Белорусские Силы спецопераций, преемники советских ВДВ, празднуют 90-летие

Штурмовое предупреждение

Марш-броски, стрельбы, рукопашный бой и, конечно, прыжки с парашютом. Все это атрибутика сил специальных операций, элитных войск, задача которых — борьба с диверсантами противника. Голубой берет и тельняшка априори ассоциируются с силой, мужеством, отвагой. А еще это умные тактика и стратегия, способные противостоять вызовам XXI века. Раз в год бойцы крылатой пехоты демонстрируют широкой публике свои навыки. По традиции — в день ВДВ, приглашая в соединения на день открытых дверей.

Если раньше показательные выступления больше носили театральный характер, то в последние 10-летия им стараются придать максимальную реалистичность. То есть все то, что увидят зрители, — обычная боевая подготовка, цель которой сохранить мир и спокойствие в стране.

Накануне 2 августа корреспондент «НГ» заглянул в 38-ю гвардейскую десантно-штурмовую бригаду, которая дислоцируется в Бресте, чтобы оценить всю мощь армейского спецназа.


С высоты на глубину

Ездим, плаваем, летаем. Так коротко можно охарактеризовать то, чем занимаются десантники. Боевая техника наматывает километры полигонных дорог, бороздит водные преграды, в небе кружат вертолеты и самолеты, из которых парашютируется десант. Если раньше, в советские времена, голубые береты были частью наступательной концепции, то есть в случае войны планировалась их массовая заброска в тыл противника, то теперь они занимаются обороной. Беларусь ни на кого не нападает, но в случае угрозы дает решительный отпор. И не случайно: большинство легенд учений сил спецопераций начинается с того, что на территорию страны проникли вражеские диверсанты.

Об этом, собственно, повествует и элемент показательных выступлений, которые пройдут в бригаде 2 августа — «боевой эпизод». Иду на тактическое поле бригады. Уникальный шанс сфотографировать технику на максимально близком расстоянии, ведь в день празднования в целях безопасности зрителей держат поодаль. Владислав Литвинов, командир взвода десантно-штурмового батальона, раскрывает сценарий:

— Диверсанты захватили участок дороги. Блокировали трассу. Для подавления противника выдвигаются бойцы нашего батальона и приданные к ним гранатометчики и минометчики.


Да-да! В бой идет даже артиллерия! Для тех, кто не в курсе: в десантной бригаде есть гаубицы. А еще подразделения противовоздушной обороны. На вооружении — зенитные установки, которые могут сбивать как воздушные цели, например, вертолеты противника, так и наземные. Помните художественные и документальные фильмы про Афганистан? Вот те самые зенитки «лупили» в горах огневые точки душманов. Михаил Терещенко, командир взвода зенитно-ракетной артиллерийской батареи, рассказывает о специфике десантного ПВО:

— Зенитная установка предназначена для поражения летательных аппаратов, надвигающихся на территорию воинской части, на малых высотах: вертолеты, самолеты. Все, что летает на высоте до двух километров. Можно поражать и живую силу противника.

А вот гвардии рядовой Иван Портной — десантный артиллерист. Как раз в эти минуты разворачивает гаубицу. Прежде чем бойцы бросятся, как поется в песне, с неба на землю и — в бой, нужно выбить основные силы противника. И вот здесь без артиллерии никак. В ­38-й бригаде свой артдивизион. На показательных выступлениях артобстрел, разумеется, будет сымитирован. В боевой ситуации, говорит командир взвода одной из батарей гаубичного дивизиона бригады Евгений Сивый, все будет намного жарче:

— Никакая пехота не полезет в ­самое пекло до нашей стрельбы. Сначала мы должны провести огневые налеты. Наша батарея придана батальонам и выезжает сразу же вместе с ними по тревоге.


Элита в ударе

Служба в десантной артиллерии сложна вдвойне. Ведь, несмотря на специфику, никто не отменял тот же рукопашный бой, полигоны, стрельбы из автомата и, конечно, воздушно-десантную подготовку. Иван Портной уже прошел науку прыжков с парашютом. Первый прыжок, как известно, самый волнительный. За спиной, по сути, тряпка, сложенная в вещмешок. А под ногами перед выходом в небо — словно карта google. Вот только сидишь не за компьютером, а в ­вертолете.

Впрочем, и здесь не все так просто. Парашют — не рюкзак. Легко на плечи не накинешь, а без предварительных тренировок в небо не шагнешь. Предпрыжковая подготовка — целая наука. Занятия проходят на воздушно-десантном комплексе. С виду напоминает парк аттракционов. Только предназначения, говорит Евгений Балабков, командир взвода десантного батальона, который как раз привел бойцов на занятие, у этих «каруселей» специфические:

— Вот здесь бойцы отрабатывают свои действия в воздухе: как избежать схождения друг с другом, когда дернуть кольцо, чтобы открылся парашют. Вот макет вертолета, где учатся правильной посадке внутри машины. А далее — еще один тренажер. Здесь готовятся правильно приземляться…

Далеко не каждый легко выдержит тридцатиградусную жару в шлеме, униформе и муляжах парашютов: основного за спиной и запасного спереди. При этом бойцы не прохлаждаются в тени. И это солидная физнагрузка под палящим солнцем. Впрочем, солдат на то и солдат, чтобы стойко переносить все тяготы и лишения армейской ­службы.

Вернемся к театру боевых действий. Противник уже понес основные потери. Артиллерия разгромила вражеский лагерь, и в бой вступают бойцы десантного батальона, ведь, как известно, полного разгрома неприятеля быть не может, пока солдатский сапог не ступит на ­захваченную им территорию. Виталий Бондарь, рядовой десантно-штурмового батальона, подтверждает: все то, что я вижу сейчас, бойцы в течение всей службы отрабатывают как в бригаде, так и на полевых выходах:

— За девять месяцев — два полевых выхода. Больше всего запомнились огневые стрельбы отделения. Чувствуется работа в команде. Один — за всех, и все — за одного. Исход учения зависит от каждого и в результате от одной команды. Незабываемая атмосфера.


Кстати, Виталий весит 80 килограммов. Но на учениях, если встанет на весы, цифра будет около 100. Примерно 20 кило — это автомат, снаряжение, амуниция. Так что без выносливости в элитных войсках делать нечего. Парень не скрывает: физо в десанте заметно совершенствуется. Как на турнике, так и на ринге.

Рукопашный бой, конечно, тоже в программе. На показательных выступлениях мобильный батальон продемонстрирует приемы без спарринга: в общем строю с оружием. А разведка соединения, элита в элите, выступит с огоньком. Full-контакт будет обеспечен. Уже сейчас на мини-полигоне бойцы активно разминаются. Заместитель командира роты Роман Бритун координирует действо:

— Покажем тактику: выдвижение штурмовых подгрупп, внезапную встречу с противником, отход и прикрытие штурмовой подгруппы. Потом уже — рукопашный бой.

Разумеется, будут традиционные битые бутылки об голову и другие трюки с классической «пирамидой», когда бойцы собираются в «гору» и размахивают флагами Беларуси и ССО. Интересный нюанс. Все это, продолжает Роман Бритун, проходит без отрыва от боевой подготовки:

— Ребята работают на энтузиазме в личное время. По сути, мы показываем все, что может пригодиться десантнику в обычном ближнем бою: ударную технику, болевые приемы, броски. Плюс — моральная и физическая выносливость. Вы это увидите, когда солдат ляжет на битое стекло.

Треть срока службы солдаты разведки проводят на полигоне. И задачи у них специфические: засады, налеты на вражеские объекты или их поиск. Бойцы ССО тренировались даже тогда, когда страна боролась с коронавирусом. Защиту Родины можно сравнить с бесперебойным круглосуточным производством, которое нельзя останавливать ни на минуту ни при каких обстоятельствах. Продукция есть, но она нематериальна, а потому бесценна. Называется «национальная безопасность».


От 178 и выше

Гости бригады на нынешнем празднике увидят и плац-парад от роты почетного караула (РПК). Есть в Бресте и такая фишка. Ее создали еще в августе 2002 года на базе одной из батальонных рот. Без РПК сегодня не обходится ни одно торжество, связанное с памятными датами, военными мероприятиями, будь то возложение венков в Брестской крепости или встреча делегаций. Даже на городских и районных праздниках вытянутые парни производят фурор.

Не все знают, что рота эта нештатная. То есть ее бойцы наравне с другими гвардейцами 38-й бригады прыгают с парашютом, выходят на полигоны, по плану занимаются боевой подготовкой и готовы так же, как и другие подразделения, выполнить боевую задачу. Кстати, в десантную роту почетного караула попасть может не каждый. Критерии отбора: рост — 178—190 см, стройное телосложение, соответствие веса росту. Как и в других элитных подразделениях, проблем с общей физической подготовкой быть не должно. Большинство солдат здесь спортсмены, имеющие разряд.

— Майя, ко мне! — слышу клич и оборачиваюсь, замечая еще одну площадку. Здесь тренируются… кинологи. Четвероногие друзья, оказывается, уже давно служат в крылатой гвардии. Причем в штате и по предназначению, а не в качестве ротного талисмана. Майя — сапер. И одна из друзей сержанта Артема Полищука, инструктора разыскной собаки, который, несмотря на гражданскую строительную специальность, настолько прикипел к ней, что решил остаться в бригаде:

— Пошел в кинологи со срочки. Остался на контракт. Езжу сюда на службу из Жабинки. Моя Майя, в случае чего, будет первой осматривать территорию на взрывчатые вещества. Тренируем теннисными мячиками, обмазанными тротилом. А разыскные могут ловить диверсанта по следу — 10—15 кило­метров.

Репетиции в стиле экшен продолжаются. Накануне 2 августа будет генеральная. И это лишь те подразделения, которые будут на виду. Но сколько остается в тени. Взять хотя бы батальон связи — важнейшая составляющая соединения. Служба тыла, юристы, кадры, управление. Все это профессионалы своего дела. И все вместе они действительно готовы дать отпор даже очень подготовленному противнику. Но пусть это будет только на учениях.


Гвардия — вперед!

Соединения и воинские части сил специальных операций находятся в постоянной готовности к своевременному применению как в мирное, так и в военное время. Они могут выполнять задачи самостоятельно или во взаимодействии с соединениями и воинскими частями Вооруженных Сил, внутренних войск и органами внутренних дел, Государственного пограничного комитета, вновь формируемыми оперативными отрядами КГБ.

ССО выросли из ВДВ СССР. После его распада на нашей территории размещались 103-я воздушно-десантная дивизия, 38-я десантно-штурмовая бригада и 5-я отдельная бригада специального назначения, которые вошли в состав Вооруженных Сил независимой республики. Перед военным и политическим руководством страны стояла непростая задача сохранения этих соединений и переосмысление задач, которые им целесообразно выполнять. Это было продиктовано провозглашением Республикой Беларусь Военной доктрины, носящей сугубо оборонительный характер. Реформирование Вооруженных Сил страны, последовавшее за этим, не обошло стороной воздушно-десантные соединения. В результате они были переформированы в отдельные мобильные бригады, а на их базе созданы мобильные силы.

Шло время. Армия реформировалась. В начале 2004 года в связи с дальнейшим повышением роли сил специальных операций в современных вой­нах было создано управление сил специальных операций Генерального штаба Вооруженных Сил, осуществлены кардинальные изменения организационно-штатной структуры мобильных соединений и частей. 1 августа 2007 года на базе управления было создано командование сил специальных операций Вооруженных Сил. В настоящее время у военного руководства государства сложилась стройная система взглядов на ведение специальных действий и применение сил специальных операций Вооруженных Сил. О дне сегодняшнем рассказывает командующий ССО Вадим Денисенко:

— Сейчас, в мирное время, не получая ресурс, мы готовы работать через три часа от получения команды. Если исходить из контртеррористической операции, то это, естественно, поддержание конституционного порядка и оказание помощи МВД, ГПК, выполняя совместные задачи. Для этого вся система подготовки выстроена в полном объеме, и мы в этом плане работаем тесно с ними. С начала угрожаемого периода, начала боевых действий основной задачей для ССО является ведение контрдиверсионных действий. Это борьба на своей территории с диверсионно-разведывательными группами — наверное, самая сложная из задач, которые стоят. Поэтому когда солдат приходит сюда, мы готовим его к тому, чтобы через полтора года он был способен в составе мелких подразделений выполнять такие задачи на любой местности.

mityakov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр МИТЮКОВ