История хулигана Шаврова получила пугающее развитие

Скажи мне, кто твой друг…

Неожиданное продолжение дела о хулиганстве

В минувшую субботу мы опубликовали материал “Осквернение совести”, где говорилось о Филиппе Шаврове – активисте незарегистрированной организации “Малады фронт” (“СБ. Беларусь сегодня”, № 81). Точнее, о его предельно откровенных заявлениях о своих товарищах сотрудникам правоохранительных органов: молодой хулиган сейчас находится под стражей по делу об осквернении памятников. Видео- и аудиофрагменты, подтверждающие достоверность этих разговоров, были опубликованы на сайте sb.by. В своих речах Шавров не пощадил никого из соратников, от души полив их грязью, а также раздав советы, что неплохо было бы их всех отправить за решетку. За прошедшие после выхода статьи дни вся эта история получила неожиданное продолжение.  


Как и следовало ожидать, сразу после публикации ее главные герои – оппозиционные лидеры и так называемые правозащитники – впали в некоторое замешательство. Ведь они совсем недавно назначили Филиппа “политзаключенным”, пообещав бороться за его освобождение от заслуженного наказания. И вдруг – такой конфуз! Затем, видимо, хорошенько посовещавшись, старшие товарищи вандала решили гнуть прежнюю линию. Отступать некуда: политзаключенных в стране крайний дефицит, а без них и бороться не за кого, то есть оказывается под вопросом само существование и финансирование правозащитных организаций. Оппозиционный деятель Павел Северинец выразил робкую надежду, что показанные видеофрагменты “возможно, монтаж”. Один из руководителей правозащитного центра “Весна” Валентин Стефанович даже не стал подвергать сомнению подлинность записей: “Шавров много чего наговорил, но ничего насчет своего дела. Он дает оценки конкретным лицам, но это просто мысли вслух, не имеющие отношения к делу. Ну наговорил и наговорил”.

В общем, из последних сил слились с обвиняемым хулиганом в порыве солидарности, всячески подчеркивая: Шавров, хоть и плохонький, но наш. Свой. Плоть от плоти. И сегодня у нас появилась возможность доказательно рассказать, кто состоит в рядах нашей оппозиции и насколько “плохоньким” мог оказаться активист “Маладога фронту”. Ему самому (и нам всем тоже) очень повезло, что он был задержан “до того” и всего лишь за хулиганство. Потому что планы у Филиппа, надо признать, были весьма кровожадные. И последствия, соответственно, могли оказаться куда тяжелее.

Как выясняется сейчас, Филипп вызвал интерес правоохранительных органов еще до надругательства над памятниками. Потому что настойчиво продвигал насильственные методы достижения политических целей. Чем и снискал признание Северинца, Урбановича и других. Наверное, сомнительная слава героев Майдана спать не давала. С помощью технических средств удалось записать некоторые его телефонные разговоры, в которых он даже не думает скрывать свои взгляды – напротив, настаивает на них. Вот, например, что он сообщает в беседе с одним из белорусских блогеров, когда речь заходит о необходимости ухода за захоронениями в Куропатах:

- Трэба кiдаць кактэйлi Молатава, а не займацца пахаваннямi. Пахаваннямi павiнна займацца пахавальная каманда. А ўсе павiнны iсцi на фронт кiдаць кактэйлi Молатава.

В следующем разговоре Шавров обозначает, где для него проходит линия фронта:

- Пра што мы казалi?

- Про нападение на посольство.

- Ну, насамрэч, чым большай будзе пагроза для расейскай амбасады, тым будзе лепш для беларускага руху. Ну, як бы гэта ні гучала. Таму што расейцы сыдуць з Беларусi толькi ў тым выпадку, калi мы спалiм iх амбасаду. Як толькi iх амбасада пачне гарэць… Ну, машыны там, вокны разбiтыя… Яны назаўжды адсюль сыйдуць. Расейцы прыходзяць толькi тады, калi іх тут чакаюць i да iх амбасады ходзяць с просьбамі “дайце грошаў на рэвалюцыю”, − вось як робiць Статкевiч.

Однако через некоторое время Шавров, начитавшись Уголовного кодекса, уточняет цель:

- Самы лепшы аб'ект для нападу на Расею – гэта Дом Масквы ў Менску. Там самае лепшае распалажэнне, i самае галоўнае, што ён не мае дыпламатычнага статуса. То бок, калi вы палiце Дом Масквы, то вы не падпадаце пад артыкул… То бок гэта чыста пашкоджанне маёмасцi “общеопасным способом” – ну няхай да пятнаццацi год зняволення. А калi iдзе напад на дыпламатычны абъект, якi ахоўваецца Венскай канвенцыяй, там ёсць квалiфiцыруючыя пункты Крымiнальнага кодэкса, я табе як юрыст кажу. Амбасада Расеi − на Старавiленскай, а Дом Масквы значна блiжэй. Да амбасады iсцi хвiлiн 25, а да Дому Масквы – 18. Ён фактычна на Нямiзе. Можа быць, ужо заўтра павядуць людзей да Дому Масквы.

Дом Москвы, который планировал сжечь активист.

Ну и венцом бесед об “активных действиях” стала, пожалуй, вот эта запись, где Шавров вспоминает о том, как он рубил бетонный памятник Ленину, и добавляет: “Трэба працаваць так, каб ужо канкрэтна спалiць кактэйлем Молатава што-небудзь, забiць каго-небудзь, зрубiць помнiк. Не займацца нейкiмi паўмерамi”.

Как видим, у молодого активиста было громадье опасных планов. Теперь он по идее должен искренне благодарить правоохранителей, что этим планам не дали сбыться. Хотя дело сейчас не столько в Шаврове, сколько в его защитниках.

Хочется спросить и лидеров оппозиции, и “правозащитное сообщество”: господа, а вы точно ничего не напутали? Вы действительно изо всех сил пытаетесь слиться в объятиях с человеком, который планировал кого-нибудь убить, сжечь посольство и разгромить культурно-деловой центр? Вы всерьез всюду подчеркиваете, что этот маргинал – ваш, очень близкий и почти родной? Вы в самом деле одобряете “коктейли Молотова” как средство достижения ваших целей? Тогда чем вы лучше своего младшего товарища?

Хотя зачем я спрашиваю? На все эти вопросы давно ответила старая поговорка «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты”.

Игорь ПОЛТОРАК.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...