Алексей Ничипор собирается в Токио, но ждет Лос-Анджелеса

Сила – в метрах

Как белорусский толкатель ядра собирается бросить вызов мировым лидерам.

В эти дни в Токио должна была стартовать легкоатлетическая программа Олимпиады. Вместо нее с сегодняшнего дня на стадионе «Динамо» начинается основная программа чемпионата Беларуси, который организаторы специально подстроили под олимпийские сроки. Оценить готовность спортсменов. Прикинуть перспективы. Понять, для кого из ребят и девчат дополнительный год подготовки (Игры перенесены на 2021-й) станет шансом оказаться среди участников Олимпиады. Таковых в составе молодой белорусской команды немало. Алексей Ничипор — один из таких козырей в рукаве. Два года назад этот тогда еще едва вышедший из юниорского возраста толкатель ядра показывал результаты мирового уровня. Потом словно отрезало. Выиграв накануне прошедшие у Дворца спорта соревнования толкателей, Ничипор заверил: он вернулся и всерьез рассчитывает на олимпийские медали.


— Ты ведь уже соревновался в городском режиме: на минувшем чемпионате Европы квалификация у толкателей ядра проходила в центре Берлина. Но сам чемпионат для тебя не задался…

— Даже не представлял, что в Беларуси когда-нибудь увижу такое же шоу. Немного непривычно. И тогда, в Берлине, и сейчас. Музыка по ушам лупит, но в целом настрой классный. Заводит! Да и людей привлекает. Толкание ядра ведь не такой доступный вид, как бег. К марафону каждый может подготовиться, а вот поди ядро во дворе потолкай… Во время же таких соревнований зрители хоть в руках его могут подержать. Это продвигает спорт!

— Что важнее для популярности легкой атлетики: крутые результаты или яркая обертка?

— В современном мире без рекламы и раскрутки никуда. Каким бы ни был результат. Но и без хороших выступлений ничего не выйдет. На чемпионате Беларуси  показал хороший результат: 20,42 — это всего на 10 сантиметров ближе личного рекорда. Но на мировом уровне эти метры не очень впечатляют. Например, чтобы выиграть чемпионат мира, мне нужно еще как минимум метра 2—2,5 добавлять.

— Это реально?

— Прямо сейчас чувствую, что готов толкать за 21 метр. Почему не сделал это? Не хватило соревнований. У толкателей есть такое понятие «нужно растолкаться», то есть пройти несколько турниров, на каждом постепенно улучшая результат. А в этом году сезона-то, считай, и нет. Для меня чемпионат Беларуси — третий старт нынешним летом, а к личному рекорду обычно подбираюсь на пятых-шестых соревнованиях. Два года назад, когда впервые толкнул на 20,52, я провел около 20 стартов и в Беларуси, и в Европе.

— После того сезона тебе прочили взлет, а ты словно сдулся. Что случилось?

— Можно решить, что потерял мотивацию, но это не совсем так. Я бы скорее назвал это психологическими проблемами. Появилась, как говорится, «абыякавасць да жыцця». Ну или, если угодно, поймал звезду. Решил, что теперь-то уже все могу и не сегодня завтра стану чемпионом. Начал подгуливать.

— Это как?

— Мог забить на тренировки. Просто не пойти. Пивко пил, гулял… Не хочется всего рассказывать. Два года меня так бросало: то есть вдохновение и я работаю, то опять гулянки начинаются. Как только тренер меня не бросил?

— Кто-то же должен был тебя встряхнуть? Прийти и обложить, например, по матушке, чтобы как ошпаренный в сектор побежал…

— Мой тренер, кстати, никогда не ругается матом, хотя порой и заслуживаю. Виктор Пензиков — интеллигент и очень авторитетный специалист. Просто был рядом. Ждал, когда образумлюсь. Родители и младший брат тоже терпели. Недавно познакомился с нашим психологом Татьяной Бутько. С ней общаюсь не очень часто, но сразу почувствовал ментальную связь. Оказывается, психологи реально помогают! Но решающую роль сыграл все же тренер. На каком-то этапе стало безумно стыдно. Понял, что своим поведением подвожу и его, и всех, кто в меня верил. Да и молодым ребятам-соперникам спасибо — они то и дело меня неплохо встряхивали, когда обыгрывали на соревнованиях. Я-то думал, что этих пацанов на одной ноге могу победить, а потом раз — и уже не первый. Я импульсивный, а такой щелчок по самолюбию неплохо приводит в чувство.

— А сравнение с мировыми лидерами тебя мотивирует или, наоборот, заставляет опустить руки? Лидеры-то к 23 метрам подбираются, а твой личный рекорд — 20,52 — даже в Европе лишь место в третьем десятке.

— Я бы даже сказал, в четвертом. Чтобы в Европе котироваться, нужно толкать на метр дальше. Первые три места на чемпионате мира в Катаре: Джо Ковач — 22,91, Райан Крузер и Томас Уолш — по 22,9! Но при этом не считаю эти результаты какими-то нереа­льными. Это техника, сила духа и профессиональный подход к делу — от питания до расписания дня. Кажется, что добавить метр-два — это космос. Но я четко понимаю, что даже сейчас, чтобы толк­нуть на олимпийский норматив 21,1, мне не хватает двух-трех стартов.

— Уверен: из десяти опрошенных восемь сказали бы, что американские «боровички» точно принимают какие-то волшебные снадобья…

— К запрещенным препаратам у меня отношение однозначное. С одной стороны, никого за руку не ловил и допускаю, что кто-то может играть нечестно. Но я далек от мысли, что в этом секрет результатов американских спортсменов. Наш метатель молота Глеб Дударев учится в американском университете. Мы много общаемся, в том числе и о том, как там строится подготовка спортсменов. В США все организовано и спланировано до мелочей. Глеб приходит в зал, и там уже готово спортивное питание — протеин, аминокислоты. Перед тренировкой он выпивает качественный, без каких-то запрещенных примесей гейнер, после тренировки — протеин. Плюс питание: можно есть много и именно те продукты, которые нужны спортсмену. А сейчас очень удобно стало свои недоработки спихивать на допинг: это не я недорабатываю, а они там что-то принимают.

— Попасть на Олимпиаду — твоя цель?

— Не сомневаюсь, что попаду туда. В августе должны состояться соревнования на призы Михаила Желобовского. Там рассчитываю выполнить норматив. Он пока засчитан не будет: квалификация возобновляется лишь с декабря, но мне важно чувствовать, что способен. Зимой хочу побить рекорд страны, который принадлежит Андрею Михневичу. Что касается самих Игр, то выиграть Олимпиаду для меня — не мечта, а задача. Но мои Игры — это не Токио, а скорее Лос-Анджелес.

— После Токио — Игры в Париже…

— Я объективно оцениваю свои возможности и перспективы. Сейчас способен попадать на Игры. В Париже-2024, возможно, буду способен побороться с лидерами. Но именно к Лос-Анджелесу-2028 должен выйти на пик своей формы и карьеры. Теперь-то я уже точно контролирую свою жизнь и знаю, к чему иду.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ