Скрестили помидор с камбалой...

ПРОСТОМУ потребителю мало что известно о ГМО. Даже ученые с мировым именем с большой осторожностью высказывают свои мнения и оценки достижений в области генной инженерии. С одной стороны, ГМ-растения дают массу выгод, с другой — вещь совершенно новая, и невозможно абсолютно уверенно сказать, что плохих последствий, даже самых отдаленных, не будет.

В Беларуси пока нет полигона для испытаний трансгенных растений. Зато есть контроль за ними.

ПРОСТОМУ потребителю мало что известно о ГМО. Даже ученые с мировым именем с большой осторожностью высказывают свои мнения и оценки достижений в области генной инженерии. С одной стороны, ГМ-растения дают массу выгод, с другой — вещь совершенно новая, и невозможно абсолютно уверенно сказать, что плохих последствий, даже самых отдаленных, не будет.

Что же такое генетически-модифицированный, или трансгенный, организм? Ученые выделяют ген какого-нибудь организма и «встраивают», транспортируют его в клетку, вернее, в ДНК, другого организма (растения или животного), изменяя его свойства. Чего хотят добиться? Двух вещей — улучшения питательных свойств и повышения урожайности. В растения вставляют гены устойчивости: к гербицидам, к вредителям, а также повышающие способность переносить засуху либо холод.

Сорта трансгенных растений в промышленных масштабах начали выращивать с 1994 года, когда в недрах американской биотехнологической компании «Монсанто» появился съедобный первенец генной инженерии — томат «флавр-савр». В отличие от своих обычных собратьев он месяцами мог храниться зеленым в прохладном помещении, а в теплом — дозревал. Это свойство проявилось у томата благодаря гену устойчивости к холоду, «привитому» ему от… камбалы.

В 2009 году ГМ-культуры были официально допущены к использованию в хозяйственных целях и выращивались в 27 странах мира. В настоящее время «клуб биотехнологических стран» расширился до 29 членов, из них 17 относятся к категории мегабиотехнологических, в которых трансгенные растения выращиваются на площадях, превосходящих 50 тысяч гектаров. Безусловными лидерами среди них являются США, Аргентина, Бразилия, Канада, Индия и Китай. Страны Евросоюза в этом плане значительно скромнее. Однако экономические выгоды от их внедрения настолько очевидны, что уже в 2007 году здесь наблюдался существенный рост площадей. «Трансгенный клин» растет динамично. По данным Международной службы по освоению агробиотехнологических приложений (ISAA), в прошлом году площади, засеянные генетически модифицированными (ГМ) культурами, составили 148 миллионов гектаров, что на 10 процентов больше, чем в 2009 году. Половина посевов приходится на США, Бразилию и Аргентину. Быстрыми темпами внедряют ГМ-культуры развивающиеся страны: в прошлом году, например, в Индии ими было засеяно 9,4 миллиона гектаров, в Китае — 3,5, в Пакистане — 2,4 миллиона. В Бирме примерно 375 тысяч хозяйств впервые засеяли генетически модифицированный хлопок, устойчивый к насекомым-вредителям.

НА РЫНКЕ Евросоюза доминируют пока четыре самые, как считается, прибыльные трансгенные культуры — рапс, кукуруза, соя и хлопок. В 2012 году ожидается появление засухоустойчивой кукурузы на мировом рынке зерновых культур, а в 2013-м в список промышленно выращиваемых сортов будет введен так называемый золотой рис — сорт с витамином А.

В целом в список трансгенных сельскохозяйственных культур входит 22 наименования. Среди них соя, кукуруза, рапс, хлопчатник, томаты, картофель, рис, сахарная свекла, лен, кабачки, дыни, табак, пшеница, люцерна, подсолнечник. Наибольшие площади занимают: соя — 73,3 миллиона гектаров (49,5 проц.), кукуруза — 46,8 миллиона (31,6 проц.), хлопчатник — 21 миллион гектаров (14,2 проц.) и рапс — 7 миллионов гектаров (4,7 проц.). И этот перечень постоянно расширяется. Предполагается, что в ближайшие 10—20 лет около 80 процентов 29 основных сельскохозяйственных культур будут высеваться ГМ-семенами.

В ряде стран проявляются опасные побочные эффекты ГМО: масштабная гибель всего урожая из-за внезапно потрескавшихся стеблей ГМ-кукурузы, появление новых гигантов-суперсорняков, необратимая мутация видов некоторых растений. Правительственные исследования в Шотландском институте урожая показали опасность генетически модифицированных растений для насекомых. Провели интересный эксперимент. Божьих коровок стали кормить тлей, которую разводили на генетически модифицированном картофеле. Жизнь божьих коровок сократилась наполовину, а их плодовитость и кладка яиц значительно уменьшились. В другом исследовании, которое было опубликовано в журнале Nature, сравнивали три группы личинок бабочки Монарх. У той группы личинок, которая кормилась растительным соком с ГМ-пыльцой, наблюдалось замедленное развитие и низкий процент выживаемости.

ГМ-организмы оказывают неблагоприятное воздействие и на млекопитающих. Скажем, сторонники ГМО утверждают, что ГМ-вставки полностью разрушаются в желудочно-кишечном тракте человека. Однако, по мнению генетиков, ДНК переваривается не полностью, и отдельные молекулы могут попадать из кишечника в клетку и ядро, а затем интегрироваться в хромосому.

Успокаивая нас, биотехнологи говорят, что биоинженерия — почти то же самое, что и селекция, только «ускоренная». Однако даже школьники знают, что с помощью селекции можно получать гибриды только родственных организмов, то есть скрещивать картофель разных сортов можно, а получать, например, гибриды картофеля с помидором или помидора с рыбой нельзя. Созданный еще в 1978 году датскими и западногерманскими исследователями гибрид картофеля и томата остался лабораторным курьезом. Этот «помитофель» или «картомидор» бесплоден: ни клубней, ни помидоров.

Так природа протестует против распространения генетических химер. Хорошим примером является генетически измененная «бесплодная» пшеница, которую производила американская компания «Монсанто»: зерна новой пшеницы после первого урожая уже не прорастали. Такое запрограммированное бесплодие заставляло сельхозпроизводителей вновь обращаться к услугам «Монсанто». Что, конечно же, владельцев компании только обрадовало: зависимость от фирм-производителей — дополнительный стимул для бизнеса.

В БЕЛАРУСИ сорта трансгенных растений пока не испытываются и не выращиваются. Исследования по генетической инженерии растений проводятся в Национальной академии наук: в лабораториях Института генетики и цитологии, Института биофизики и клеточной инженерии, Центрального ботанического сада, НПЦ по земледелию, НПЦ по картофелеводству и плодоовощеводству — в рамках 10 проектов государственных программ. Конечной целью является создание сортов картофеля с устойчивостью к колорадскому жуку, к грибным и бактериальным болезням, к вирусам, сортов рапса и клевера с повышенной урожайностью, сортов клюквы с улучшенным вкусом плодов.

— Однако ожидать в ближайшие годы появления на полях отечественных сортов трансгенных растений не приходится, — говорит руководитель Национального координационного центра биобезопасности при Институте генетики и цитологии НАН Беларуси доктор биологических наук Сергей Дромашко. — Из-за недостаточного финансирования ограничен набор оригинальных генетических конструкций, необходимых для включения генов, контролирующих заданные признаки, в геном растений. Также требуется определенное время и дополнительное финансирование на испытание трансгенных форм по показателям биобезопасности — проведение испытаний при их первом высвобождении в окружающую среду. В 2012 году в рамках госпрограммы «Инновационные биотехнологии» будет создан полигон для выращивания генно-модифицированных культур. Первоначально на нем будут выращивать и испытывать растения, полученные в научных институтах, например, генномодифицированный картофель. В дальнейшем это может быть лен и рапс.

На его создание выделено 340 миллионов рублей, из которых 140 миллионов — на оборудование, которое уже приобретено. Такой объект невозможно оставить без надежной охраны, поэтому там предусмотрена система видеонаблюдения. Кроме того, начиная с прошлого года сразу несколько институтов начали изучение поведения животных, которых кормят ГМ-картофелем. О результатах эксперимента пока не сообщается.

По выявлению ГМО в Беларуси действует 18 аккредитованных лабораторий, работающих под эгидой различных ведомств: Министерства здравоохранения, Госкомитета по стандартизации, Министерства сельского хозяйства и продовольствия, а также Национальной академии наук РБ. В лаборатории Института генетики и цитологии за минувшие шесть лет было испытано около 12 тысяч образцов, и только 1 процент из них содержал генетически модифицированные компоненты.

Сергей Дромашко считает, что изучать ГМО необходимо. Беларусь не может в этой теме находиться где-то на задворках. Во всем мире идет научная дискуссия, доходящая порой до ожесточенных споров.

И это радует. Если генно-модифицированные продукты способны убить насекомых, не исключено, что они нанесут вред и человеку, который будет их потреблять. 100-процентно безопасность ГМО не доказана. Эксперименты проводились только на животных, и их результаты противоречивы. Ученые еще не накопили достаточно реального опыта, и консенсус в научном сообществе не достигнут.

«МЫ ЕСТЬ то, что мы едим», — говорил великий Авиценна. Интересно, если мы будем использовать в пищу квадратные овощи или фрукты, какими мы станем?..

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?