Сильные женщины из голландской глубинки

Чем фермерши пытаются поднять имидж сельского труда и что заставляет их без устали и без помощи трудиться на своем наделе?..

Какова «формула успеха» семейных фермерских хозяйств Нидерландов

Чем фермерши пытаются поднять имидж сельского труда и что заставляет их без устали и без помощи трудиться на своем наделе?..

Часть 1.

«В идеале — создать позитивный имидж фермерши»

Ехать по голландской северной провинции Дренте (а всего провинций в Нидерландах 12, это административное деление территории, по типу наших областей) — одно удовольствие. Аккуратные дороги с обязательными разметочками, ухоженные пастбища, уютно обустроенные деревеньки (если вообще это слово применимо к малым сельским населенным пунктам Нидерландов). Всюду, куда ни бросишь взгляд, мирно пасущиеся то тут, то там овцы, весьма откормленные на вид, коровы, лошади. Плюс ветряки да мельницы — тоже известные голландские украшения пейзажа. Мои попутчицы, а точнее главные героини поездки, глядя в окно, тут же вспомнили о Беларуси, завидев в чистоте и опрятности определенное сходство с родиной.

В первый день учебной поездки наши сельчанки из Минского, Щучинского и Славгородского районов познакомились с кооперативной группой женщин — глав фермерских хозяйств — Каролин, Ивонн и Анетт. Они специально ради белорусок отменили свои дела и съехались в наш отель в одной из деревушек провинции.

Что за кооперативная группа такая? Как у них родилась идея объединиться и работать вместе?

— Друг с другом мы сотрудничаем почти 20 лет. Познакомились в 1993 году на крупной сельскохозяйственной выставке, их в Нидерландах в год проходит множество, — рассказала Анетт ван Луун, глава фермерского хозяйства, специализирующегося на выращивании голубики. — Мы там заметили, что все так или иначе делают женщины — организуют, продают. Неужели у нас в агробизнесе так не получится?

— Не секрет ведь, что в Европе сельский труд теряет свой престиж. Наша молодежь тоже, наверное, как и у вас, по большей части стремится в города, находит себе работу где угодно, только чтобы это не было связано с тяжким сельскохозяйственным трудом, — дополнила Каролин. — И мы своим примером — так изначально задумали свой кооперативный проект — хотим поднять имидж сельского труда. Надеемся, у нас это получается. Например, организуем экскурсии в наши хозяйства. Городские голландские дети порой не знают, откуда берется молоко. Показываем им коров, овец, лошадей. Что и говорить, дети с удовольствием приезжают на фермы в Брабанте.

Еще вместе они организуют ярмарки и участвуют в них, где презентуют и с успехом продают разнообразную продукцию с собственных «плантаций», и в сельскохозяйственных праздниках — благо они проводятся тут сплошь и рядом и у жителей глубинки пользуются неизменной популярностью: тут и весело, и провизию купить можно по сходной цене.

— В общем, продаем овощи и рекламируем себя, — улыбается Ивонн.

Каролин, Анетт и Ивонн — одни из богатейших женщин аграрной северной Голландии. Как так получилось? Исторически, по праву наследства. Дело в том, что купить в этой стране землю, что называется, с нуля, человеку со средними доходами невозможно.

— Очень-очень-очень дорогая земля! — сказали женщины чуть не в один голос.

45 тысяч евро за один гектар надела — деньги для рядового голландца немыслимые. Кредиты под такое дело взять почти нереально (хотя, справедливости ради, проценты под ссуды здесь — до 4,5 процента), особенно, если нет собственности под залог. Так что землевладельцы здесь — по преимуществу те, кто стал счастливым обладателем земли по наследству. Обычно речь идет о нескольких (минимум трех) поколениях, чьи деды и прадеды в свое время получили наделы на тех или иных основаниях либо приобрели самостоятельно. И, кстати, только сельский житель может стать фермером.

К семейному достоянию голландцы относятся с особым трепетом. И пусть наследницей оказалась представительница слабого пола, хрупкая и нежная на вид, она не откажется ни за что от полученного дара. Напротив, засучив рукава будет в поте лица, самолично, обрабатывать кусок земли, не думая о свободном времени и усилиях. Причем муж при ней будет... помощником. По крайней мере, Анетт, Ивонн и Каролин — как раз из их числа. И труд, достаточно тяжелый даже при всех современных технологиях, плюс семьи (у каждой — четверо детей!) вовсе не мешают оставаться представительницам кооперативной группы ухоженными, подтянутыми, привлекательными.

Мы смогли в этом убедиться уже на следующий день, когда совершили учебные экскурсии в их фермерские хозяйства.

Хозяйка птицефабрики

У Каролин ван Эрп, хозяйки фермы, которую та вместе с мужем купила в 1990 году, — 45 тысяч кур. С комфортом они проживают в новеньком, 2010 года постройки, курятнике, хотя в будущем, не исключено, птицам придется по требованию Евросоюза создать и вовсе «курортные» условия, чтобы, так сказать, не ущемлять их права. В помещениях все автоматизировано. Компьютер контролирует подачу корма, воды, электричества. Яйца из «курятника» в упаковочный мини-цех перемещаются с помощью транспортера — продукт хозяева собирают три раза в день.

— Мой рабочий день начинается в 6.15 утра и заканчивается ближе к вечеру, — начинает свой рассказ Каролин. — И так — семь дней в неделю. Мы не сетуем на судьбу. Это наш собственный выбор. Каникул практически нет. Мы, конечно, можем с мужем выбраться в отпуск, к морю. Но для этого потребуется нанять на время нашего отсутствия персонал, что в нашей стране — дорогое удовольствие.

Перебралась сюда Каролин вместе с мужем Нико 22 года назад из провинции Северный Брабант. Здесь появились на свет четверо детей — 18-летние девочки-близнецы, сын 15-ти лет и 13-летняя дочь.

— Бизнес мой — семейный, — поясняет Каролин. — Вот уже третье поколение в моем лице им занимается — мои дедушка и бабушка были фермерами. В Северном Брабанте продали землю и молочную ферму, а здесь купили только землю — правда, объемом поменьше, потому как в этой части Голландии она подороже будет. То есть продала 70 гектаров, а купила — 50.

Помимо кур, в хозяйстве 3 коровы, 10 овец, лошадь, собака. Имеется в собственности семьи и техника, которая помогает обрабатывать почву, ее иногда дают в помощь друзьям. Ван Эрпы занимаются еще и овощами, но далеко не в промышленных масштабах. Выращивают картофель, сахарную свеклу и кукурузу. Еще салат, который идет на экспорт, продается через аукционы. Есть на грядках помидоры, клубника, огурцы, цветная капуста, брокколи. Словом, ассортимент большой.

Все произведенное не только используют для семейных нужд, но и продают местной фабрике на переработку, а кукуруза еще идет и на корм для кур (его смешивают с минералами, чтобы рацион был полноценный). О каких-либо добавках в корм тут и не слышали. Нет, все только натуральное!

Как организована работа на маленькой голландской «птицефабрике»?

— В 8 утра начинается рабочий процесс — и до самой ночи. На каждое яйцо на специальном оборудовании наносится номер, указывается сорт. Один раз в неделю наш покупатель оплачивает поставки.

Несушка прибывает в курятник 18-ти недель от роду — у семьи Каролин есть договоренность с местным предприятием, которое поставляет кур именно такого возраста и конкретной породы — ломанн браун-лайт, самой, надо сказать, востребованной породы коричневых кур-несушек в Нидерландах. Пьют и едят птицы, причем вдоволь, четыре раза в день. Через 14 месяцев несушки, выработав свой «ресурс», отправляются к мяснику. Кстати, по словам хозяйки, первое время, как приехали в Дренте, они с мужем выращивали цыплят исключительно на мясо. Ну а в 2004 году полностью переключились на производство яиц, что оказалось намного прибыльнее. Ведь куры ломанн браун-лайт показывают самую высокую продуктивность (производительность — 95 процентов). Каждая из них дает по 6 яиц в неделю. В целом выходит по 40 тысяч яиц в день, 280 тысяч — в неделю.

— А что ветврач? — поинтересовались наши женщины.

— У нас есть договоренность с местным ветеринарным врачом (предприятие по доставке кур дает нам возможность пользоваться его услугами бесплатно). Но прибегаем к его участию нечасто. Курам дают витамины и минералы, их здоровье постоянно контролируется.

— Столько сил у нас отнимает этот контроль! — вздыхает Каролин. — Один раз в год мы с мужем на полдня удаляемся от повседневных дел и с головой погружаемся в бумаги. Очень много усилий уходит, чтобы их держать в порядке. Но этого требуют от нас контролирующие органы. Деваться некуда…

— По каким ценам отпускаете яйца? — спросили белоруски.

— 50 процентов продукции — по фиксированной цене, а другие 50 процентов — по рыночной. Наше государство вообще не вникает в этот процесс. Обычно за яйцами приезжают и забирают их два раза в неделю посредники. Но продаем и с улицы — недалеко от фермы стоит вагончик, люди сами подходят, бросают монетки (десяток яиц — один евро 20 центов) и берут себе столько продукции, сколько нужно (так у голландцев-фермеров, впрочем, принято продавать и сыр, и ягоды, и овощи. — Авт.). Ну а мы, в свою очередь, 4—5 раз в день забираем выручку.

Каролин и семья все делают своими руками. Только в случае особой необходимости прибегают к посторонним рабочим рукам. Например, Каролин две трети забот берет на себя, а одну треть — муж.

— Я сама выросла на ферме, — поясняет она. — И потому сельский труд меня совсем не страшит. Мы приучены к нему с самых малых лет. И это — совсем другое, нежели я бы этим стала заниматься, скажем, будучи изначально городским человеком.

Дети семьи ван Эрп еще не определились, хотели бы посвятить жизнь ферме или нет. Они, конечно, помогают родителям, если у них есть время.

— Сын говорит, что дело наше хотел бы перенять, но он еще мал. Пока ему только нравится кататься на нашем тракторе, — смеется Каролин. — Может, со временем он почувствует тягу к нашему семейному делу. Но у меня полной уверенности в этом нет. Сейчас другое поколение молодежи растет, не то что прежде.

Что помогает Каролин оставаться весьма привлекательной женщиной в свои «бальзаковские» годы, полюбопытствовали белоруски на прощание? Секреты просты, объяснила голландская фермерша. Весь день проводит на свежем воздухе. Всегда чем-то занята. Плюс два раза в неделю посещает спортзал (занимается силовым спортом). Есть еще в их деревне инфракрасная сауна — обязательно ходит и туда, тоже два раза в неделю. Но главный секрет молодости и красоты, признается, — физический труд с 8 утра до 11 вечера...

Справка «БН»

В Нидерландах сельское хозяйство — значимый сектор экономики. Однако в данной сфере занят очень маленький процент населения — всего 3. Примерно пятьдесят тысяч фермерских хозяйств кормят всю страну. До 80 процентов экспорта сельхозпродукции Нидерландов потребляют страны Евросоюза. В структуре аграрного экспорта преобладают овощи и цветы, а также продукты молочного животноводства.

По темпам роста объема сельскохозяйственного производства Нидерланды занимают первое место среди развитых стран Европы. На гектар сельхозугодий производится продукции в стоимостном выражении в три раза больше, чем в среднем по странам ЕС.

На земли сельскохозяйственного назначения приходится около 65 процентов территории страны. Около 27 процентов из них занято пахотными землями, 32 процента — пастбищами и 9 процентов — лесами.

К слову, в Нидерландах очень тщательно ухаживают за почвой — страна находится на одном из первых мест по использованию минеральных удобрений. Растениеводство представлено в основном выращиванием цветов, картофеля, сахарной свеклы и зерновых культур. Важная статья экспорта — парниковые и консервированные овощи высокого качества.

Страна находится на пятом месте в Европе по производству масла и на четвертом — по производству сыра. Особо развито здесь пастбищное животноводство.

На снимках: Каролин ван ЭРП; участницы учебной поездки  в Нидерланды — представительницы общественного объединения «Сельчанка» —  на одном из объектов мини-птицефабрики Каролин ван ЭРП.

Анжелика МИЛЬТО, «БН»

Фото автора

(Продолжение следует.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?