Синдром кукушки

Почему растет задолженность по возмещению расходов государства на содержание детей

10 лет назад вступил в силу Декрет № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Документом предписывалось, что, лишаясь прав самостоятельно воспитывать ребенка, нерадивые родители не избавляются от обязанности его содержать. Сегодня в Гродненской области состоят на учете около 2,5 тысячи так называемых обязанных лиц. Большинство из них трудоустроены, многие — принудительно. 70 процентов их зарплаты автоматически переводится на содержание детей. Но все эти отчисления компенсируют государству только половину средств, выделяемых для сирот при живых отцах и матерях. С 2007 года «родительская» задолженность в регионе выросла до 11,3 миллиона рублей. И с каждым годом она продолжает увеличиваться. С чем это связано, я выясняла на примере Слонимского района.

Старший инспектор инспекции по делам несовершеннолетних Слонимского РОВД Валерий Лава беседует с принудительно трудоустроенной матерью троих детей.

Со Светланой П. мы встретились на ее рабочем месте — полигоне ТБО Слонимского ЖКХ. Она уже 2 года лишена родительских прав. Двое младших детей — 10–летний Ильюша и 16–летний Андрей — воспитываются в опекунских семьях. Старшего, 18–летнего Колю, во взрослую жизнь отправляли также опекуны. Трудоустраивали Светлану принудительно. Это настолько шло вразрез с ее привычным укладом, что прогулы первое время были обычным явлением. В 2016 году Света даже отсидела 2 месяца в СИЗО за то, что не появлялась на работе более 10 раз за 3 месяца. Больше попадать за решетку моя собеседница не хочет, заступает на трудовую вахту регулярно. Исключение составляют те дни, когда к исполнению обязанностей ее не допускает инспектор по делам несовершеннолетних из–за явно нетрезвого состояния.

— Так что это не моя вина, что в тот день на работе не была. Все претензии к милиционеру — он меня не пустил, — резко обрывает разговор Светлана.

В процессе беседы становится понятно, что виноватых в сложившемся положении дел у нее много. И первые — покойные родители. Они уже не помогают платить за трехкомнатную квартиру, в которой Светлана живет. Сама она такую большую сумму осилить не может: нет образования, опыт работы — только уборщицей. Поэтому задолженность за «коммуналку» скопилась в сумме 1.500 рублей. Удобства у должницы уже давно все «обрезали». Живет без света, воды и газа.

На вопрос, собирается ли она что–либо предпринять, чтобы вернуть детей, Светлана удивленно округляет глаза: а куда их привести? В квартиру без удобств? А жить как? Ей самой зарплаты хватает только на гречку и... рис.

— Я их не заберу. У меня нормальные отношения с детьми. Мы общаемся, с Ильюшей вообще часто встречаемся, он хотел бы со мной жить, но я же вот в такой ситуации, — подводит она черту.

Кстати, чуть позже мы встретились с классной руководительницей Ильи, которая не смогла подтвердить слова его родной матери об их безоблачном общении. Педагог уверена, что мальчик уже давно ее не видел, а мамой привык называть сестру Светланы, которая его опекает. К ней у администрации школы нет никаких претензий, расставляет точки над «i» заместитель директора Слонимской средней школы № 4 Инна Мандрык:

— Мальчик растет в заботе. У него есть все необходимое. Существуют нюансы, из–за которых его собирались перевести в специализированную школу, но опекун заверила нас, что сможет подтянуть Илью до общего уровня.

Директор СШ № 4 г. Слонима Инна Борисевич и заместитель директора школы по воспитательной работе Инна Мандрык.

Заведующий сектором охраны детства отдела образования, спорта и туризма Слонимского райисполкома Ядвига Бута предполагает, что этот случай мог бы стать собирательным образом для большинства родителей, чьи дети нуждаются в государственной защите. Из 137 обязанных лиц в районе 75 процентов — те, кто злоупотребляет алкоголем. Образование базовое или среднее, без опыта работы по какой–нибудь специальности. Отсюда даже при наличии работы — рост задолженности по возмещению расходов государства на содержание детей.

Арифметика простая: в помощь опекунам и приемным семьям из бюджета выделяется 242 рубля на одного подопечного. В глубинке зарплата уборщицы или разнорабочего невысока — максимум три сотни. Отсюда надо вычесть 30 процентов, которые обязанные оставляют себе, и прибавить тот факт, что половина из них, например, в этом же Слонимском районе имеют по 2 ребенка и более.

— 10 человек находятся за границей, и от них нет никаких выплат. 27 человек — в местах лишения свободы. От них начисления поступают, но они мизерные. Сегодня в районе за счет родителей компенсируется только половина суммы, выделяемой государством на содержание детей из проблемных семей, — детализирует Ядвига Бута.

Если характеризовать ситуацию на Слонимщине, отбросив денежный вопрос, то сегодня она неоднозначная. С одной стороны, за последние полгода 12 детей были признаны нуждающимися в защите государства, а 24 ребенка смогли вернуться в семьи. С другой — 11 человек были лишены родительских прав — на 3 человека больше, чем в прошлом году. Отмечается еще одна негативная тенденция. Все больше родителей лишаются родительских прав повторно, в отношении совсем недавно родившихся малышей. Ядвига Бута оперирует конкретными данными:

— Вот и сейчас одна из наших «подопечных» беременна. Со своей старшей дочерью, живущей у опекунов в одном с ней селе, даже не здоровается. Ради ожидаемого ребенка сельхозпредприятие выделяет ей квартиру, потому что в то место и те условия, в которых будущая мама живет сейчас, малыша из роддома не принесешь. Что будет? Хотелось бы надеяться на лучшее. Однако тщательный анализ этой тенденции показывает, что многие обязанные готовы рожать новых детей, чтобы не работать.

По статистике, большая часть неблагополучных семей с детьми приходится на город. В деревнях их меньше. Правда, там и молодежи негусто. В защите государства нуждаются дети, чьи родители росли в любви и заботе, и те, чьи папы, мамы, дедушки, бабушки из поколения в поколения забывали о родительских обязанностях. Не существует универсальной формулы для того, чтобы однозначно определить, когда, где и почему сиротой при живых родителях станет еще один ребенок. Задача государства — не оставить его в опасности, раз уж больше некому об этом позаботиться. Но и разрешить горе–родителям, лишенным права самостоятельно воспитывать своего малыша, просто выбросить его из своей жизни как ненужную вещь — тоже не дело.

КОМПЕТЕНТНО

Андрей Автух, старший инспектор по особым поручениям управления охраны правопорядка и профилактики УВД Гродненского облисполкома:

— Лишение родительских прав — это процесс не одной недели или месяца. За семьей наблюдают годы. Сначала определяется: находится ли семья в социально опасном положении. Если да — то в какой степени. В случае когда ребенок подвергается опасности по какой–то причине, родителям предлагают исправиться, ведется работа. Если родители игнорируют все замечания, комиссия по делам несовершеннолетних на основании доказательной базы признает ребенка нуждающимся в государственной защите и изымает его из семьи на полгода. Обращаю ваше внимание: родители на этом этапе не лишаются прав. И только когда за эти полгода ничего не меняется в лучшую сторону, идет речь о кардинальной мере.

czcz@onet.eu

Фото автора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости