Сирия превращается в лоскутное одеяло

Сирию делят на зоны влияния

Уходящий год принес существенные изменения в расстановке сил в сирийском конфликте. Конфликт этот давно вышел за рамки внутреннего и даже регионального, став ареной противоборства мировых игроков. Борьба за формат сирийского урегулирования будет определять и формат всей системы международных отношений ближайшего будущего.

Фото russiatodaynews.ru

В целом в уходящем году наблюдалась тенденция к усилению позиций России и ослаблению позиций США и западных союзников в Сирии. Москве не только удалось навязать новый формат переговоров, вернув в переговорный процесс Башара Асада, но и существенно укрепить военно-политическое положение официального сирийского правительства. При поддержке российской авиации правительственным войскам удалось значительно расширить подконтрольную территорию и нанести боевикам ряд чувствительных поражений.

Вершиной этих военных успехов стала операция по освобождению Алеппо, зачистка которого от боевиков растянулась на несколько месяцев и была в основном завершена совсем недавно. Операция в Алеппо стала очередной наглядной иллюстрацией глубинных расхождений между Россией и западными державами и сопровождалась агрессивной информационной кампанией в западных СМИ, направленной против действий российских и сирийских военных. 

На этом фоне президент США Барак Обама принял решение снять ограничения на поставки вооружений и боеприпасов поддерживаемым Вашингтоном оппозиционным формированиям, что уже вызвало резкую реакцию российского МИД. Также Вашингтон продолжает политику усиливающегося санкционного давления на Москву. Складывается впечатление, что уходящая администрация задалась целью оставить Дональду Трампу максимально тяжелое наследие в российско-американских отношениях и, таким образом, максимально ограничить ему свободу маневра на российском направлении. Действительно, нормализовать отношения с Москвой после всех нарочито недружественных действий уходящей администрации новому президенту будет непросто. Между тем ход сирийского урегулирования в наступающем году будет в значительной степени определяться тем, как сложатся отношения Кремля и новой американской администрации.

На фоне общего ослабления позиций США в Сирии и сохраняющейся конфронтации в российско-американских отношениях наметилась новая стратегическая связка Россия – Турция — Иран, еще недавно казавшаяся немыслимой. И если отношения Москвы и Тегерана давно отличаются стратегическим характером, а позиции обеих стран в сирийском конфликте были изначально близки, то прорыв в российско-турецких отношениях стал одним из главных событий уходящего года.

Сближение Москвы и Анкары привело к реанимации ранее замороженных экономических проектов, таких как «Турецкий поток», а также существенному сближению позиций по Сирии. И хоть в отношении судьбы Башара Асада Россия и Турция по-прежнему расходятся, это противоречие уже не играет столь существенной роли. Более того, Москва и Анкара начали проводить в Сирии вполне согласованную политику.

Результатом этого, в частности, стали озвученные в минувшую среду совместные планы по введению режима прекращения огня на всей территории Сирии. На Западе эти планы были расценены как едва ли не раздел Сирии на зоны влияния между Россией, Турцией и Ираном. Впрочем, говорить об этом, как минимум, преждевременно, поскольку значительная часть Сирии по-прежнему контролируется формированиями, в той или иной степени поддерживаемыми Вашингтоном и западными союзниками. А значит, урегулирование конфликта вряд ли возможно без учета их позиций и интересов. Впрочем, сами эти позиции будут во многом зависеть от действий новой американской администрации, а также от исхода выборов во Франции и Германии, которые могут существенно изменить политический расклад в западном мире.

shimoff@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости