Сколько валюты в одной таблетке

Что происходит с контролем цен на медпрепараты?

О РОСТЕ цен на медикаменты у нас заговорили еще в начале года, когда эта группа товаров попала в лидеры ценового чарта — их стоимость поднялась на 8,6 процента. С тех пор за фармацевтической отраслью стали пристально следить. И уже в июне Минздрав объявил мораторий на рост цен на лекарства. Однако те на месте не стоят. Скажем, еще месяц назад белорусский амоксициллин стоил 8700 рублей, сейчас — 12300. Популярный параскофен еще в июне можно было купить по 6 тысяч с небольшим за упаковку, а ныне — от 12 тысяч. Что же происходит с контролем цен на медпрепараты?



По словам замминистра здравоохранения, директора департамента фармацевтической промышленности Валерия Шевчука, о моратории помнят и ценовую политику строго соблюдают. Об этом, только месяцем раньше, говорил и его коллега — заместитель директора департамента фармацевтической промышленности Виктор Шеин: «Мораторий действует. Мы дали обязательства по отсутствию роста цен на отечественные лекарственные средства. Сложившаяся экономическая ситуация не позволяет закупать дорогостоящие лекарственные средства. Поэтому убедительно и откровенно заверяю, что в последнее время если и поднимается цена, то только на долю импорта».

Официальная позиция Минздрава проста и понятна. Но тревожные звоночки о повышении стоимости лекарств все же поступают. Небольшой рост цен поддается объяснению. Дело в том, что во всех препаратах отечественного производства есть импортное сырье, доля которого в лекарстве занимает 60—80 процентов. Понятно, что эти субстанции закупаются не за белорусские рубли. Соответственно, стоимость сырья, купленного за валюту, закладывается в себестоимость товара. И вырастает она тогда, когда меняется курс валют. Но не всегда такое увеличение вызывает рост отпускной цены. Есть список из 35 наименований регулируемых лекарств, стоимость которых строго контролируется. На все остальные медпрепараты свободное ценообразование. 

Обзвонив с десяток аптек, узнала, что не везде цены остались на прежнем уровне: где-то подорожали с мая по сентябрь импортные препараты, а где-то незначительно и отечественные. Начальник планово-финансового отдела департамента фармацевтической промышленности Кирилл Ермолович объясняет «СГ» такое положение дел: «Все обращения мы проверяем. Зачастую происходит так, что цена на лекарство повышается в апреле, мае — до введения моратория. Однако лекарство поступает в аптечную сеть спустя пару месяцев. Людям кажется, что оно выросло в цене в июле или в августе, но в действительности рост произошел раньше». 

Что греха таить, невозможно, чтобы цена на качественный медпрепарат стояла на месте. Но это не значит, что безосновательное повышение не контролируют. По словам главного государственного санитарного врача Игоря Гаевского, Министерство здравоохранения мониторит все аптечные организации и жестко реагирует там, где цены необоснованно растут или завышаются: «Там, где зашкаливают цены на импортные лекарства, применяются санкции вплоть до лишения лицензии. Если можно дать надбавку 10 процентов, а дается 50, это ставится в упрек аптечной организации».

Возможно, когда в стране будут введены в эксплуатацию три цеха по производству лекарств, о которых также говорил замминистра здравоохранения, перестанут поступать и жалобы о росте цен. Ведь при создании новых соответствующих международным стандартам производственных мощностей мы не так сильно будем зависеть от импортных субстанций, из которых и изготавливаются отечественные препараты. Пока у нас есть резервы импортных компонентов на предприятиях, значительного роста цен не будет.

Фото novgorod.ru
bizyk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?