Минск
+7 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Слово о мире. Новая рубрика «Аверс и реверс» рассказывает о последовательности и преемственности политики суверенной Беларуси

Чтобы успешно развиваться, нужно осознавать важные события в стране и международной жизни, в которые вовлечена Беларусь. А чтобы понять, как идти вперед, важно оглянуться назад. Именно так мы сможем видеть свой путь. Открывая новую рубрику, в своих публикациях мы постараемся показать генезис, последовательность и преемственность политики суверенной Беларуси.
Не будет мира — не будет ничего... К осознанию этой истины международное сообщество подошло вплотную. Не случайно очередной международный форум «Минского диалога» с участием политиков, дипломатов и экспертов из 61 страны недавно проходил под девизом «Европейская безопасность: отойти от края пропасти». Это был уже второй экспертный форум такого масштаба — первый под девизом «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех» прошел в Минске в мае 2018 года. Оба эти мероприятия с участием Президента Александра Лукашенко стали значимым событием на нашем континенте. 


Минские форумы, по признанию самих экспертов, являются чем‑то уникальным, остро востребованным и необходимым. А некоторые после состоявшихся глубоких дискуссий уже заговорили о начале нового минского процесса по реформированию международных отношений в глобальном масштабе. Слишком громко и амбициозно сказано? Но еще совсем недавно и минский мирный процесс по Украине воспринимался с известной долей скепсиса. А сегодня минская площадка называется уникальной и незаменимой на уровне ООН, ОБСЕ, Европейского союза и «Восточного партнерства». И именно здесь и сейчас на экспертной площадке международного форума «Минского диалога» Президент ­­Лукашенко вновь акцентировал главные вызовы современности: 

— После недавнего выхода из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности двух ключевых его участников процесс разрушения архитектуры контроля над вооружениями фактически вышел на финишную прямую. Последний рубеж — Договор по стратегическим наступательным вооружениям. Если стороны не договорятся о его продлении, всего через два года (по‑моему, в 2021 году) мир окажется в ситуации, когда отношения в сфере ядерных вооружений вообще не будут ничем регулироваться.

В условиях, когда ни одна мировая держава не предлагает никаких решений у этого реального «края пропасти», весомо и конкретно прозвучали предложения Главы белорусского государства:

— История успеха Беларуси как надежного партнера, который пользуется доверием и Востока, и Запада, могла бы стать ответом на вопрос, можно ли сделать Восточную Европу трансграничным поясом стабильности и конструктивного взаимодействия.

В качестве первого шага в реализации этой амбициозной миссии мы объявили, что, несмотря на разрушение Договора о ракетах средней и меньшей дальности, Беларусь, которая была полноправным участником, продолжит его выполнять, если не будет соответствующих внешних угроз для нашей страны.

Таков сегодня облик белорусского государства, обращенный лицом к миру. И это дает право медиаэкспертам говорить об Александре Лукашенко как о политике мирового уровня.

Но при этом мы не должны забывать, что будущее именно такое, каким мы создавали его вчера. В этом ряду и первый, и второй форум по европейской безопасности, и минский процесс, и многие другие белорусские мирные инициативы...

Сегодня, как будто перемотав назад записи журналистских диктофонов, мы вспомним эти примеры уже сделанного...

«Восточная Европа: в поисках безопасности для всех». Минск. 2018 г.

Минский диалог начинался с идеи Хельсинки

Фактически и первый, и второй форум «Минского диалога» стали последовательными шагами в долгом пути претворения в жизнь идеи Александра ­­Лукашенко о необходимости создания новой системы европейской безопасности. Впервые такое предложение Александр ­­Лукашенко высказал в ноябре 2016‑го на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Евросоюза: 

— В свое время для разрядки в отношениях между Западом и Востоком потребовался Хельсинкский процесс, который в итоге привел к созданию ОБСЕ. Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинкского процесса и попробуем запустить миротворческий процесс, возможно, минский процесс.

…Когда в Украине вспыхнула война, у Беларуси не было каких‑либо колебаний, как себя вести в этой ситуации. В конце концов, наша позиция и обусловила выбор Минска как наиболее приемлемого и подходящего места для ведения переговоров о мире. 

Озвученная Александром ­­Лукашенко идея Хельсинки‑2 стала новым предложением по выстраиванию безопасности в более широком масштабе. Постепенно, но прочно она начала входить в международный политический инструментарий на всех уровнях. 

Апогеем стало обсуждение этой идеи на самой масштабной европейской площадке — сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, прошедшей в Минске летом 2017‑го. 

Вот как объяснял Александр ­­Лукашенко ее суть депутатам межпарламентской организации, объединяющей 57 государств Европы, Азии и Северной Америки, входящих в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе:

— Очевидна необходимость обновления общеевропейского диалога по укреплению мер доверия, безопасности, сотрудничества. При этом следует учесть огромный позитивный опыт Хельсинкского процесса 70‑х годов, свидетельствующий, что действовать надо на упреждение, а не принимать решения постфактум.

Все это заставляет говорить об актуальности идеи запуска нового Хельсинкского процесса. То есть широкого диалога, направленного на преодоление существующих противоречий во взаимоотношениях между государствами на нашем общем пространстве — в Евро‑Атлантике и Евразии.

Тогда Президент предложил начать в рамках ОБСЕ дискуссию о необходимости организации нового Хельсинкского процесса:

— С учетом нашего опыта, и если это будет необходимо и будет ваше одобрение, мы готовы стать стартовой площадкой для начала этого процесса… 

Сказано — сделано. Вскоре для проведения такой дискуссии Минском был задействован экспертный трек на международном уровне. На первом форуме «Минского диалога» в Минске эксперты и политологи Европы, Азии и Америки обсуждали выработку новой системы международной безопасности, с которой согласились бы крупнейшие мировые державы и которая устанавливала бы четкие правила игры в мировой политике и способы разрешения международных споров. Тогда название «новый Хельсинкский процесс, или Хельсинки‑2» прочно вошло в международный политический лексикон. 

«Европейская безопасность: отойти от края пропасти». Минск. 2019 г.

На первый‑второй рассчитайся…

На первом международном форуме было показано, на чем основывается мощный миротворческий ресурс Беларуси. Все увидели, что у нас нет конфликтов ни с кем из соседей. Мы сохранили мир и стабильность у себя дома. Мы строим отношения на прагматичной и равноправной основе как суверенное государство. 

Уже на первом форуме эксперты констатировали, что именно наша страна, сохранив со своими соседями партнерские и взаимоуважительные отношения, может способствовать снятию возникших напряжений и укреплению сплоченности и совместимости в восточной части Европы, между Западом и Востоком Европы. 

Вот как об этом сказал Александр ­­Лукашенко:

— Не случайно это мероприятие проходит в Минске. Здесь уже традиционно представители различных стран и регионов планеты могут в абсолютно спокойной обстановке, полной безопасности обсуждать абсолютно любые, даже самые острые вопросы. Благодаря многовекторной внешней политике страны, уважению к иностранным партнерам, устойчивому социально‑экономическому развитию нашего государства возрастает его значимость как удобной площадки, места для любых переговоров.

В последние годы представители многих государств, и в первую очередь западноевропейских, постоянно подчеркивали ценность нейтральной позиции Минска для стабильности и безопасности в Восточной Европе. Все более заинтересована в сохранении и укреплении роли Беларуси по отношению к конфликту на Донбассе Украина. Президент Зеленский ставит задачи по прекращению всей войны. Несмотря на то что все еще отсутствует ясная модель политического компромисса, продвигаться вперед позволяет именно комплекс мер, известных как «Минск‑2».

 В этих условиях от Минска ждут продолжения линии на развитие миротворческих и объединительных инициатив, которые способствуют безопасности самой Беларуси и всего региона.

Ресурсы белорусского миротворчества 

Эксперты, участвовавшие во втором международном форуме, практически не сомневались: Беларусь имеет необходимые компетенции и потенциал по предоставлению «добрых услуг» в интересах мира и сотрудничества в Восточной Европе.

Они ждали в том числе и ответа Александра ­­Лукашенко на этот счет, и такая позиция четко прозвучала. 

В идеале, сказал Президент, нам нужно вернуться к концепции европейской безопасности, основанной на сотрудничестве. Беларусь готова для этого предоставить собственный опыт, так как за последние два десятилетия наша страна оказалась в уникальной ситуации. С одной стороны, мы военно‑политический союзник России, участник Организации Договора о коллективной безопасности. В то же время наша страна заключила международные договоры в области безопасности и мер доверия со всеми соседями, в том числе с государствами — членами НАТО. А с таким соседом, как Украина, у нас более 120 международных соглашений. Мы готовы наполнять эти двусторонние соглашения новым содержанием, совершенствовать их. Сигналы, которые получаем от наших партнеров, говорят о том, что и они готовы к такому взаимодействию.

Вот тезисно белорусская программа, основанная на уникальном белорусском ресурсе. 

С его помощью архитектура европейской безопасности может быть восстановлена. Президент показал, что может быть другая модель отношений России и НАТО, Китая и США и ее проекция на Европу. 

Как признавали многие эксперты в кулуарах, сегодня на примере Беларуси можно сформировать совершенно другую модель отношений между геополитическими центрами силы в нашем регионе. 

Перспективы нового минского процесса в глобальном масштабе

Как‑то в разговоре со швейцарским политологом профессором Максом Швейцером я назвала Беларусь восточноевропейской Швейцарией. Сравнение весьма понравилось профессору Швейцеру, и он воскликнул: «Глобальный мир был бы прекрасен, если бы состоял из таких маленьких Швейцарий, как наши…» И добавил, что такие небольшие, гибкие, приспосабливающиеся, но в то же время имеющие национальный стержень государства никогда не сломаешь.

Позже другой эксперт, немец Вольфанг Зендер, сказал мне, что предложенное Минском решение конфликта в Украине внесло фундаментальные изменения в то, как Запад воспринимает Минск. Дословно: «Минск может стать новыми Веной, Женевой или Хельсинки, так как это приемлемо для всех».

В современном мире вес, значимость и привлекательность партнера не определяются лишь одними физическими показателями могущества. Как сказал мне один из дипломатов, «назовите это идеалистическим взглядом на мир или гуманистическим подходом к вызовам современности, но! Фактом остается то, что Беларусь демонстрирует наряду с жестким отстаиванием национальных интересов уникальные возможности налаживания взаимовыгодного сотрудничества».

Я бы могла привести в подтверждение много авторитетных мнений, но ограничусь одним, наиболее емким. Зигмар Габриэль, на тот момент министр иностранных дел Германии, сказал, что «впечатлен приверженностью Беларуси идее европейской сплоченности». По его мнению, Беларусь может стать мостом между ЕАЭС и ЕС. Он признался, что пришел к такому выводу после того, как, цитирую: «­­Лукашенко и я много говорили о роли Европы». 

Когда все говорят о кризисе идей, кризисе политического лидерства в Европе, Беларусь уже многое доказала делом.

Именно к ответственности политиков призвал Александр ­­Лукашенко, выступая на первом форуме в Минске:

— Мы, часто наблюдая некоторые телодвижения, порой неуклюжие, мировых политиков крупных прежде всего государств, пытаемся понять мотивы их поступков. Мне кажется, что некоторые из них полагают: «Вот сегодня я что‑то сказал или скажу, не важно как, завтра это все уйдет, можно открутить, отвинтить, вернуть время обратно».

Самая большая ошибка этих политиков в том, что сегодня сказал — завтра сделал, думая о том, что это не приведет к какому‑то глобальному кризису. Но в политике и жизни бывает так: сказал, сделал — назад вернуть невозможно.

Поэтому прежде чем говорить и предпринимать, казалось бы, на первый взгляд, незначительные шаги в том или ином направлении, надо думать, что сказать, а самое главное — что сделать.

romanova@sb.by

Фото БЕЛТА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.08
Загрузка...