Скелет в шкафу

Отношения между Москвой и Лондоном отравлены полонием–210
В позапрошлом веке говорили, что во Францию русские уезжают, чтобы развлекаться, в Германию — размышлять, а в Англии ищут убежища. Чем же так манил туманный Альбион политэмигрантов из России? И пища простоватая, и погода не ахти какая, и опять же известная дороговизна британской столицы. «Этот Лондон с первого взгляда производит гнилое впечатление», — жаловался Ленин в письме Плеханову. «И все так дорого!» — добавлял Владимир Ильич в письме Аксельроду... Все дело в том, что королевские власти однажды для себя решили не выдворять иностранцев, даже если на родине их считают закоренелыми преступниками. Сегодня России представилась редкая возможность отплатить Великобритании той же монетой.

Последней волной российской эмиграции к берегам Темзы прибило Олега Калугина, Олега Гордиевского, Владимира Резуна (он же автор скандальных романов Суворов), Ахмеда Закаева, ныне покойного Александра Литвиненко и Бориса Березовского. В 90–х он и еще несколько «новых русских» прикупили квартиры всего в 200 метрах от российского посольства — в пятиэтажке из светлого кирпича с окнами на Кенсингтонский дворец, где жила принцесса Диана. Так что, выходя на прогулку, они нередко сталкивались лбами с российскими дипломатами, которые с какой–то фанатичной и тем не менее фатальной настойчивостью пытались вернуть заблудших овец. В Скотланд–Ярде, куда неоднократно обращалось российское правосудие, за эти годы, наверное, уже появились даже специальные бланки с заранее заготовленным отрицательным ответом. Лондон твердо стоял на своем: из Британии в Россию можно уехать только по собственному желанию. Насколько можно помнить, уважительной причиной для возвращения становилась только мировая революция.

В 1860 году дипломаты Александра II безуспешно выманивали из Лондона князя Петра Долгорукова — известного историка и издателя. Герцен (с него, по большому счету, и началась политическая эмиграция) опубликовал в «Колоколе» (оппозиционной газете, издание которой в Лондоне и вменяли в вину «разбуженному декабристами») любопытную переписку Долгорукова с российским генеральным консулом.

«Нижеподписавшийся, управляющий Генеральным консульством, имея сообщить князю Долгорукову официальную бумагу, просит сделать ему честь пожаловать в консульство послезавтра в четверг, во втором или третьем часу пополудни», — писали опальному дворянину. Князь направил ответ не в консульство, а начальнику Третьего отделения, своему двоюродному брату Василию Долгорукову: «Почтеннейший князь Василий Андреевич, вы требуете меня в Россию, но мне кажется, что, зная меня с детства, вы могли бы догадаться, что я не так глуп, чтобы явиться на это востребование. Впрочем, желая доставить вам удовольствие видеть меня, посылаю вам при сем мою фотографию, весьма похожую. Можете фотографию эту сослать в Вятку или в Нерчинск, по вашему выбору...»

История, как говорил великий, повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса. Это я о трагической истории с отравлением Александра Литвиненко, которая сегодня вылилась в откровенный фарс с британским запросом об экстрадиции россиянина Андрея Лугового (на снимке). Королевская прокурорская служба Великобритании обвинила главу охранного предприятия, бывшего старшего офицера Федеральной службы охраны Андрея Лугового «в убийстве путем преднамеренного отравления» бывшего офицера ФСБ Литвиненко смертельной дозой радиоактивного полония–210. Сейчас в Англии «вторую жизнь» обретают мемуары генерала-диверсанта из НКВД-МГБ Судоплатова, который рассказывает, как он выполнял секретные приказы Сталина и Берия, «ликвидируя» за рубежом врагов соввласти... Читатели ищут аналогии.

В Лондоне, разумеется, прекрасно осведомлены, что российская Конституция запрещает выдавать своих граждан: если судить, то в России. До суда, впрочем, вряд ли дойдет. Уголовную составляющую этого дела давно перевесила политическая.

Что касается внутренней политики. Лондонцев, до смерти напуганных свободно разгуливавшим по их городу ядерным чемоданчиком, нужно было как–то успокоить. От популярной в местной прессе версии о вездесущей руке КГБ в Скотланд–Ярде решили далеко не уходить.

Итог для двусторонних отношений. Владимир Путин, как известно, не упускал случая, чтобы напомнить Тони Блэру о Березовском и Закаеве. Отныне у Гордона Брауна, заступающего на вахту на Даунинг–стрит 10, будет веский контраргумент.

И наконец, о мировой политике. Решение британской прокуратуры появилось в тот момент, когда кривая отношений России с Западом достигла низшей точки в постсоветской истории. Сторонники новой «холодной войны» восприняли эту новость с огромным воодушевлением.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Шумилов Валерий Николаевич
Лугового можно вылечить.
Смотри сайт vshumilov.narod.ru
С уважением. Ваш ШУМИЛОВ В.Н.
Михаил
Так неожиданно и столь же приятно было обнаружить в Вашей газете, которую я не читал прежде, талантливую и полную остроумных параллелей и сарказма статью.
В России ныне не много талантливых журналистов осталось у дел. А оставшиеся просто-напросто не знают истории.
Искренне кланяюсь автору и благодарю.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?