момента выбора участника-победителя. Рядом с закупкой тотчас же появится флажок, и процесс будет заблокирован на время разбирательства. С этого момента у специальной комиссии МАРТ будет уже не месяц, а десять рабочих дней на рассмотрение дела. Несмотря на ограниченное время, работать все равно станет проще, считает Павел Жуковский.

— Недавний случай: проигравшие участники торгов отправили жалобу из Москвы в последний день. Письмо шло две недели. К тому времени договор уже был заключен и исполнен — бессмысленно разбираться, кто прав, кто виноват. К тому же нужно будет заполнить общую форму и указать, какая норма нарушена, предоставить обоснование и юридически значимые факты. Часто участники забывают, что рассмотрение жалоб в МАРТ, по сути, квазисудебная процедура. И здесь надо так же, как в суде, доказать, что они правы. А не просто положить на стол бумагу или целый талмуд и сказать: «Разбирайтесь». К слову, треть рассматриваемых жалоб — необоснованные. Работа комиссии будет заканчиваться разбором жалобы — обоснованна она или нет. Подтвердится факт — выдадим предписание. Не исправили в срок — привлечем за неисполнение предписания и нарушение закона. Штраф — до 50 базовых величин. За повторное нарушение — до 100. Обжаловать решение и предписание можно будет в течение трех месяцев, а не трех лет, как сейчас.

Что любопытно: при поступлении жалобы будет проводиться камеральная проверка всей процедуры. Так что заказчикам надо быть внимательнее.

Треть рассматриваемых жалоб — необоснованные  

Требуйте то, что нужно

Какие еще принципиальные новшества в законе? Сократились сроки на проведение процедур — до 5—15 дней. В действующем законе некоторые сроки вдвое больше. Будет ограничена возможность заказчиков устанавливать излишние требования к участникам. Сейчас у них могут запросить любые справки, отзывы, наличие большого опыта работы, да еще в конкретном районе или регионе. Порой за счет этих неценовых факторов побеждает участник, запросивший высокую цену. Теперь список требований, причем закрытый, есть в законе. Например, к заявлению придется приложить свидетельство о госрегистрации, лицензию на осуществление того или иного вида работ, указать, что организация не состоит в реестре лжепредпринимательских структур, допущена к закупкам и другое. К тому же сейчас прорабатывается вопрос, чтобы ГИАС автоматом получал информацию из ряда госорганов. Так что организатор торгов сможет проверить, правду ли сообщил потенциальный партнер.

— Может, дальше мы пойдем по казахстанскому опыту, где торговая система сразу не допускает к участию тех, кто имеет какую-либо задолженность или является аффилированной структурой, — отмечает Павел Жуковский.

В то же время будут определены сферы, где все-таки важны дополнительные критерии. Их тоже пропишут. Утвердит их Совмин. Например, в той же организации школьного питания опыт куда важнее, чем в сфере поставки бумаги. Для сравнения: российский допсписок требований содержит около пяти десятков позиций.

Кроме того, после заключения договора нельзя будет ссылаться на различные обстоятельства, например, на изменение курса валют и прочие непредвиденные обстоятельства, и менять цену, сроки поставки. Сейчас порой некоторые участники откровенно демпингуют, берут низкой суммой, а потом «по не зависящим от них причинам» эти самые суммы вырастают на десятки процентов, а то и в разы. Перечень таких чрезвычайных ситуаций опять же определит Совмин.

«Черный список» для поставщиков

Меняются подходы по формированию списка поставщиков, временно не допускаемых к госзакупкам. Впредь, если победитель торгов уклоняется от заключения договора, ненадлежащим образом исполняет его или во время работы выяснилось, что он не соответствовал заявленным требованиям, в течение месяца заказчик обязан будет отправить сведения в МАРТ. В ведомстве проанализируют процедуру и представленные документы и включат такого в своеобразный «черный список» — специальный реестр. Не на год, как сейчас, а на два.

— В нынешнем списке значатся всего шесть нарушителей. Один из них добавился после судебного приговора: установлено, что директор организации замешан во взяточничестве. С 2013 года из перечня исключено два десятка. Получается, фактически за пять лет работы в список вошли 26 лиц. Мы прекрасно понимаем, что это далеко не все те, кто срывал поставки и уклонялся от заключения договоров, — поясняет Павел Жуковский.

Что касается самих процедур, в законе прописан порядок выбора каждой, будь то открытый конкурс или процедура запроса ценовых предложений. Там также указано, как быть, если остались еще деньги или в течение года пришли дополнительные средства.

— Исходя из действующего законодательства, если у тебя осталось немного денег на бумагу, но в начале года ты провел электронный аукцион, должен снова его провести. Надо ли, если сумма небольшая? Новый закон разрешает исходить из появившейся потребности.

Кадры решают все

Еще одно новшество — конкретизированы правила описания предмета закупок. Дается разъяснение, как формировать ориентировочные объемы, например, ремонта транспорта. Сейчас все бьются за стоимость нормочаса, а цену запчастей и материалов не учитывают. Кроме того, впредь надо будет указывать минимальные и максимальные размеры закупаемой продукции, например мониторов или столов. А также объяснять, по каким характеристикам будут выбирать аналоги, скажем, закупаемых авто.

— Должна быть общедоступная терминология. «Огурцы в пупырышках» или «цыпленок без перьев и синевы» не пройдут — есть техрегламенты, где прописываются требования... И здесь мы упираемся в квалификацию людей, которые занимаются закупками. Сейчас предполагается, что они должны хотя бы что-то понимать в них. Но к июлю заказчики должны создать специальное структурное подразделение или назначить работника или работников с соответствующей квалификацией. Курсы переподготовки можно пройти в БГЭУ и Академии управления при Президенте. На наш взгляд, подобные курсы надо организовать в региональных вузах — предстоит всю страну научить закупкам. Возможно, это сподвигнет к централизации процесса, — предполагает собеседник.

И вспоминает, как вместе со специалистами целую неделю мониторили все процедуры на торговой площадке. Нарушения, пусть и формальные, были в каждой. А ведь предупреждение, вынесенное судом, — плохой факт в биографии, потому как выдано оно будет по коррупционной статье. К тому же ответственность за неправильно организованную закупку может вскоре вырасти.

Нужно больше конкуренции

В новом законе более четко прописан механизм перехода к закупке из одного источника. Сегодня более половины процедур госзакупок проходит именно через этот процесс. После дважды не состоявшейся процедуры нельзя менять предмет закупки, требования к нему и участникам, сроки и условия поставки и оплаты. Нередко бывает, что к закупке из одного источника ведут искусственно, указывая слишком короткие сроки поставки, которые в самом конце вдруг вырастают в разы. Или меняя характеристики нужного товара. Порядок проведения процедуры определит Совмин. В МАРТ настаивают: суммы в 50—300 базовых величин надо «разыгрывать» через электронную площадку, а итоги публиковать в ГИАС.

По мнению Павла Жуковского, все это должно привести к росту интереса со стороны участников и числа состоявшихся процедур. Ведь сегодня только треть процедур заканчивается заключением договора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости