Минск
+14 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Что движет Никитой Мазепиным: деньги отца или страсть к гонкам?

Скорость ему к лицу

Впервые нам довелось увидеть Никиту Мазепина в паддоке «Формулы-1» в 2016 году. Ему тогда едва исполнилось 17 лет, но благодаря стараниям своего отца — основного владельца и председателя совета директоров Объединенной химической компании «Уралхим» Дмитрия Мазепина — удалось получить место пилота по развитию в команде «Форс Индия». Сколь-нибудь значимых успехов в гонках в младших сериях Никита Мазепин на то время не имел. Они пришли, как только он перешел в молодежный чемпионат «ГП-3» в 2018 году. С первого же сезона с французской командой ART GP он стал вице-чемпионом. А в нынешнем сезоне продолжил выступать с этим коллективом, но уже в серии «Формула-2», которую называют последней важной ступенькой перед приходом в «Формулу-1».

Первая победа Никиты Мазепина в формульных гонках. Май 2018-го. Барселона.
фото владимира васильева.

— Никита, твой отец родом из Минска и, насколько известно, даже учился в Минском суворовском военном училище. Как в вашей семье в целом относятся к своим белорусским корням?

— Трудно вот так сразу это сформулировать. Я знаю, что мой папа — белорус. Все родственники по папиной линии живут в Минске. Я был там много раз. Мне очень нравится Минск. А кем я себя сам чувствую? Наверное, чувствую себя и русским, и белорусом.

— То есть можно нашим читателям сказать, что есть повод болеть не только за Даню Квята, у которого дед по отцу из Гродненской области, но еще и за Никиту Мазепина, у которого отец из Минска?

— Я буду этому только рад.

— Решение перейти после одного сезона в «ГП-«3 в «Формулу-2» было спонтанным или давно обдуманным и взвешенным?

— Это было решение не спонтанное. Оно было хорошо проанализировано. Ровно год назад я в Испании выиграл свою первую гонку в «ГП-3», что позволило нам надеяться на хорошие результаты в течение всего сезона. Так и вышло. Мне чуть-чуть не хватило до чемпионства. В моем понимании тот факт, что я финишировал по итогам сезона вторым и потенциально заслуживал титула, означал, что я был готов к «Формуле-2». То, что я сегодня здесь, — это результат продуманного решения.

фото владимира васильева.

— Тебе удалось «вкатиться» в этот чемпионат? Можно ли сказать, что ты уже хорошо освоился с машиной «Формулы-2»?

— Для гонщика моего уровня не так много нужно времени, чтобы понять новую машину. Но если сравнивать с «ГП-3», то я считаю, что та машина мне подходила лучше по особенностям пилотирования, чем нынешняя. Поэтому на данный момент я занимаюсь перестройкой своего стиля вождения и регулировками болида на длинные серии кругов.

— Читатели частенько задают вопрос: как можно прийти в «Формулу-1»? Одни считают, что если ты  классный гонщик, то тебя заметят и обязательно пригласят в сильную команду. Другие — что лучше подготовить хорошо гонщика и сделать под него команду, чтобы гарантированно потом ему участвовать уже в «Формуле-1». Какой, по-твоему, путь наиболее надежный и эффективный?

Мазепин-старший со своей молодой женой и младшими детьми.
фото владимира васильева.
— На самом деле все довольно просто. Если на протяжении сезона у пилота есть скорость, то очень много возможностей найти спонсоров или же быть замеченным командой. Но если нет скорости, то можно купить команду, продать ее или еще что, но гонщик не поедет быстрее, чем он может физически это сделать. Хотя если посадить среднего гонщика в топ-команду, то его результат будет выше среднего уровня. Но если его посадить в среднюю команду, то и результаты будут ожидаемо средними.

— Первый русский пилот в «Формуле-1» Виталий Петров сейчас тренер по пилотированию у Роберта Шварцмана, российского пилота, который выступает в «Формуле-3». Не так часто сегодня можно увидеть наличие такого тренера у пилотов формульных серий. А у тебя есть такой тренер?

— Нет. У меня есть менеджер, который со мной с 11 лет, он чемпион мира по картингу и в прошлом участник программы «Ред Булл». Но как такового тренера у меня нет. Я считаю, что на этом уровне трудно иметь тренера на самом деле. Но, видно, у Роберта есть такая уникальная возможность. В основном гонщики обычно довольствуются тем, что нас окружает сильная команда инженеров, которые вырастили целую плеяду чемпионов. У нас по стенам развешаны их фото. Это и Нико Росберг, и Льюис Хэмильтон, Стоффель Вандорн, Джордж Рассел. Наверное, в плане тренерства 95 процентов гонщиков довольствуются инженерами, и им этого хватает.

— А как ты находишь свой предел на трассе?

— Я считаю, что все зависит от ситуации в каждом конкретном случае. Моя цель — уметь доходить до предела и оставаться на той грани. Или даже осознанно ее переступать, если ты чувствуешь уверенность в машине. Есть некоторые гонки, где ты можешь позволить себе рисковать больше обычного, а есть и такие, где степень риска уменьшаешь до минимума. Например, когда ты лидируешь в чемпионате. Ведь очки выливаются потом в итоговые результаты. Лично я стараюсь все-таки сначала думать, а не просто идти на необдуманный риск. Я считаю, что важнее всего водить машину и выступать осознанно. А если нет, то один раз твой риск сработает, а следующие 5 — нет. А так как в сезоне больше 20 гонок, то общий результат складывается не из одной гонки, а из всех. Поэтому риск и лавирование на его грани должны быть осознанными, а не спонтанными.

— Учитывая твой опыт управления машинами «Формулы-1» на тестах, насколько отличаются они от болидов «Ф-2»?

— Я считаю, что очень сильно отличаются. Для меня машина «Формулы-1» намного более комфортна. Уверен, что всем удобнее в более совершенной машине. И по моим ощущениям, машина «Ф-2» — это самая несбалансированная из тех, на которых я когда-либо ездил.

— То есть это как последний тест на выносливость перед возможным приходом в «Формулу-1»?

— Думаю, что это именно так. Можно жаловаться и по-разному к этому относиться. Но те гонщики, которые адаптируются в «Ф-2» и приходят затем в «Формулу-1», уже готовы, чтобы показать результат. Я уверен, что у меня получится это пройти, и надеюсь, что покажу себя как успешного и сильного гонщика. «Ф-4», «Ф-3» и «Ф-2» фактически отсеивают пилотов, которые не смогут потом успешно гоняться в «Формуле-1». И чем выше ты поднимаешься по этой лестнице, тем больше людей отсеивается, а значит, тем труднее задачи перед гонщиком.

Владимир ВАСИЛЬЕВ, Андрей БЫЛИНА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...