Слезами горю не поможешь

Kлецкая сельчанка Екатерина Смирнова потратила на спасение пересенцев из Украины 15 миллионов рублей

15 миллионов рублей, отложенных на черный день, потратила клецкая сельчанка Екатерина Смирнова на спасение переселенцев из Украины
НА 77 году удивила так удивила сельчан деревни Заостровечье Клецкого района Екатерина Матвеевна СМИРНОВА. 15 миллионов рублей приберегла она на черный день, но не стала его дожидаться. Решила потратить деньги на тех, к кому в дом действительно постучала беда… Взяла да и поехала в Ростов-на-Дону, привезла к себе домой украинку из Луганской области и целую семью из Донецка. 


«Слезами горю не поможешь, надо действовать» 


Сама Екатерина Матвеевна родом из Украины, из детдомовских, не с чужих слов знает, что такое остаться без крова. Сейчас живет в Заостровечье не одна, а вместе с новой украинской подругой Аллой Подкуйко. А вот донецкая семья уже переехала в домик, который ей выделило ОАО «Заостровечье».


— Как же вы решились отправиться в дальнюю дорогу за новыми друзьями?


— А чего бояться-то, жизнь прожила… Смотрела телевизор и без конца плакала. Что творится в стране, где я родилась! А когда показали кадры из Ростова-на-Дону, где люди сидят в палатках, я поняла: слезами не поможешь, надо действовать. Зачем эти деньги беречь, есть крыша над головой, живу одна. Думала взять двоих женщин или семью небольшую: веселее будет да подмога хоть какая. А когда увидела это горе, захотелось помочь всем. (Еще одну пожилую семью из двух человек она привезла в Минск и отправила к их родственникам. — Авт.) Деньги мало у какого переселенца найдутся, вот и ждут отправки в регионы России.

Сельчанка из Заостровечья Екатерина СМИРНОВА, переселенка из Луганской области Алла ПОДКУЙКО, специалист по идеологической работе Клецкого ПМС  Сергей КИМ


На втором этаже центрального железнодорожного вокзала Ростова-на-Дону Екатерина Матвеевна увидела замученных людей. Их было что-то около 800 человек, а к вечеру еще 300 прибавилось. Кто сидел, кто лежал на покрывалах. Были там и дети, и раненые… 


Жизнь или бумажки?


На пенсионерку Аллу Подкуйко из Луганской области бабушка из белорусского Заостровечья наткнулась совсем случайно. Помнит, неслась в Ростове-на-Дону к регистрационному столу с решительным «хочу помочь!». Там как раз стояла Алла с волонтером Наташей, искала приюта: «А я подхожу?» На это бабулька строго спросила: «Не пьете? Характер добрый? — а через секунду: — Подходите!»


Алла Михайловна бежала из поселка Боково-Платово Антрацитовского района Луганской области. Всю жизнь проработала на шахте, рано ушла на пенсию. Затеяла в доме ремонт, какие-никакие доходы приносило хозяйство в полсотни кур. Здесь долго не бомбили, и местные надеялись: авось пронесет. 


— Первый раз бой здесь произошел вечером 8 августа, — вспоминает Алла Подкуйко. — В поселок въехали украинские танки, и завязалась перестрелка с ополченцами. Как раз тогда я набирала воду из криницы в полукилометре от своего дома. Услышала совсем рядом звук автоматных очередей. Быстренько пошла по центральной улице домой, а навстречу мне бежали сломя голову люди с отрешенными лицами. Оказалось, их новый кирпичный дом разбил танк.


Свет не включала, хотя было электричество. Грохотало. Алла видела, как пылали окрестности: горела высокая сухая трава, трещали деревья. К ночи становилось тише. Начала волноваться за родных. Брат, сын в ополчении. Бросилась в дом к невестке, но там никого не застала. Вдоль реки по тропиночке, которую своей тенью закрывали деревья, побежала к семье брата. Его жена со своей матерью сидели в погребе. По поселку начали перемещаться военные, ехали без фар. Так и не распознали, кто это был. Возвращаться домой было очень опасно, легко могли подстрелить. В погребе провели всю ночь, слышали, как разбились стекла. 


Ближе к утру приехал брат: «На рассвете будут обстреливать поселок «Градом». Быстро собирайтесь!» Сестра хотела воспротивиться, с собой не захватила никаких документов. На это отрезал: «Тебе дороже жизнь или бумажки!» Ехали к Антрациту, куда многие ополченцы вывозили свои семьи. 


— Когда поднялись на возвышенность, видели, как обстреливали родной поселок. Он был весь в дыму. Нужно было иметь железные нервы, чтобы смотреть на это, — вытирает слезу Алла Михайловна. — Некоторые люди не хотели уезжать, кружили вокруг Боково-Платово, как птицы у разрушенного гнезда. 


Еще до российской границы ополченцы на своем контрольном приграничном пункте выдали Алле документ о «факте утери документов, подтверждающих личность», она протягивает его мне. Печати, запись от руки и фотография, на лице видны растерянность, слезы и страх… В России с родственниками пришлось расстаться. Их отправили в Самару, а Алле Михайловне надо было дожидаться, пока в консульстве сделают документы. Так она оказалась в лагере для беженцев в Ростове-на-Дону. В Самару к тому времени было не попасть, денег нет, беженцев стали отправлять на Дальний Восток. «Одна, пенсии никто не даст, смогу ли заработать там на обратный путь к родным?» — подумала Алла и решила с отъездом повременить, хоть уборщицей устроиться в Ростове. Однако с трудоустройством здесь, как оказалось, проблемы.

Документ, который выдали Алле ПОДКУЙКО ополченцы


«Как у вас много неба!»


Аллу Михайловну в шоковом безысходном состоянии подвели к волонтеру Наталье. Та сжалилась над пенсионеркой, забрала к себе домой. Алла прожила у нее три дня, готовила еду для беженцев. А Наталья привозила к себе все новые семьи с детьми. Кормила, давала отдохнуть, помыться и увозила обратно в лагерь для беженцев.


— Так я провела несколько дней, а вечером в воскресенье Наталья сказала: «Алла, пора определяться, завтра поедем на вокзал, надо куда-то пристраиваться на отправку. Помолюсь за тебя в храме». Я уже была готова ехать туда, куда судьба закинет. Бог услышал молитву. И на следующее утро случайно мы встретили Екатерину Матвеевну. Мне крупно повезло, правда! — улыбается. — Когда приехала в Беларусь, сказала: «Как у вас много неба!» Знаете, у нас оно скрывается за холмами. Воздух у вас чистый, у нас Донбасс сильно загазованный. Люди здесь отзывчивые, сразу меня и семью молодых одели, помогали всей деревней. 


Екатерина Матвеевна позвонила племяннику Сергею Киму в семь утра. Он работает в Заостровечье специалистом по идеологической работе Клецкого ПМС: «Ты же в документах разбираешься, молодой. Я привезла украинцев». Тот, немало удивившись теткиному поступку, быстро решил вопрос с транспортом и поехал вместе с украинцами делать временную регистрацию в Клецк. Вскоре нашел родственников Аллы Михайловны по Интернету, и теперь те часами общаются, со слезами на глазах просто смотрят друг на друга по скайпу. 


— Я и сам заинтересовался темой переселенцев, — рассказывает Сергей Ким. —  «ВКонтакте» есть специальная группа, там общаюсь с украинцами, даю консультации, советую приезжать в Беларусь. У одного, по образованию ветеринара, к примеру, жена беременная. Приезжай, говорю, сюда, чего скитаешься в поисках непонятных заработков! У нас такие работники нарасхват, а еще и домик дадут. 


СПРАВКА «СГ»


В Беларуси создаются максимально комфортные условия для адаптации прибывающих граждан Украины, отметила заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по международным делам Анна Левицкая, комментируя президентский Указ «О пребывании граждан Украины в Республике Беларусь» № 420 от 30.08.2014 г. Указ регулирует правовой статус граждан Украины в Беларуси и упрощает его в социальной и трудовой сферах. Таким образом, у нас в стране создаются максимально комфортные условия для адаптации граждан, временно прибывающих из Донецкой и Луганской областей. Они смогут пользоваться практически теми же социальными льготами, что и белорусы.


(Окончание следует.) 

Виктория КОРШУК, «СГ»


korshuk@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?