Слово есть дело

Фрагменты пресс-конференции А.
Фрагменты пресс-конференции А.Лукашенко

Дмитрий Новожилов, ОРТ: В свете известных последних событий, многочисленных нелицеприятных высказываний российских и белорусских политиков в адрес друг друга скажите, каким Вам видится выход из этой довольно сложной ситуации, чтобы ни идея союза и ни сам союз не погибли окончательно?

- Вы очень правильно заметили, что высказывания были нелицеприятные. Ни руководство, ни политики России не могут белорусскую сторону упрекнуть, что мы их инициировали. Мы с Президентом Российской Федерации по его предложению работали в "конфиденциальном" режиме. Что произошло потом, вы знаете. Кто выплеснул часть информации, притом страшно искаженную, в средства массовой информации? И мы вынуждены были реагировать. Люди должны знать, что происходит. Естественно, у нас нет такой возможности, чтобы адекватно ответить на те нелицеприятные заявления, которые звучали на таких мощных каналах, как российские. Перспективы союза, это очень важно, прописаны в ныне действующем Договоре о союзе Беларуси и России. И там четко, по месяцам, по годам расписано, что мы должны делать. Мы должны дальше строить наше Союзное государство: выработать Конституцию. Затем - референдум, принимаем Конституцию, если народы ее поддерживают, и уже тогда формируем наше государство и его органы власти - парламент, президент, если по Конституции он есть, вице-президент, правительство... Все прописано, выдумывать не надо. Можно сегодня сослаться на то, что первый Президент России подписал, второй - против. Нет. Путин начал свою деятельность, если вы помните, с обмена ратификационными грамотами. И потом, единственная моя государственная награда - это награда Российской Федерации. И решение о награждении подписал Владимир Владимирович Путин.

Я, наверное, имею право отойти от договоренности о конфиденциальности и сказать вам правду, как это было. В Санкт-Петербурге Президент Российской Федерации неожиданно предлагает мне поправить белорусско-российский Договор. Я задал вопрос: "Владимир Владимирович, а как Вы это видите? Представьте нам свои письменные предложения". Эти предложения были немедленно нам направлены. Когда мы проанализировали то, что нам было предложено, увидели полное разрушение ныне действующего договора. По известным причинам я на это пойти не могу. Кого-то не устраивает этот договор в руководстве России. В апреле на Высшем государственном Совете я заявил: "Если российскую сторону не устраивает этот договор, и она решила его разрушить или денонсировать (это полная цитата), вы, пожалуйста, делайте это, но без нас, белорусы на это не пойдут". Тогда было предложено: хорошо, давайте "поправим" договор, изберем парламент и потом будем двигаться дальше. Нельзя ставить телегу впереди лошади. Нельзя, не приняв Конституционный акт, избирать парламент и создавать наднациональные органы или союзные органы. Российская сторона не хочет сегодня идти и выполнять ныне действующий договор, то есть создавать Конституцию, выходить на референдум и потом создавать органы власти Союзного государства.

О строительстве наших отношений по принципу Евросоюза. Я задаю вопрос: а как вы это видите? Мы жили в одной стране, у нас большие традиции, общая культура, мы - народы Беларуси и России - абсолютно похожи. У нас все общее. Мы еще далеко "не разбежались". Да, где-то законодательство надо подрегулировать. Подрегулируем. Но почему мы должны возвращаться к "Союзу угля и стали" и проходить тот путь, который прошел Евросоюз? Я сказал Президенту России: примерно 60 процентов решений в Евросоюзе имеют характер прямого действия. Мне Президент России говорит: "Александр Григорьевич, если мы не изменим договор, Вы посмотрите, что будет. Не надо давать "союзным органам" столько полномочий".

Итак, повторюсь. Конституция будущего нашего союза, выборы, референдум по Конституции, выборы парламента союза Беларуси и России на основании этой Конституции и формирование органов управления и власти. Вот какой путь. Он прописан в договоре.

Андрей Палария, агентство ИТАР-ТАСС: Как Беларусь оценивает выгоды от получения российских энергоносителей по внутрироссийским тарифам, а также от введения единых железнодорожных тарифов?

- Коль мы строим единый союз, основой которого является единая экономическая и таможенная политика, то условия для субъектов хозяйствования, согласитесь, и в России, и в Беларуси должны быть одинаковыми. А теперь я задам риторический вопрос: как бы вы оценили то, что российские субъекты хозяйствования имеют равные условия в Беларуси с белорусскими? То есть, если это железная дорога, то тарифы в Беларуси мы предоставляем для российских грузоперевозчиков точно такие, как россияне в России для своих. Не надо это представлять, будто Россия сделала для Беларуси милость. Мы договорились, что все блага, которые россияне предоставляют белорусам, будут в Беларуси предоставлены россиянам. У нас сегодня железнодорожные тарифы в Беларуси и в России равные. Для "третьих" стран в Беларуси и в России другие тарифы. Скажите, что здесь неправильно? В договоре записано, что мы должны создать равные условия для субъектов хозяйствования. В российских СМИ утверждается, что "Газпром" продает нам газ по тем же ценам, что и в Российской Федерации. Во-первых, это делается только с начала этого лета. Во-вторых, когда говорят о том, что мы получаем энергоносители (а это только газ, потому что все остальное идет по мировым ценам), никто не говорит о том, что транзит того же российского газа и других грузов через Беларусь в 4 раза дешевле, чем через Украину, и в 8 раз дешевле, чем через Польшу.

И последнее. Ганцевичская радиолокационная станция, единственная на западном направлении. Мы ее ввели в августе вместе с Россией, Россия за эту станцию платит Беларуси... ноль. Для сравнения, за Байконур Россия платит порядка 200 миллионов долларов в год Казахстану. Вилейская радиолокационная станция, обеспечивающая связь ядерных подводных лодок Российской Федерации с командованием. За это мы тоже ничего не получаем. Из России на Запад и обратно через Беларусь перемещаются порядка 200 миллионов тонн грузов. На льготнейших условиях. Таможенная граница обеспечивается белорусами. Ваши контролеры присутствуют. Пограничная инфраструктура белорусская, российской нет. Чтобы создать такую инфраструктуру, для России потребовалось бы порядка 30 миллиардов долларов!

Поэтому вы не думайте, что российское руководство занимается каким-то спонсированием Беларуси. Недавно я получил информацию (у меня не было возможности ее еще изучить), по подтвержденным данным западных источников, белорусы могли бы дополнительно иметь от транзита газа и нефтепродуктов через территорию Беларуси, если считать по мировым ценам, от 800 до миллиарда долларов. Так о чем сегодня идет речь?

Текущие платежи за газ идут исправно, остались лишь старые долги порядка 215 миллионов долларов. Это самый низкий долг - не государства, а наших субъектов хозяйствования. Мы рассчитаемся с Россией. И мы не ставим сегодня таких вопросов, упрекая российскую сторону, которая вдруг, как бухгалтер, начала считать, сколько кому должны.

Какую бы политику ни проводило сегодня руководство России, мы всегда будем верны дружбе с россиянами. Мы всегда будем им надежными помощниками и защитниками. Почему? Пусть я несколько эмоционален в этом плане. Потому, что я не хочу быть Президентом, который делать будет здесь в Беларуси что-то вопреки тому, что было в истории. А в истории, как вы помните, "коричневую чуму" остановили здесь мы с вами. И мы тогда за это заплатили ценой гибели каждого третьего жителя.

Ирина Крылович, газета "Белорусский рынок": В своих выступлениях вы не раз критиковали прибалтийские страны, которые на пути к Евросоюзу привязали курсы своих валют жестко к дойчмарке и другим валютам. Сегодня мы мягко привязаны к российскому рублю за счет кредитов Центробанка. Не кажется ли Вам, что такая жесткая привязка к финансовой системе России ограничивает нас в политическом плане?

- В нашем торговом балансе около 60 процентов приходится на Российскую Федерацию. Наши экономики тесно интегрированы, завязаны друг на друга. Мы в последние годы, как бы нас ни критиковали, строя наши союзные отношения, еще более углубили отношения в экономике. Но вы напрасно это интерпретируете, как абсолютную привязку к российскому рублю. Национальный банк, государство в целом проводят правильную политику. И я думаю, исходя из сигналов, которые нам подает Запад, тех тенденций, которые сегодня есть, мы будем иметь большую поддержку от западных государств, нежели сейчас. В том числе и от США. Я в этом убежден. Я думаю, прежде всего они нас поддержат и в области финансовой. Мы готовы воспользоваться этой поддержкой. Вы знаете, что в 1994 или в 1995 годах, когда я стал Президентом, МВФ предоставил нам кредит порядка 300 миллионов долларов. Все до цента они у нас, мы их не израсходовали. У нас созданы дополнительные резервы - приличная сумма.

Вторая причина, которая нас толкала к такой политике, - это выход на единую валюту в Союзном государстве, которой должен был стать российский рубль... Я сегодня услышал от премьер-министра России такой интересный пассаж: мы ждем ответа от Президента Беларуси на послание Президента России по введению единой денежной валюты не с 2005-го, а с 2004 года. Знаете, меня это в определенной степени, конечно, разозлило. Я хочу показать журналистам, какое это было послание... Первый лист - предложения правительства России и Центробанка России по ускорению выполнения Соглашения о создании единой валюты, эмиссионного центра и так далее. Вы тут хоть подпись видите? Мы ответ подготовили. Принцип один: пойдем на любые союзы, но только на равноправной основе. Мы пережили уже, когда нас просто "кинули" или бросили с кучей советских рублей. И мы до сих пор с той же Украиной пытаемся урегулировать долговые обязательства, которые с этим связаны. Я не хочу, чтобы это было еще раз в нашей истории и чтобы наши люди были нищими. Это если шире рассматривать ваш вопрос... Поэтому я буду делать все для того, чтобы на равноправной основе развивать наше сотрудничество. Можно много говорить, но как только обрушим нашу финансовую систему и попадем в зависимость от какого-то там цента, доллара, евро или рубля - назавтра можно прекратить все разговоры о суверенитете, независимости и о равноправии. Вы это знаете не хуже меня.

Юрий Козиятко, ОНТ: Очевидно, что с российского рынка вытесняется белорусская продукция, в том числе при помощи искусственных мер, принимаемых на правительственном уровне.

- Я бы не называл этот процесс "вытеснением". Да, есть преференции со стороны России, допустим, КамАЗу. За счет их КамАЗ "поднялся" и составляет достойную конкуренцию нашему МАЗу. Наш белорусско-российский рынок, не говоря уже о СНГ, сможет поглотить все эти МАЗы и КамАЗы. Меня настораживает другое - создание в России альтернативных производств. Ну зачем, спрашивается? Сегодня в Беларуси мы имеем производство телевизоров, которые обеспечивают 100 процентов потребности Беларуси и России. Зачем же сегодня еще строить за миллиарды долларов новые производства? Давайте вместе будем развивать то, что есть. Мы готовы работать на Россию. В то же время мы хотели бы, чтобы и Россия работала вместе с нами. Зачем сегодня России создавать тракторный завод, аналогичный МТЗ? Построить завод можно, но кадры, потенциал, коллектив и так далее и так далее - это очень сложно. Не лучше ли взять и создать российский "Мерседес" на предприятиях автомобилестроения в Российской Федерации, вложить туда деньги? А тракторами мы обеспечим Российскую Федерацию по приемлемым ценам. А они обеспечат нас своими автомобилями нового поколения. И так далее... А к конкуренции мы готовы. Конкуренция - двигатель любого прогресса.

А.Г.Лукашенко (глядя на экран монитора) - звучит вопрос: "Вы действительно уверены, что сможете отстоять суверенитет, или Вас "дожмут" в Кремле? Мне кажется, Вы все-таки сдадите нас в качестве губернии. С Кремлем шутить непросто и небезопасно".

- Но и мы не лыком шиты. Нас не так просто "дожимать", если уже кто-то думает, что нас можно "дожать". Это, во-первых. А во-вторых, никто нас в Кремле не жмет. Кроме крепких рукопожатий... Президент России, если вы имеете это в виду, бывший борец, у него хватка мощная. Но и я начинал заниматься тем же, чем и Президент России. Он - дзюдо, я - самбо. Так что "жать" мы умеем. По-дружески друг другу руки. Мы всегда были и будем суверенным, независимым государством. Это - святое. Я уже об этом говорил. Мы будем независимым государством. Интеграция - это мировая практика, весь мир сегодня поделен на союзы, но только на равноправной основе.

Манфред Квиринг, агентство зарубежной информации Шпрингера: Господин Президент, Вы здесь выступили как явный сторонник союза с Россией. Опрос в Беларуси показывает, что только меньшинство поддерживает именно эту политику. Не кажется ли Вам, что есть определенные противоречия между Вашей политикой и желанием народа?

- Вы утверждаете, что социологические опросы сегодня свидетельствуют, что союзу с Россией привержено меньшинство? Это неправильная информация. Но белорусы очень четко оговаривают, что мы не войдем в состав России в качестве губернии, мы не хотим расчленения нашей страны и включения в состав России, что союз может быть только на равноправной основе. Поэтому я вас очень прошу: вы все-таки поинтересуйтесь реальными социологическими опросами. Я не мог бы проводить политику вопреки настроению подавляющего большинства нашего населения.

(Продолжение следует.)
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?