Штраф

Мария вскочила на подножку троллейбуса, прошла в глубь салона...

Мария вскочила на подножку троллейбуса, прошла в глубь салона и села на свободное место. Понедельник — день тяжелый, хотя в душе еще оставался привкус удачно проведенных выходных, а мышцы приятно ныли от непривычной нагрузки: в кои-то веки удалось выбраться с друзьями за город, покататься на лыжах и сноуборде, поиграть в снежки, и Маша наконец-то по-настоящему расслабилась, забыв на время о работе, бесконечных больничных и выписке рецептов.

Приятные воспоминания были прерваны вторжением троих контролеров: женщины и двух мужчин. Троица шла по салону, проверяя проездные и талончики. Вот и первый «заяц» — высокий рыжий парень в наушниках, похоже, студент...

Женщина-контролер приблизилась к Марии. Девушка не спеша достала проездной. «Какая бледная. И губы синюшные. Похоже, сердечница», — подумала Маша и протянула проездной.

— Девушка, у вас проездной на прошлый месяц, а сегодня уже первое число!

Мария вздрогнула и почувствовала, что краснеет. Самое обидное заключалось в том, что она никогда не ездила «зайцем». Вчера она забыла купить новый проездной. Просто забыла.

— Послушайте, я просто забыла купить проездной! — понимая, как глупо звучат ее слова, сказала Мария.

— Девушка, сейчас же платите штраф! — контролер повысила голос и одной рукой тяжело оперлась на спинку сиденья.

Понимая, что спорить бессмысленно, Маша открыла кошелек и достала деньги. Женщина нацарапала что-то в квитанции и протянула ее Марии. Зажав бумажку в руке, девушка вышла из троллейбуса и быстро пошла к «зебре». Контролеры вышли следом.

«Счастье еще, что никто с работы не видел этого позорища! – подумала Маша. — Вот бы сплетни пошли гулять! А они тоже хороши: матерого «зайца» от случайной безбилетницы отличить не могут!»

Девушка ускорила шаг. Ей хотелось поскорее оказаться на работе, окунуться в привычные дела и забыть о том, что случилось.

...Маша не помнила, когда она не хотела стать врачом: с самого детства ей хотелось помогать людям. И хотя в медуниверситет поступила только с четвертой попытки, но цели и мечте своей не изменила. Да, бывает тяжело. Приходится спешить к пациентам в любую погоду: и в проливной дождь, и в метель...

В квартирах Марию встречают по-разному. Случается, радушная хозяйка принесет ароматный чай с хрустящим домашним печеньем, пока она, подложив толстую книгу, прямо на коленях выписывает рецепты и больничный.

Однако хватает и скандалистов, которые откровенно хамят, выдумывают новые болячки и нагло требуют больничный...

Перейдя дорогу, Мария оглянулась в сторону остановки и замерла: женщина-контролер неподвижно лежала на тротуаре, яркая форменная куртка тревожно синела на белизне свежевыпавшего снега. Вокруг женщины растерянно топтались коллеги-контролеры и несколько случайных прохожих.

От неожиданности девушка на секунду застыла на краю тротуара, но уже в следующее мгновение она бежала обратно к остановке – на мигающий зеленый, под аккомпанемент гудящих машин.

Люди расступились, как по приказу. Молодым, гибким движением Маша опустилась на колени рядом с лежащей на снегу женщиной. Пальцы правой руки привычно легли на пульс, левая тем временем нашаривала в сумке таблетку валидола.

Пульс частил, а потом вдруг биение под ее пальцами замерло, и следующего удара девушке пришлось ждать очень долго.

«Сильная аритмия. Плохо дело», — подумала она.

Мария приподняла женщине голову, просунула в щель между зубами таблетку валидола и потянулась к мобильнику.

— С вами говорит врач, — как только сняли трубку, сказала она. — Срочно нужна «скорая». Женщина в тяжелом состоянии — сердце, сильная аритмия.

Переминаясь с ноги на ногу и пытаясь согреться, Мария следила, как носилки с больной внесли внутрь «скорой», и лишь когда машина тронулась с места, почти побежала к «зебре».

* * *

— Девушка, подождите! — в вечерних сумерках Марию нагоняла какая-то женщина. — Это вам. И спасибо.

Букет из девяти красных роз и тяжелый пакет перешли в руки Маши.

— Вы что же это, закоренелого «зайца» от случайной безбилетницы отличить не можете? — немного едко спросила Мария, узнав контролершу.

Дремавшая в ней обида все же прорвалась этими резковатыми словами.

— Все всегда говорят: я, мол, только сегодня без талончика, единственный раз, — отводя глаза, сказала женщина. — А вы всегда по первому взгляду верный диагноз ставите? — взглянув в лицо собеседнице, спросила она.

— Ну... почти, — примирительно усмехнулась Мария. — Как вы нашли меня?

— Здесь на всю округу только одна поликлиника, так что найти вас было несложно, — улыбнулась женщина. — Кто ищет, тот всегда найдет... Вы не торопитесь? — спросила контролерша.

Маша покачала головой.

— Тогда давайте немного пройдемся, — предложила женщина, указывая рукой в сторону небольшого сквера.

Мария кивнула. В самом деле, почему бы и нет.

Полурастаявший, пропитанный водой снег хлюпал под ногами. Кое-где уже виднелись проплешины оттаявшей земли. Заморосил мелкий, сливающийся в туман дождик.

— Уже весной пахнет. Как-никак начало марта, — глубоко втянув сырой свежий воздух, сказала девушка.

— Прошу, не держите зла! — с виноватой улыбкой вдруг сказала, останавливаясь, контролерша. — Работа нервная и довольно тяжелая, не всегда сразу поймешь, кто перед тобой...

— Да я и не злюсь! — усмехнулась Мария.

— Правда?

— Правда.

— Вот и хорошо!

Расстались они у выхода из сквера. Маша проводила женщину взглядом и поднесла розы к лицу. Легкий аромат щекотал ноздри, на алых лепестках блестели капли дождя, и на душе было легко.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...