Минск
+4 oC
USD: 2.55
EUR: 2.77

Не пора ли вывести сыскные агентства из тени, чтобы перекрыть лазейки аферистам?

Слежка, прослушка, коммерческий шпионаж

Профессия частного детектива в стране есть, а вот законодательства, регулирующего эту деятельность, нет. При этом в интернете услуги коммерческих сыщиков весьма популярны. В объявлениях предлагается уличить супруга в неверности, раздобыть компромат на бизнес-партнера, провести слежку, расследование и даже найти мошенников. Что стоит за всем этим и надо ли выводить частный сыск из тени? 


Профессия на грани фола

Детективные агентства в стране стали особенно активно появляться в начале 1990‑х. Это объясняется потребностями в защите прав и законных интересов участников гражданского, уголовного и административного производства, в обеспечении безопасных условий развития бизнеса и прочим. Однако вскоре в законодательство внесли изменения и официально частную охранную и детективную деятельность ликвидировали. 

Кто-то скажет, мол, понятие-то «деятельность частных детективов независимо от типа клиентов или целей расследования» есть в Общегосударственном классификаторе «Виды экономической деятельности» (ОКЭД), то есть такая профессия имеется. Однако сам классификатор — технический документ, он правил не устанавливает, ничего не разрешает и не запрещает. Законодательства, регулирующего работу частных детективов, в стране нет, говорит мне начальник кафедры оперативно-разыскной деятельности факультета милиции Академии МВД Алексей Тукало:

фото александра кулевского.
— В отдельных государствах СНГ, например, в России, Кыргызстане, такие законы есть, и они работают. В Беларуси же частный сыск нелегален, и человека, который им занимается, можно привлечь к ответственности по ряду статей Уголовного кодекса. К примеру, за вмешательство в личную жизнь неуполномоченными на то лицами, незаконный сбор либо распространение информации о частной жизни, неправомерное завладение компьютерной информацией, незаконное изготовление, приобретение либо сбыт средств для негласного получения информации, коммерческий шпионаж. В случае использования частными детективами средств негласного получения (фиксации) сведений это могут квалифицировать как разработку, использование либо распространение вредоносных программ. Если окажется, что эти действия привели к тяжелым последствиям, то детектив вместе с клиентом рискуют попасть в места лишения свободы на срок от 3 до 10 лет. 

Алексей Тукало напомнил, что на законных основаниях собирать информацию о человеке, его связях, вести наблюдение, контроль и так далее имеют право только правоохранительные органы. 

В реальности же картина другая. В объявлениях «детективы» не скромничают, спектр услуг широк. Предлагают «скрытую фото- и видеосъемку объекта, его передвижений, контактов, встреч с целью получения о нем и его образе жизни полной информации», обещают наблюдение и анализ звонков, изучение круга общения человека. Сыщики, уверяют нас, имеют доступ к различным базам, в том числе закрытым. Большинство «заказов» связано с супружескими изменами, а кому-то надо проверить работника и провести бизнес-разведку, внедриться в фирму, завязать отношения с объектом слежки, собрать компромат и т.д. Известны примеры, когда «сыщики» предоставляли клиентам спецпрограммы и их тайно устанавливали на телефоны, компьютеры тех, за кем велось наблюдение. Так прослушивали звонки, читали переписку. Стараниями псевдодетектива в помещении и авто устанавливались подслушивающие и видеоустройства. Был случай, когда белорус закупал за границей для перепродажи ручки со встроенными видеокамерами. 

Поиск ведут аферисты

То, что услуги детективных агентств востребованы, подтверждает очередной судеб­ный процесс в Минске. Сейчас человека судят за мошенничество. Что тоже показательно, ведь в большинстве случаев «детективы» — обычные жулики. Нынешний фигурант Андрей М. почти 10 лет предлагал услуги частного сыщика, создал свой сайт. Уверял, что может собирать информацию о жилье и работе, образе жизни и круге общения, источниках доходов и другие личные сведения о людях. М. обещал детализацию телефонных соединений, информацию из специализированных ведомственных баз данных, доступа к которым у обвиняемого на самом деле не было. 

Что до жучков, то выяснилось вот что: М. покупал на радиорынке детские Smart-часы с функцией GPS-трекера, переделывал их под устройство слежения и передавал заказчице для установки в автомобиле супруга. Перемещение отслеживал с помощью программного обеспечения к часам. Такое устройство оперативники нашли дома у «детектива», а эксперты подтвердили: это специальное техсредство для негласного получения информации.

Кстати, сам «сыщик» о себе разглашения данных не желает, фото- и видеосъемку из суда просит не вести. Этот человек уже был судим за подобные аферы, последний раз в 2013 году. Прошлым летом «детектива» снова поймали с поличным. Знал ли о сомнительности предлагаемых услуг? Говорит, что в 2011 году интересовался этим вопросом: «Я посмотрел, что нет нормативных актов, которые это регулируют. То есть деятельность не разрешалась и не запрещалась. Ну я и решил, что могу».

Рассказывая о ситуациях, которые привели на скамью подсудимых, мужчина равнодушно описывал случаи, когда клиенты просили предоставить данные о телефонных соединениях, заказывали слежку за супругами и их любовницами, чужими людьми: «Одна клиентка заплатила за наблюдение за своей сестрой… Еще одна просила, чтобы я познакомился с девушкой, водил ее по ресторанам, собирал на нее компрометирующую информацию. Сама заказчица в это время налаживала отношения со своим молодым человеком...» Желая казаться человеком надежным, «сыщик» смело показывал клиентам паспорт и оставлял расписки: мол, деньги брал. 

***

Вопрос с частным сыском непростой. Однако не пора ли урегулировать эту сферу? Во-первых, затянувшаяся неопределенность — благоприятная почва для аферистов и всякой самодеятельности. Во-вторых, детективы могли бы оказаться весьма полезны, к примеру, в разбирательствах в частном порядке, в поиске должников, свидетелей и без вести пропавших, в сборе информации для деловых партнеров и прочем. По примеру других стран детективная деятельность может быть профессиональной, лицензируемой и контролируемой, с определенными правами и запретами. Пока вопрос легализации детективных агентств не поднимался, перед депутатами уж точно. 

gladkaya@sb.by
В Великобритании для частных сыщиков предусмотрен экзамен на профпригодность и получение лицензии. Также приветствуется членство в Ассоциации британских сыщиков. В США лицензии действительны только в одном штате. Первое детективное агентство в США появилось в Чикаго в 1850 году, основатель — бывший шериф Алан Пинкертон. Агентство Пинкертона и сегодня — одно из крупнейших в мире. В странах Европы стать частным детективом легче, чем в Америке. Для этого, как правило, достаточно иметь обязательный начальный капитал 20 — 50 тыс. евро. При этом у европейских сыщиков прав меньше, чем у их заокеанских коллег.
КАК У НИХ?

Как этот вопрос решили наши партнеры по Союзному государству? Российский законодатель понятие «частный детектив» в правовой оборот ввел в 1992 году, наделяя его определенными правами. В России эта деятельность лицензируемая. Лицензия дается на пять лет, а вместе с ней — удостоверение детектива. Он обязан заключать с заказчиком письменный договор на оказание сыскных услуг, по итогу составляется акт о выполнении работ. 

Частным детективам запрещается скрывать от правоохранительных органов ставшие им известными факты готовящихся, совершаемых или совершенных преступлений, выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов, собирать сведения, связанные с личной жизнью, с политическими и религиозными убеждениями людей, вести видео- и аудиозапись, фото- и киносъемку без письменного согласия должностных или частных лиц. Запрещено делать что-либо в ущерб прав и свобод граждан, ставить под угрозу их жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество, получать и использовать информацию из специальных и информационно-аналитических баз данных органов, ведущих оперативно-разыскную деятельность, и т.д. Под запретом также сыскные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров и сообщений. Что же разрешено? Устный опрос граждан и должностных лиц с их согласия, наведение справок, изучение предметов и документов — с письменного согласия их владельцев, внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение для получения необходимой информации в целях оказания услуг и т.п. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...