Тренд нашей эпохи — межотраслевая конкуренция на рынке труда

Синие воротнички станут белыми

Мир нынче неопределенный и переменчивый. Экономика гибко научилась перестраивать бизнес-процессы буквально на ходу, худо-бедно поспевая за новыми реалиями. И ключевым фактором в перманентных трансформациях становится наличие трудовых ресурсов. Причем не только с точки зрения количественной, но и качественной, чтобы квалификация кадров соответствовала запросам работодателей, которые весьма стремительно меняются вслед за рынком. Все чаще приходится слышать о кадровом голоде, мешающем наращивать объемы производства. Правда, если посмотреть более пристально, а имеется ли дефицит? По крайней мере, системный, а не в моменте. Ситуация не самая однозначная. 

acs365.co.uk

В этом году чуть ли не впервые в новейшей истории Беларуси число работников в промышленности выросло. Предыдущие два десятилетия списочный состав постоянно сокращался. Менялась только динамика. А тренд оставался «на понижение». Сейчас произошел разворот. И может показаться, что сегодня индустриальный сектор способен поглотить бесконечное количество трудовых ресурсов. Благо спрос на широкий спектр продукции превышает предложение. Не только в Беларуси, но и в России. 

Однако не все так просто, как кажется. Во-первых, промышленности не хватает не просто кадров, а квалифицированных кадров. И не только инженерных специальностей, но в значительной степени ощущается отсутствие специалистов с акцентом на IT-технологии и электроники. В конечном итоге все современные производственные системы выстраиваются на различных принципах автоматизации. В моменте есть нехватка и станочников-универсальщиков. Просто сейчас рынок дефицитный. И некоторые виды продукции, особенно стратегического назначения, готов поглотить почти в любых количествах и в широком ценовом диапазоне. Но даже если не исчезнут санкции, такой праздник спроса не будет продолжаться до бесконечности. И мы наблюдаем, как рынок насыщается. Недобор уже исчез во многих сегментах потребительских товаров. Если говорить про высокотехнологичную продукцию, временной лаг несколько длиннее, но равновесие все равно восстановится. 

Кадровая политика — одна из самых консервативных. И не оставляя без внимания временные флуктуации, необходимо ориентироваться на среднесрочные перспективы. А тренд очевиден: в силу некоей трансформации промышленности и других направлений деятельности все заметнее ощущается межотраслевая конкуренция. Другой вопрос, что в странах этот процесс обладает разными оттенками в зависимости от экономической модели, а также национальной и корпоративных традиций. 

В финансовой сфере IT-индустрия уже существенно потеснила классических банкиров и других их коллег по цеху. Высокотехнологичные компании предлагают десятки и сотни финансовых услуг, отбирая «кусок пирога» на рынке и маржинальность у традиционных игроков. Это уже реальность. Однако этот тренд для нас прошел не совсем заметно по одной простой причине: в США и в какой-то степени даже в России были в наличии мощные цифровые корпорации (тот же «Яндекс» многого стоит), которые могли бросить вызов традиционному банкингу. И обладали для этого необходимыми ресурсами как на формирование параллельных финансовых технологий, так и на их продвижение на рынке. В Беларуси был и остается мощный IT-сектор с точки зрения интеллектуального потенциала, но в корпоративном разрезе не было компаний, которые могли бы стать достойным конкурентом традиционным финансовым услугам. Поэтому в Беларуси драйвером цифровизации выступили как раз банки, сделав выводы из международных трендов. 

Аналогичная история на самом деле происходит и в других отраслях. Только динамика движения отличается. Очевидно, что все сферы деятельности — от медицины до промышленности и сельского хозяйства — должны быть технологичными, чтобы не потерять эффективность. Даже в автомобиле классической комплектации на электронные системы приходится уже до половины себестоимости. А в электрокарах эта доля еще выше. Современное технологическое оборудование все меньше требует участия человека, но все больше — кадров высокой квалификации для его наладки, ремонта, обслуживания. Не говоря уже про его проектирование и производство. Дрейф сельского хозяйства в сторону точного земледелия, автоматизации животноводства также все больше запрашивает специалистов в области цифровизации и электроники. 

Другой вопрос, по какой концепции будет развиваться меж­отраслевая конкуренция. Один из вариантов — кластерный тренд, когда ряд функций промышленность и другие отрасли отдают специализированным фирмам на аутсорсинг. И именно в этих компаниях концентрируется самый подготовленный и мотивированный персонал. Второй путь — сохранение наших корпоративных традиций и структуры, обеспечивающих полный цикл производства. В каждой концепции есть свои плюсы и минусы. Поэтому, видимо, сложится некий эклектический подход. 
Однако необходимо констатировать: для конкуренции на рынке труда всем отраслям важно продвигать высокотехнологичную тематику. Иначе кадры попросту к ним не пойдут. И создавать новые рабочие места, которые бы соответствовали представлениям новой реальности. Уже не актуально, пожалуй, делить персонал на синие и белые воротнички. В высокотехнологичной экономике все воротнички должны стать белыми.
И под них необходимо формировать и рабочие места: чистые, красивые, комфортные, чтобы на завод, в цех можно было ходить, грубо выражаясь, не в спецовке, а в цивильной одежде. По-другому у высокотехнологичных компаний выиграть конкуренцию за умы у традиционных отраслей навряд ли получится. 

volchkov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter