Сколько ни говори диверсификация

Минэкономики предложило новую концепцию диверсификации экспорта до 2020 года

Минэкономики предложило новую концепцию диверсификации экспорта до 2020 года. По принципу долей «треть-треть-треть» внешние поставки разделены между тремя основными рынками: ЕАЭС, ЕС и стран так называемой дальней дуги, к которой относят Китай, Индию, государства Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. Известно, что валюта нам нужна как воздух, как и то, что главную экспортную роль долгие годы играла Россия. Нынче этот рынок перестал быть «лакомым местом», и Президент жестко требует расширения рынков сбыта. 

Слово «диверсификация» не первый год в обиходе хозяйственников и постоянно на устах. Однако скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. До сих пор внешнеэкономическая политика балансировала по двум традиционным, как говорят политики и дипломаты, векторам — восточному и западному. Но последние годы показали, что жизненно важно укреплять третью «опору» — тесное торговое сотрудничество с Китаем, Индией, государствами Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Собственно, диверсификация — далеко не новое понятие. С 80—85 процентов экспорта в пользу России в начале 90-х годов мы перешли к 45 в 2014-м. Соответственно, с нескольких процентов до 30 в белорусском экспорте увеличилась доля Евросоюза.

Появление новых рынков сбыта напрямую связано с позицией белорусских властей на политической арене. Президент и правительственные делегации посещали страны Латинской Америки, Ближнего Востока, Азии. Вместе с чиновниками туда наведывались и хозяйственники, бизнесмены. 

И небезуспешно. В целом динамика экспортных поставок показывает: в 2000 году — 7,3 миллиарда долларов, в 2010-м — рост более чем в три раза. Пик внешних продаж пришелся на 2012 год — свыше 46 миллиардов долларов. 

Однако в 2013-м экспорт значительно провалился — до 37,2 миллиарда долларов, минувший год принес еще меньше — 36,4 миллиарда. Почему в 2013 году произошел такой спад? Экономическая ситуация складывалась не лучшим образом. Свидетельство тому — оценка, сделанная Александром Лукашенко на совещании с Правительством в конце ноября 2013-го.

В прошлом году только аграрии потеряли от девальвации российского рубля свыше 360 миллионов долларов. Плюс от санкций Россельхознадзора недосчитались свыше 100 миллионов. Неудивительно, что Совмин уже в конце года не испытывал особого оптимизма, ожидая снижения экспорта товаров и в 2015 году.

За январь—апрель в целом валютные поступления от экспорта товаров снизились на 25 процентов, или на 2,8 миллиарда долларов по сравнению с таким же периодом 2014 года. По словам первого замминистра сельского хозяйства и продовольствия Леонида Маринича, при экспорте сельхозпродукции в Россию за четыре месяца мы потеряли 180 миллионов долларов. Причины? Нестабильность курса российского рубля, ценовой фактор и снижение объемов поставок. 

Конечно, российский рынок был и останется для нас основным. Но как умудриться хозяйственникам не класть все яйца в одну корзину? Быстро переориентировать рынки сбыта очень сложно. Для этого понадобятся годы. Можно, конечно, продать где-то 10 тракторов, но это вряд ли можно назвать диверсификацией. В каждой стране своя специфика на уровне менталитета, законодательства, которые надо изучать и хорошо знать. Немаловажный минус — языковый барьер. Думается, процентов 80 директорского корпуса, основу которого составляют возрастные управленцы, не владеет иностранными языками.

Надо закрепиться на новых рынках, но главное все-таки не потерять основные... 

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?