Слиться с обоями и эпохой

Обзор книг Наталки Харитонюк и Ольги Кузьмич «Казкi старога Адамкава» и Петра Вайля и Александра Гениса «60-е. Мир советского человека»

Наталка Харытанюк, Воля Кузьмiч. Казкi старога Адамкова, 2018.

Цудоўны дуэт — пiсьменнiца Наталка Харытанюк i мастачка Воля Кузьмiч — зрабiлi падарунак дзецям i iх бацькам. Маляўнiчае выданне, кожны разварот якога можна разглядаць, як у модных зараз вiмельбухах. Гiсторыi пра двух маленькiх герояў, Кастуся i Наталку, вельмi нефармальныя i вясёлыя. Аўтары паэтызуюць старажытнае Бярэсце. Мiкрараён Адамкова, дзе раней стаяў аднайменны фальварак, напоўнены таямнiцамi. Нават звычайны гараж суседа дзядзi Вовы зусiм няпросты. З–пад ягонага боку вытыркаецца вялiкi чырвоны валун. «Мама аднойчы сказала Кастусю i Наталцы, што валун тут, вiдаць, з дагiстарычных часоў. Кастусь патлумачыў сястры, што гэта значыць: камень, гараж i дзядзю Вову ў iм прынесла ледавiком у часы дыназаўраў i мамантаў». Героi — дзеткi жвавыя, вось аднойчы павыкiдалi праз акно ўвесь абутак. Давялося тату збiраць боты ды чаравiкi з суседчыных памiдорных градак. «А калi ўсё пазбiраў, моўчкi выпрастаўся, зiрнуў на iх акно i так павольна прыпадняў адно брыво, што ва ўсiм доме зазвiнелi шыбы ды затрымцелi фiранкi». I разумныя дзеткi прыдумалi, як схавацца: злiцца са шпалерамi. Ператварыцца ў шпалеры атрымалася, а вось зваротны працэс аказаўся дужа складаным. У звычайных маралiзатарскiх казках дзяцей вучаць быць акуратненькiмi. А вось калi Кастусь занадта гладка зачэсвае валасы, мама папярэджвае: крумкач падпiльнуе ды сапсуе прычоску. У змаганнi з падступным крумкачом Кастусю дапамагае малодшая сястрычка. Тое, што кнiга запатрабаваная, было вядома ад пачатку, бо выдадзена яна праз краўдфандынг.

Петр Вайль. Александр Генис. 60–е. Мир советского человека. 
Издательство АСТ, Москва, 2018.

Сегодня пытаются осмыслить 1980–е и 1990–е. Но и фильмы о легендарной «оттепели» появляются и собирают миллионы просмотров. Петр Вайль и Александр Генис сделали попытку проанализировать феномен шестидесятых еще в восьмидесятых (учтем, что у современного читателя уже больший багаж информации о каких–то персонажах и событиях).

Оригинален подход: «В советской истории была своя викторианская эпоха».

Удивительное время. В 1961–м людям, еще недавно прислушивавшимся, не остановится ли «воронок» у их подъезда, пообещали коммунизм через двадцать лет. Перелом сознания иллюстрирует высказывание Ивана Ефремова, написавшего роман «Туманность Андромеды» за несколько лет до этого: «Сначала мне казалось, что гигантские преобразования в жизни, описанные в романе, не могут быть осуществлены ранее, чем через три тысячи лет... При доработке романа я сократил намеченный срок на тысячелетие».

Мыслили тысячелетиями. Измеряли парсеками. Хемингуэй в качестве идеала моды, Ильф и Петров — источники цитат. Стихам Евтушенко внимают 14 тысяч слушателей. Гагарин, Окуджава, твист, «Неуловимые мстители», Гайдай, Рязанов, Райкин, Солженицын... Революционная романтика. «Известно было, что с собой берут в дорогу — рюкзак, ледоруб, томик Гарсиа Лорки».

Увы, с событиями в Чехословакии 1968–го романтика оттепели закончилась. «Еще называли «Зурбаганами» траулеры, а «Аэлитами» кафе и дочек, еще кто–то привычно бренчал про то, как «в флибустьерском дальнем синем море бригантина поднимает паруса». Но уже были смешны эти кукольные флибустьеры — такие игрушечные с безнадежно далекой дистанции».

Что ж, временная дистанция для портрета эпохи необходима. Остается дождаться, когда кто–то напишет похожие книги о 1980–х и 1990–х.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости